Мнение редакции. Сколько стоит ружейная собака?

В объявлениях о продаже щенков породных ружейных собак можно встретить цену от рубля до 200 000.

Рынка взрослых ружейных собак нет, но если встречаются предложения, то они могут колебаться от рубля до тех же 200 000.

Бывают предложения о продаже, как щенков так и взрослых собак, и выше, но делаются они, как правило, под конкретного клиента и являются исключением.

Продаваемых породных ружейных собак по степени их готовности к работе условно можно поделить на:

– ненатасканных
– стартовавших (ищет птицу, пытается остановить ( легавые))
– натасканных и поставленных частично (ищет птицу системно, поддерживает контакт, стоит (легавая), не остановлена на взлёт и выстрел (легавая)
– финишированные (полностью натасканные и поставленные).

Последний вариант гарантированно можно получить в возрасте не ранее 3 лет.

Посчитать себестоимость каждого варианта не сложно, но поскольку затратный метод ценообразования тут не работает, то и смысла нет этим заниматься.

А вот посчитать издержки и оценить риски на натаску, постановку и поддержание в форме в случае приобретения одного из вариантов, думаю, было бы интересно. Ведь, например, ценность поставленной собаки сохраняется до тех пор, пока она находится в форме, поддержание которой занимает время и стоит денег. С ненатасканными, стартовавшими и частично поставленными ситуация такая же только сюда надо прибавить риски, что не натасканная окажется не натаскиваемой, а не поставленная – не ставящейся, то есть время и деньги будут потрачены впустую.

Итак, сколько стоит на аутсорте поддержание собаки в форме, натаска постановка.

Минимальная стоимость – 25 000 месяц при условии долгосрочного сотрудничества.
Минимальная стоимость правильного содержания на аутсорте без занятий – 15000 на условиях указанных выше.

Итого, чтобы к сезону собака была в форме, потребуется тратить на неё в год по самому минимуму 200-300 тысяч рублей.

Если приобретается собака не натасканная или стартовавшая, то вышеуказанные издержки будут нестись без возможности пользоваться собакой на охоте от года до двух лет с риском потратить эти деньги зря.

Да, можно таскать, ставить и поддерживать форму собаки самому, если у вас есть время, соответствующие оборудование, инфраструктура, транспорт, доступ в угодьях, где есть птица, 8-10 ну или хотя бы 4-6 месяцев в году.
Замечу, что все вышеперечисленное стоит немалых денег, время тоже стоит денег и ко всему этому прилагаться должны знания и умения, которых, при наличии всего вышеперечисленного, у кого-то, кто решил все делать сам, может не оказаться.

Другими словами, приобретая взрослую собаку или щенка дорого, вы должны четко понимать, что если у вас нет возможности или ресурсов обеспечить им должное содержание, то какие бы не были крови, как бы себя не показала стартовавшая или финишированная собака в поле при продаже, в лучшем случае ваше дорогое приобретение прекрасного происхождения с отличными природными охотничьими качествами будет ничем не отличаться от тысяч компаньонов, с которыми у нас ходят по полям и лесам и которым грош цена в базарный день что за их происхождение, что за охотничьи качества.

Качественная ружейная собака – это не только происхождение, не только отличные природные охотничьи качества, не только правильная натаска и постановка – это ещё правильное содержание, постоянный тренинг и грамотное использование, и если прекрасное происхождение, отличные природные качества и даже натасканную и поставленную собаку вы можете получить за рубль, то использовать это все за рубль у вас никак не получится.

Чуют ли собаки одна ДАЛЬШЕ другой?

Нет, собаки  чуют одна лучше другой, так будет правильнее сказать,  и по форме, и по содержанию. Причём, «лучше чуять» – это не значит обладать  более сильным обонянием, так как чутьё в охотничьем смысле не равно обоняние. Лучше чуять – это значит лучше находить дичь или след при помощи обоняния, к которому, если говорить о чутьё, прилагается ещё стремление и приученность искать конкретный запах, а также, и это важно, соответствующая  породе адекватная поведенческая реакция на обнаружение запаха и работу с ним.

Другими словами, собака может обладать исключительной обонятельной способностью,  но совершенно неудовлетворительным охотничьим чутьём.

Например, никто же не сомневается в том, что мясо охотничья и декоративная собака чуют примерно одинаково хорошо, при этом в поиске дичи декоративная собака оказывается если не бесчутой, то , при условии ее приученности к поиску запаха дичи, явно проигрывающей в нахождении дичи натасканной на эту дичь специализированной или породной охотничьей собаке.

В чем же дело? А дело как раз во врождённом стремлении породной охотничьей собаки  искать запах дичи или ее следа и во врожденной же породной  манере адекватной работы по этому запаху и с этим запахом..

Надо здесь указать, что адекватность  работы по запаху и с запахом зависит от степени и характера  развития основных  безусловно рефлекторных реакций, а также типологических свойств высшей нервной деятельности..

Из вышесказанного следует, что методика  оценки  «дальности чутья» легавой собаки через замер дальности причуивания дичи (даже вынося   за скобки влияние  погоды, рельефа, позиционирования собаки на местности и то, что в методике предлагается мерить от начала потяжки или стойки, если потяжки не было ) представляет собой отнюдь не оценку обонятельной способности собаки,  а, фактически, оценку  манеры  отработки запаха, при которой поощряется длинная прямолинейная работа по запаху дичи (далеко не факт, что дичи)  и дальняя стойка по ней.

Все бы ничего, но остаётся вопрос насколько такая манера отработки запаха для всех легавых породна, во всех случаях  оптимальна и, главное, адекватна.

Дело в том, что легавая на охоте решает задачу не только обнаружения дичи  и ее локализации, но ещё остановки дичи  и ее удержания в запавшем состоянии стойкой.

Далеко не всегда прямолинейный выход на птицу, поощряемый оценкой «дальности чутья», является оптимальным для блокирования птицы , а дальняя стойка – для ее длительного удержания.

В итоге, поощряя оценкой «дальности чутья» определённую манеру отработки запаха (длинно тянуть и далеко стоять), автоматически поощряется не всегда породная, оптимальная и адекватная манера отработки запаха.
Про то, что такая методика оценки обонятельной способности легавой собаки не даёт никакого представления о ее развитии, и говорить не приходится.

Лучше чует не та легавая, которая дальше становится или длиннее прямолинейно тянет прежде чем стать, а та, которая лучше находит, меньше ошибается в поиске и в отработке дичи.

Проект Правил испытаний легавых собак

Направлен на рассмотрение в профильную комиссию РКФ 
Национальными клубами пород бретонов и пойнтеров.

ПРАВИЛА ИСПЫТАНИЙ ЛЕГАВЫХ СОБАК

1. ЦЕЛЬ.

1.1. Определение способности испытываемой легавой собаки выполнять породную работу, необходимую для производства  охоты с ней, а также степени эффективности и эстетической привлекательности выполняемой работы в ходе испытания  с ее разбивкой  на следующие элементы для оценки: способность искать дичь (поиск), способность находить дичь (чутье), способность останавливать, удерживать и, если потребуется, дорабатывать дичь (потяжка, стойка, подводка), породный стиль и управляемость.

1.2. Популяризация охоты с легавой, а также методов натаски и дрессировки при подготовке легавой к охоте.

2. ОРГАНИЗАЦИЯ.

2.1. Испытания проводятся как в закрытое, так и в открытое для охоты время по согласованию с охотпользователем  и органами охотнадзора. Эти испытания представляют собой точный образ охоты с легавой собакой. Испытания могут проводиться как с отстрелом, так и без него с указанием об этом в получаемых сертификатах. Если состязания проводятся с отстрелом, то проверка способности находить и подавать битую дичь или подранка, как с суши, так и с воды, обязательна.

2.2. Испытания не проводятся:

  • при температуре воздуха выше + 30° С;
  • при отсутствии ветра – штиле;
  • при порывистом, а также сильном ветре;
  • при затяжном, а также сильном дожде;
  • при наличии снежного покрова;
  • до рассвета и после наступления сумерек

2.3. Судейство испытаний  проводится судейской комиссией, состоящей не менее чем из 3-х членов,  из которых один имеет открытую категорию ранга САСТ по данной дисциплине.  При разделении участников на группы, судейство может производиться одним судьей ранга САСТ по данной дисциплине.

2.4. Минимальное количество участников одного испытания (одной группы) – 6 номеров. Ограничение максимального количества регистрируемых собак может быть установлено организатором при условии, что о введении этого ограничения будет объявлено заранее. При этом ограничение общего количества участвующих собак не может быть меньше 12 номеров.

2.5. Участие в испытаниях может быть ограничено дипломами или званиями, полученными ранее, при условии, что о введении этого ограничения будет объявлено заранее.

2.6. Вопрос допуска  к испытаниям пустующих сук решается организационным комитетом. Пустующие суки выступают последними.

2.7. Испытания островных и континентальных легавых проводятся в разных категориях с возможностью присуждения в каждой категории звания САСТ и RCACT на испытаниях ранга САСТ. Участие в испытании может быть ограничено одной или несколькими породами при условии, что о введении этого ограничения будет объявлено заранее.

2.8. Если зарегистрировано более 12 собак, то собаки распределяются в группы по разным испытаниям. Количество участников в одной группе не может превышать 12 собак. При этом число участников испытаний не ограничено. Испытания должны пройти в один день.

2.9. Распределение собак по группам на испытаниях производится организаторами, очерёдность выступлений – по жребию. Номер по жребию соответствует порядковому номеру выступления.

2.10. Один участник может выставлять на одном испытании максимум 5 собак.

2.11. Собаки, принадлежащие одному участнику, могут выступать максимум в двух группах.

2.12. Ведущие с собаками должны присутствовать на перекличке, которая производится в месте сбора. В дальнейшем они должны быть постоянно доступны судьям, в противном случае их собаки могут быть дисквалифицированы.

2.13.  В конце выступления каждой собаки комиссия делает расценку в баллах. В конце испытания всех собак председатель судейской комиссии должен объявить и прокомментировать результаты, а также передать список выступивших собак с расценками и распределением их по занятым местам организаторам.

3. УГОДЬЯ.

3.1. Испытания проводятся на суше в обычных охотничьих угодьях, в которых производится охота с легавой собакой.

4. ДИЧЬ.

4.1. Испытания проводится по дичи, на которую обычно охотятся с легавыми. Допускается использования выпускной дичи, при условии, что ее выпуск не производился в день проведения испытания. На состязаниях ранга САСТ использование выпусконой птицы ограничено местами ее обитания либо регулярного выпуска. В положении  или  программе испытаний должно быть указано, по какой дичи, включая вид, они будут проводиться. В  получаемых сертификатах должно быть также указано, по какой дичи проходили испытания. Если на испытаниях по выпускной дичи будет сделана работа по дикой птице, то, в случае получения диплома этой собакой, в сертификате будет указана дичь выпускная. Спор или пропуск дичи, не указанной в положении, не влияет на диплом собаки. За толчок (самостоятельный подъем причуянной дичи)  любой дичи собака дисквалифицируется.

5. ВЫСТУПЛЕНИЕ.

5.1. Во время выступления ни собака, ни ведущий не должны иметь приспособлений для коррекции поведения. На испытаниях в лесу и сильно заросшей местности допускается использования бипера или ботала, но судьи должны убедиться, что бипер не совмещен с устройством  коррекции поведения. Запрещается использование ультразвукового свистка.

5.2. В случае нарушения ведущим установленного порядка или самовольного ухода с испытаний судейская комиссия вправе дисквалифицировать его собаку или собак возможности участия в проводимом мероприятии, а также ходатайствовать перед соответствующими руководящими органами вышестоящей организации о лишении ведущего права участвовать в испытаниях и состязаниях на срок до одного года.

5.3. Если ведущий с собакой опоздал к месту проведения состязаний, то судейская комиссия имеет право приступить к испытанию следующей по очереди собаки. Опоздавшая собака может выступить в конце всех выступлений, если иное не предусмотрено положением о состязаниях, которые проводятся по настоящим правилам испытаний.

5.4. На испытаниях собаки выступают в одиночных пусках.

5.5. На испытаниях собаки выступают на участках местности, на которых в этот день не испытывались и не натаскивались другие собаки.

5.6. Длительность первого тура составляет минимум 15 минут при условии, что собака не допускает дисквалифицирующую ошибку и удовлетворяет основным требованиям, перечисленных в п.п. 6.2.1 – 6.2.5.

5.7. Продолжительность последующих туров – на усмотрение судей. Судьи могут вызывать собак столько раз и испытывать их так долго, как они сочтут необходимым. Они также могут расценить собаку на диплом, если у нее была положительная работа,  или оставить ее без диплома  по  итогу выступления в первом туре.

5.8. В начале каждого тура и во время повторных вызовов собакам предоставляется льготная минута, в течение которой положительные работы засчитываются, а допущенные собакой ошибки, за исключением самостоятельного подъема причуянной дичи (толчок), не влекут за собой ее дисквалификацию.

5.9. В случае смены места, после взятия собаки на поводок, учет времени выступления приостанавливается и возобновляется после пуска собаки. В ходе повторного пуска собаки спор (подъем дичи без причуивания) или пропуск дичи на ветер на первой параллели (слева и справа) не считаются ошибками, однако толчок дичи во время перезапуска влечет за собой дисквалификацию собаки.

5.10. После объявления об окончании выступления положительная работа, а также ошибки не учитываются, за исключением случаев, когда ведущему не удается взять собаку на поводок.

5.11. На испытаниях без отстрела выстрел производится ведущим из стартового пистолета, по меньшей мере, во время одной положительной работы собаки в момент взлета птицы.

5.12. Испытания с отстрелом обслуживаются официальными стрелками, назначаемыми организаторами или охотпользователем. В ходе всего испытания стрелки находятся в распоряжении судей, следуя их указаниям.  Отстрел дичи производится во время одной положительной работы собаки.

5.13. После завершения подводки, если в ней была необходимость, на состязаниях без отстрела, либо завершения поиска и подачи битой дичи или подранка на состязаниях с отстрелом, либо после сигнала судьи об окончании выступления ведущий обязан взять собаку на поводок и подойти к председателю судейской комиссии.

5.14. В течение всего выступления собаки ее ведущий должен следовать указаниям судей.

6. СУДЕЙСТВО / РАСЦЕНКА.

6.1. На испытаниях расцениваются следующие элементы работы: поиск, нахождение дичи, работа по дичи, породный стиль, управляемость.

6.2. Основные требования.

6.2.1. Поиск дичи. Поиск должен быть ориентированным на ветер, активным, рациональным, систематичным, без пропусков,  повторений обыска и отвлечений на следы. По ширине и быстроте поиск должен соответствовать возможностям породы.  На открытом и чистом месте поиск должен производиться челноком без заворотов внутрь, с равным приблизительно захватом местности в обе стороны от линии хода ведущего. В местности пересеченной, недостаточно открытой поиск должен быть в большей степени избирательным, свидетельствующим о знании собаки мест, где можно найти дичь, без пропуска таких мест и без повторного обыскивания их. Поиск не должен регулироваться при помощи команд.

6.2.2. Нахождение дичи. Местность должна быть полностью обыскана, и все возможности найти и отработать пернатую дичь должны быть использованы. В случае одного спора (подъема дичи собакой без причуивания) /пропуска собака не может получить выше диплома второй степени.  За два спора/пропуска – не выше диплома третьей степени. За три спора/пропуска собака дисквалифицируется. Единственная стойка врасплох не позволяет собаке претендовать на диплом выше второй степени. Не следует путать стойку с ходу, которая присуща легавым, работающим без потяжек, со стойкой врасплох, когда встреча с запахом близкой птицы для собаки является неожиданностью.

6.2.3. Работа по дичи. Работа, как правило, начинается с потяжки, затем следует напряженная стойка и, если требуется, подводка по команде. В момент подъема дичи и производства выстрела собака должна остаться на месте. В случае отстрела птицы собака должна остаться на месте и при  падении битой дичи. После посыла на подачу собака должна  найти и подать битую дичь или подранка ведущему. Работа не считается завершенной, пока ведущий не возьмет собаку на поводок. Работа по пернатой дичи не засчитывается, если дичь не взлетает.

Если требуется подводка, собака должна подводить уверенно и легко впереди ведущего и только по его команде, удерживая дичь на чутье. Длинные подводки допускаются при условии, что они будут производиться напряженно, решительно и без задержек. За отказ от подводки собака дисквалифицируется, при условии, что дичь не находится в непосредственной близости от собаки так, что вести некуда.

Не следует путать подводку с самостоятельным продвижением собаки к дичи или за дичью до подхода ведущего, направленным на удержание ее на чутье.

6.2.4. Породный стиль. Ход в поиске, стойка, а также потяжка и подводка, если потребуются, должны производиться в манере, свойственной породе, испытываемой легавой собаки. В случае единственной лежачей стойки пойнтер и  континентальная легавая независимо от породы не могут претендовать на диплом выше «второй степени».

6.2.5. Управляемость. Собака в течении всего испытания должна находиться в контакте с ведущим, выполняя все его команды. За преследование пернатой дичи собака снимается, за преследование зверя, если собака возвращается на первый призыв ведущего и возобновляет поиск, – нет. Желательной является максимально возможная неподвижность при подъеме дичи и выстреле. Чтобы претендовать на звание CACТ , неподвижность должна быть абсолютной.

6.3. На испытаниях работа собак легавых пород расценивается по следующей шкале максимальных баллов:

6.4. Дипломы  присуждаются собакам при получении ими следующих минимальных баллов:

6.4.1. Чтобы претендовать на диплом соответствующей степени, собака должна за каждый  элемент работы получить балл не ниже минимального.   

6.5. Судьи, оценивая собак, основываются не на количестве положительных работ, а на их качестве. На испытаниях с отстрелом качество выполнения подачи не влияет на расценку. В случае ненахождения или отказа от подачи битой дичи или подранка, впоследствии найденной судьями, собака может претендовать только на диплом второй степени.

6.6. Для получения  диплома собака должна сделать, как минимум, одну положительную работу,  не совершить ни одной дисквалифицирующей ошибки и удовлетворить основным требованиям:  для диплома первой степени, как минимум,  на 80%, диплома второй степени  на 70%,  диплома третьей степени на 60%.

6.7.  Для получения  звания собака  должна не  совершить ни одной дисквалифицирующей ошибки  и удовлетворить всем основным требованиям на 100%.

6.8.  Если на испытаниях с отстрелом у собаки не было возможности подать дичь во время выступления, следует прибегнуть (лучше сразу после окончания ее выступления) к подаче свежебитой пернатой дичи, по которой производились испытания

  • всем собакам забрасывает свежебитую дичь один и тот же человек;
  • во время заброса дичи производится выстрел официально назначенным стрелком испытаний;
  • дичь должна упасть на расстоянии 7-10 метров от собаки;
  • собака не должна идти на подачу без разрешения судей;
  • ведущие и судьи не могут производить заброс птицы на подачу.

В случае отказа от подачи заброшенной свежебитой собака может претендовать только на диплом второй степени.

6.9.  На испытаниях с отстрелом собака должна быть  испытана на подачу с глубокой воды,  если она не была испытана на подачу с воды во время предшествующих настоящим официальных национальных или международных состязаний в течение текущего года с записью о прохождении водного теста в рабочей книжке или выдачей сертификата. Если претендующие на оценку собаки не были испытаны на подачу с глубокой воды по ходу испытания, то проводится испытание на подачу с глубокой воды без отстрела с использованием ранее битой дичи (утка). В случае отказа от подачи с воды собака не может получить диплом  выше второй степени.

6.10. На испытаниях на подачу с воды судьи должны следить за тем, чтобы все собаки находились в равных условиях:

  • для подачи используется свежебитая утка.
  • всем собакам забрасывает птицу один и тот же человек.
  • во время заброса дичи производится выстрел официально назначенным стрелком состязаний.
  • утка должна упасть на расстоянии 7-10 метров от берега (если заброс на подачу производится в реку, то утка забрасывается на достаточное расстояние против течения, чтобы она проплывала перед собакой).
  • собака не должна входить в воду без разрешения судей.
  • подход к воде должен быть отлогим.
  • подача производится в глубоком водоеме, чтобы собака смогла проплыть несколько метров.
  • в течение максимум одной минуты ведущий может исключительно словесно поощрять собаку войти в воду.
  • ведущие и судьи не могут производить заброс птицы на подачу

6.11. Достоинства.

  • Систематичный поиск
  • Постоянный контроль ветра в поиске
  • Быстрый, в одном темпе, не снижаемый к концу испытания ход в поиске, соответствующий породному стилю
  • Страсть и концентрация в поиске
  • Отсутствие пропусков и повторений обыска
  • Равноудаленный по сторонам от ведущего охват местности в поиске
  • Минимальное управление поиском со стороны ведущего без команд голосом или свистом
  • Целенаправленный обыск мест, где вероятность нахождения дичи высокая
  • Демонстрация высокой обонятельной способности, включая дальние прихватки, особенно, в сложных условиях для причуивания
  • Решительная прямолинейная потяжка, блокирующая птицу, выполненная в породном стиле
  • Напряженная, выразительна, твердая стойка в породном стиле
  • Отсутствие необходимости в подводке – дичь взлетает при подходе ведущего к собаке
  • Желание слушаться
  • Абсолютная неподвижность при взлете птицы, выстреле и падении дичи на испытаниях с отстрелом

6.12. Недостатки.

  • Пропуски и повторения обыска в поиске
  • Снижение темпа хода в течение испытания
  • Поиск вялый, бесстрастный
  • Ход в поиске не соответствующий породному стилю
  • Потеря концентрации на поиске в ходе испытания
  • Частое использование команд для регулирования поиска
  • Шумное управление
  • Механический поиск
  • Отвлечения на след
  • Неуверенная потяжка
  • Стойка не напряженная, не выразительная
  • Тужение на подводке
  • Отсутствие неподвижности при взлете птицы и выстреле

6.13. Дисквалифицирующие ошибки.

Будет дисквалифицирована (кроме пп. 5.4., 5.5.):

  • собака, которая проявляет агрессию,
  • собака, которая скулит или лает,
  • собака, которая не демонстрирует поиск (бежит, но не ищет),
  • собака, которая по истечении одной минуты не начинает искать,
  • собака, которая перемещается в поиске без системы,
  • собака, которая ищет в течение трех минут рысью или шагом, если рысь не является ее породным аллюром в поиске
  • собака, которая демонстрирует болезненное состояние,
  • собака, которая уходит вглубь, оставляя необысканными угодья по сторонам,
  • собака, которая выходит из повиновения ведущему, включая гоньбу,
  • собака, которая во время своего выступления толкает один раз дичь,
  • собака, которая игнорирует найденную дичь,
  • собака, которая оставляет стойку по дичи,
  • собака, которая бросается на дичь вместо подводки,
  • собака, которая трижды пропускает/спарывает пернатую дичь,
  • собака, которая делает в разных местах поля три твердые стойки, оказавшиеся пустыми, – собака, которая даже по команде не прекращает движение после подъема дичи и выстрела,
  • собака, которая делает  три работы по неохотничьим птичкам.
  • собака, которая боится выстрела,
  • собака, которая на состязаниях с отстрелом явно мнет дичь (мнущая хватка).

Обсудить статью

 

Бухгалтер, милый мой, бухгалтер…

Как нация, а правильнее сказать, целое соцветие народов и народностей, имевшая великую псовую охоту, великую охотничью традицию, великих гонцов и ловцов, если верить, конечно,  Льву Николаевичу (а как  ему не верить!) и другим классикам русский литературы, смогла  все это потерять (или променять?) и сегодня уныло бродить по болотам то ли с собаками, то ли с грустными осликами?!

Да – отмена  крепостного права, да – революции,  да – войны, но как можно было потом русскому человеку не увлечься скачкой пойнтера, пожирающего  поля, как когда-то его предки  увлекались скачкой русской псовой?

Как можно было не начать восторгаться  стойками в пыль, доминированием над жертвой птичьих хищников на службе человека, как предки восторгались нахальством и поимистостью борзых?!

Откуда у русского охотника появилась  эта страстишка мерить шагами «чутьишкО»,  ценить «вежливость» , «дауны» легавой и описывать   все это баллами, взятыми из  бухгалтерских  таблиц?!

Откуда эта любовь к бюргерским собакам, наконец?!

Что с нами случилось??

Мы дали себя захватить? Когда мы успели так измельчать, отупеть и обабиться?!

Почему  мы перестали за таблицами видеть собак? Может пора очнуться, русские охотники – вспомнить   свои  истинные традиции, а бухгалтерское дело оставить бухгалтерам?

Ведь раньше на нашей охоте не считали и ни с чем не считались  – рубль бежал, а тысяча  догоняла.

Великие пойнтера и сеттера не появляются там, где людишки меряют чутьишко, они появляются там, где люди меряются блеском своих собак.

Обсудить статью

Трайлер и плут

Охота с легавой собакой, помимо добычи дичи определенным способом, позволяет охотнику получить наслаждение от созерцания спектакля противостояния хищника и его жертвы. Но некоторым охотникам этого мало – им  надо иметь лучших актеров  в этом театре охоты.

Для того, чтобы первенство их четвероногих подопечных  было очевидным и признанным всеми, эти охотники придумали трайлы – сравнительные состязания подружейных собак в режиме реальной охоты по дикой птице, находящейся в естественной среде ее обитания. По имени этих состязаний такие охотники стали называться трайлерами.

И вот уже больше 150 лет трайлеры доказывают в поле превосходство своих охотничьих собак,  сравнивая их между собой в работе по назначению пород. За это время правила этих состязаний были доведены до совершенства, эволюционировали при их помощи и легавые собаки,  самых эффективных и стильных  среди которых сегодня также принято называть трайлерами.

Другими словами, трайлер сегодня звучит модно. Но чтобы быть трайлером, а не казаться,  мало иметь страсть и знания, надо иметь не кривые  руки или ресурсы, чтобы заплатить за руки правильные. Очевидно, что не у всех получится стать настоящим трайлером или получить трайлера – чего-то да не хватит.

Но в нынешнее время не обязательно быть, можно и казаться. Чтобы убедительнее казаться трайлером, надо употреблять в строку трайлерские термины, клички чемпионов, имена известных  ведущих.  Рядом с трайлами  и трайлерами хорошо бы еще постоять, а еще лучше попускать, чтобы иметь возможность в разговоре сослаться на свой якобы опыт и свое личное знакомство с кем-либо из «великих». Правда, рано или поздно рыжие кудри таких «трайлеров», а, проще говоря, плутов, примелькиваются и их начинают бить.

Плут поумнее к трайлерам не полезет  – он сидит в своих комментах и блогах, рассказывает  байки про своих самых охотничьих собак в доказательство постя видосики и натюрмортики, поучая сладких, а с иных и получая, не забывая при этом рассказывать, что трайлы – это не охота, а трайлеры – не охотники.

Непосвященному отличить трайлера от  плута проще простого – у трайлера есть или была лучшая легавая со слов зрителей, а у плута – легавая лучшая с его собственных слов.

Обсудить статью

Российский филд трайл под европейскими санкциями

На экстренном заседании ФЦИ 27 февраля 2022 года на территории России РКФ было запрещено проведение любых мероприятий с присвоением титулов ФЦИ, включая САСIТ. ( http://www.fci.be/fr/Invasion-of-Ukraine-by-the-armed-forces-of-the-Russian-Federation-3667.html ).

Российскую команду отстранили от участия в чемпионате мира бретонских эпаньолей 2022.

Это из официального.

Неофициально или по неподтвержденной информации,  собакам российских владельцев на состязаниях  в Европе не будут подтверждаться титулы ФЦИ.

В этой связи спешим порадоваться за тех российских  владельцев, которые подсуетились и перерегистрировали своих собак на европейцев.

Для тех, кто не суетился, не менял своим собакам национальность и держит их в России,  сообщаем:

Все необходимые ресурсы для проведения филд трайлов в России на самом высоком уровне есть, включая иностранных судей, которые готовы их судить несмотря на санкции ФЦИ и запрет своих национальных кинологических организаций, если таковой будет иметь место (по неподтвержденным данным, французская национальная кинологическая организация запретила своим судьям судить в России).  Параллельно ведется обучение и сбор документов для присвоения судейских званий успешным участникам  российского филдтрайлового движения, которые полностью соответствуют формальным и неформальным требованиям, чтобы претендовать на судейство филд трайлов.

Тем же россиянам, кто ждет не дождется кончины российских трайлов, чтобы хоть как-то оправдать свою неспособность сегодня на них  конкурировать, своё побирушество по 81 году и свою не сыгравшую ставку на Европу, хочется пожелать наконец-то заняться  кинологией, начать доказывать свою состоятельность в ружейной охоте и селекции ружейных собак не на фестивалях а ля 81 год и, уж тем более  не в комментах и постах,  а на филд трайлах – в единственно возможном для этих целей формате.

Обсудить статью

Мнение редакции: ЧЕРТЫ ЧЕРТА

Представьте картину. Ресторан, у входа стоит че..ловек и каждому входящему в заведение рассказывает о том, что и кухня в ресторане отвратительная, и сервис никуда не годится.

Потом этот че..ловек заходит со всеми гостями в ресторан, заказывает, кушает, а когда наедается, начинает громко выражать своё неудовольствие поварами и официантами.

В конце концов, раз на дцатый подобных выходок по завершению трапезы че.. ловека администрация ресторана вежливо намекает, что если ему не нравится кухня и сервис, то, наверное, не стоит продолжать кушать в этом ресторане – стоит поискать другой или открыть свой.

Че… ловек в другой ресторан не идёт, свой тоже не открывает, а начинает кормиться то ли в чебуречной, то ли в шаверме, то ли в шашлычной на привокзальной площади «81 года», но ходить под ресторан и отговаривать гостей его посещать не прекращает..

Да, к чему мы это?

Когда, дорогие участники и болельщики российских трайлов, вы читаете комменты или целые посты о том, как кого-то где-то плохо кормят и обслуживают, поэтому дескать они туда не ходят, внимательно посмотрите на лица авторов – не проступают ли на них знакомые черты черта.

(с) Псарня

Мнение редакции: Неподвижность на взлет

Неподвижность легавой на взлёт – это элемент постановочный на 100 процентов.

Дрессировщик при этом должен помнить, что недоработка птицы (излишне дальняя стойка) – во многом результат его ошибок при выработке неподвижности на взлёт, если, конечно, не считать экзерсисов коммерческих или недалеких натасчиков с подсадной, не говоря уже об искусственной постановке с ее помощью на стойку, что в случае с легавой, которая обладает врожденной стойкой, иначе как вредительством и назвать нельзя.

Тужение же или отказ от подводки – это также в 99,9 процентах случаев ошибка дрессировщика или результат его желания получить быстрые деньги, за исключением ситуаций, когда собака не подводит потому, что вести некуда – птица под носом или потому, что в момент подхода охотника к стойке птица сбегает с чутья и собака какое-то время не движется после посыла из-за боязни спороть птицу..

Поэтому, чтобы не подавить инициативу легавой в поиске и в отработке птицы, с учётом ее индивидуальных особенностей, толковыми и некоммерческими натасчиками практикуется поощрение гоньбы на начальном этапе натаски , выработка же неподвижности легавой на взлёт, если есть в ней необходимость, начинается ими как можно позже, как можно медленнее и как можно аккуратнее, чередуя спорадическое игнорирование гоньбы с ее очень выверенной и контролируемой коррекцией..

В заключение, надо оговориться, что есть легавые собаки, от которых нельзя в принципе добиться неподвижности на взлёт без того, чтобы не подавить их инициативу в поиске или не затужить их вплоть до отказа от подводки.

Исходя из вышесказанного, если владельцу хочется иметь у себя в помощниках инициативного охотника, то у легавых, излишне чувствительных даже к незначительному постановочному воздействию, было бы правильнее отказаться от выработки неподвижности на взлёт.

(с) Псарня

Мнение редакции: Имитация

Ни для кого не секрет, что сегодня большинство породных, или считающимися таковыми, собак не способны выполнить свою породную функцию, даже если их для этого специально пытаться подготовить. Это, так называемая, декорация.

Есть, помимо декорации, породные собаки, которые признаются, как экспертами, так и пользователями, рабочими, но как и декоративные, они также не способны выполнять работу по назначению своей породы.

Как же так получается, что создаваемые для выполнения определённых задач породы со временем оказываются не способными выполнять свою породную работу?

О губительном влиянии выставок на рабочее разведения написано много и вряд ли можно ещё к ранее сказанному что-то добавить. Очевидно сегодня уже практически каждому, что умозрительный отбор по экстерьеру при отсутствии отбора на породное поведение через несколько поколений превращает рабочую популяцию в декоративную.

Но ведь и при наличии системы отбора по поведению мы также можем наблюдать целые популяции, в которых даже квалифицированные на рабочих тестах собаки в реальности не способны выполнять свою породную функцию.

Много, например, писалось о деградации отечественной популяции рабочих английских сеттеров. И действительно, квалифицированный рабочим дипломом от 81 года английский сеттер из изолированной до недавнего времени популяции, эволюционировавшей в одноименной системе, оказывается не способным искать широко и стоять твёрдо – две ключевые породные характеристики островной легавой.

Как система отбора рабочих легавых, которая изначально формировалась на действительно рабочем и явно неплохом исходном материале, стала со временем производить собак негодных для использования по породному назначению?

Попробуем разобраться.

Изначально, люди, создающую ту или иную систему для получения необходимых результатов, хорошо представляют себе конечные цели и понимают суть регламентов и алгоритмов, создаваемых ими для ее достижения. Эти люди могут корректировать правила по ходу игры, если вдруг выясняется, что правила не в полной мере служат достижению поставленной цели или противоречат ей, поскольку основатели системы и есть система.

Но вот система создана и работает сама, люди, ее создавшие постепенно уходят, а в систему все больше начинают попадать персонажи, которых привлекает не заявленные системные цели, а, например, зароботок или тусовка. И все бы ничего, если бы все вновь прибывшие разбирались в сути, но, как правило, коммерсанты и тусовщики на это не ориентированы, а иные и не способны к пониманию.

Так бумажка с дипломом или оценкой становится ценнее реальных качеств реальной собаки, а вместо содержательного следования правилам все чаще происходит имитация следования , а потом и сами правила меняются, чтобы с одной стороны было комфортнее тусовщикам и коммерсантам, а с другой стороны, чтобы было удобнее имитаторам имитировать, ну или вести начёт.. Но поскольку сути правил имитаторы не понимают, то их правки правил приводят, как правило, к извращению всего и вся.

Так, например, в правилах Гернгросса, которые впоследствии выродились в правила 81 года, была предусмотрена оценка способности легавой настороженно приближаться к дичи, которая производилась в объединённой графе «потяжка подводка», в правилах же 81 года в графе «подводка» предложено, фактически, производить оценку способности легавой собаки поднимать дичь, что явно противоречит не только смыслу, заложенному в исходный текст, но и самой природе легавой собаки – останавливать и держать дичь.

Это и другие постепенные нововведения, которые были сделаны без понимания сути исходных правил, по итогу привели, с одной стороны, к искажению представления сообщества о природе и истинном предназначении легавой собаки, а с другой стороны, существенно понизили уровень требований к качеству охоты с этими собаками. Дошло до того, что, в крайних проявлениях, легавая вообще перестала использоваться на охоте как легавая – некоторые охотники используют легавую собаку для дополнительного беспокойства дичи, фактически, занимаясь самотопом с пойнтером или сеттером.

В конце концов, даже самые ярые сторонники правил 81 года и сложившихся подходов по их применению начали осознавать , что подгнило что-то в Датском государстве и стали задавать вопросы о том, как же они, например, потеряли английского сеттера.

Ответ на это вопрос лежит на поверхности. Вы, господа, занимались и занимаетесь не кинологией, а ее имитацией, и сами вы – имитаторы, а не кинологи.

Что делать? (Извечный русский вопрос). Наверное, сегодня имеет смысл пройти путь заново – создать новую систему, в которой максимально блокировать возможность попадания в неё имитаторов. Как это сделать, надо хорошенько подумать, но точно в системе не должны судить люди, которые не держали даже на поводке легавую собаку, способную выполнить свою породную функцию.

(c) Псарня

Оригинал статьи и ее обсуждение в ФБ

Мнение редакции: Решающий момент в работе легавой собаки

«Подводка – один из решающих моментов в работе легавой собаки, обеспечивающей добычу птицы» (c) Правила испытаний легавых собак по болотной и полевой дичи от 1981 года.


Предположу, что назначение подводки одним из решающих моментов в работе легавой собаки явилось итогом искажения представления нашего охотничьего экспертного и пользовательского сообщества об истинном предназначении легавой собаки на охоте.

Можно ли добывать птицу из-под легавой собаки, которая не подводит?

Можно.

А можно ли добыть ее без стойки?

Тоже можно, но назвать такую охоту охотой с легавой уже нельзя, как и собаку, не обладающую стойкой, нельзя назвать легавой.

Из самого значения слова «подводка» вытекает, что собака на подводке подводит охотника к птице, а никак не поднимает ее.

А когда возникает необходимость в подводке? Тогда, когда легавая собака становится слишком далеко от птицы или когда птица начинает отбегать при подходе охотника к стойке и требуется ее преследование, в случае с подводкой, уже вместе с охотником.

Если предположить, что собака в состоянии отработать птицу с поиска так, что подводка (сокращение дистанции со стойки до птицы или преследование со стойки бегущей птицы по команде) не требуется, то получится, что подводка – это не только не решающий момент в работе, а скорее момент случайный, необходимость в котором возникает от случая к случаю, а у классных легавых собак – вообще исключительный.

Получается, что решающим моментом в работе легавой собаки, обеспечивающий добычу птицы, должна являться такая отработка птицы до стойки, в результате которой необходимости в подводке не возникает, так как птица будет взлетать при подходе охотника к собаке.

На охоте возникают разные ситуации. При охоте с легавой собакой на определённые виды пернатой дичи в определенное время и в определённых условиях случается, что птица западает под носом у собаки на стойке так, что если ее не выпугнуть, то она не взлетит и, естественно, что для принуждения такой птицы к взлету от собаки требуются направленные действия по ее подьему , а иногда ещё и с доработкой по следу, если птица вместо взлёта бежит за ветер.

Как быть?

Во-первых, нужно оговориться, что действия направленные на подъем таящейся или убегающей птицы неправильно называть подводкой. Подводка, повторимся, это когда собака ведёт охотника к таящейся птице или преследует отбегающую на ветер по команде охотника, находясь впереди него, стремясь поддерживать контакт и с охотником, и с птицей.

Действия же собаки, направленные на подъем птицы, правильнее было бы называть вспугиванием или использовать кальку с иностранного термина “flush” (флаш) Напомню, что существует целая группа пород вспугивающих собак, которые у нас называются спаниели, а в европейской системе – флашеры.

Во-вторых, охотникам, которые хотели бы, чтобы их легавые целенаправленно поднимали птицу по команде со стойки, нужно знать, что данная опция достигается, как правило, у собак со слабым развитием врожденной стойки или с ее полным отсутствием, так как врожденная стойка получена в результате блокирования отбором броска на жертву.

Что это значит на практике? На практике стойку таким собакам приходится ставить или закреплять методами дрессировки, что неминуемо отражается на качестве отработки птицы с поиска, а это в свою очередь приводит к необходимости сокращать поиск, поскольку плохо отрабатываемая птица долго под собакой не держится, да и сама такая собака долго не может стоять по птице – толкает ее, соотвественно, у охотника будет не много времени на подход к стойке.

Поощрение же доработки бегущей птицы по следу приводит к тому, что собака, потеряв птицу с чутья, при попытке доработать ее по следу может спарывать ее еще до подхода охотника.

В конце концов, со временем все вышеперечисленное приводит не только к деградации стойки, превращая ее в приостановку, но и к ещё большему сокращению поиска легавой низводя его до поиска в пределах поражения ружейным выстрелом или немногим шире.

В итоге, мы снова приходим к тому, что решающим моментом в работе легавой собаки, собаки, которая способна искать широко, используя все возможности для нахождения птицы, останавливать найденную птицу стойкой и удерживать ее на ней настолько долго, насколько это нужно охотнику, является отработка птицы до стойки, а никак не работа, а правильнее сказать доработка, после нее.

А вот для кого точно решающим моментом в работе является вспугивание, так это для упомянутых ранее спаниелей, поэтому, повторимся, они так и называются – флашеры или спрингеры (to spring (вспугивать)). И если на каких-то охотах по птице широкий поиск не нужен, а вспугивание для ее добычи имеет, действительно, решающее значение, то наверное стоило бы охотнику рассмотреть в качестве помощника английского охотничьего спаниеля – лучшего специалиста в этой области.

«Псарня» (c)

Оригинал публикации и ее обсуждение в ФБ

Судейство на филд трайле легавых и спаниелей. (То, о чем не написано в правилах и положениях о судьях)


А.Мацокин, судья ФЦИ в дисциплине филд трайл большого поиска, охотничьего поиска и охотничьей практики легавых и филд трайл английских охотничьих спаниелей, судья экзаменатор.


1. На филд трайле судьи должны судить только то, что они видят собственными глазами и слышат собственными ушами в ходе выступления собак.

2. Судья должен непрерывно наблюдать не только за действиями собак во время выступления, но и за действиями ведущих, так как последние также информативны для судейства.

3. Если судья видел в поле или судил ту или иную собаку ранее, то во время ее судейства «здесь и сейчас» он должен о виденном ранее забыть и судить так, как-будто он смотрит эту собаку в первый раз.

4. Судьи должны размещаться в поле таким образом, чтобы по возможности никогда не терять собак из виду во время их выступления.

5. Если допущение собакой дисквалифицирующей ошибки для судей не очевидно, то сомнения должны трактоваться в пользу собаки.

6. Судьи должны быть в состоянии воспроизвести по памяти максимально детально всё выступление собак, включая их расположение по отношению друг к другу в каждый его момент.

7. Судья должен быть в состоянии в любой момент выступления определить находится ли собака в поиске или просто бежит (ориентация на ветер, повторные проходы по ранее пройденным местам, наличие концентрации и т.д.).

8. Судья должен быть особенно внимателен к тому, где находятся и что делают собаки в момент взлёта птицы, а также быть в состоянии вспомнить, что они делали и где располагались до взлёта птицы.

9. Если судьи не видели момента взлёта птицы из-под работы собаки, то работа не может быть засчитана.

10. Судья во время выступления должен искать достоинства в работе собак, а не вести учёт недостаткам.

11. Судьи должны поощрять собак, в рабочий комплекс которых вмешательство дрессировщика было минимальным, а в идеале такое вмешательство должно полностью отсутствовать. Судья должен оценивать прежде всего природную составляющую работы собаки, а никак не мастерство ее дрессировщика.

12. Судья должен поощрять собак, не боящихся совершить ошибку в поиске и под птицей, в отличие от собак, осторожничающих как в поиске, так и при отработке птицы, включая зарегулированный поиск.

13. Судья должен судить через призму охоты породной охотничьей собаки. Судья обязан помнить, что эффективный охотник – главное отличительное свойство трайлера.

14. Судья должен всегда помнить, что все в работе собаки взаимосвязано и взаимозависимо, поэтому оценка работы собаки по частям с последующим суммированиям оценок частей недопустима, так как это неизбежно ведёт к искажениям. Судья должен оценивать работу собаку целиком, что не отменяет выделение отдельных элементов работы при ее описании.

15. Судья должен поощрять стильных собак, так как стиль – это отражение породы в работе, но при этом судья должен быть уверен, что лучшая стильная собака, является также лучшей в нахождении и отработке дичи

16. Судья должен быть независим в своих суждениях о происходящем в поле во время выступления.

17. Судья должен иметь представление об идеале работы конкретной породы, ее рабочем стандарте и, соотнося происходящее в поле со своим видением идеала при оценке и распределении мест, стремиться увидеть в работе собак то, что могло бы скорректировать его текущее представление об идеальном в сторону еще большего его совершенства.

18. Присуждая титул судья должен быть убеждён, что титулуемая им собака обладает очевидными достоинствами, которые могут быть полезными для целей селекции охотничьих собак конкретной породы.

19. Судья не должен поощрять титулом собак, которые всего-лишь не допустили никаких ошибок, не показав пи этом никаких достоинств, при этом незначительные ошибки в постановке собаке с явными природными достоинствами судья может и простить.

20. Судья должен максимально быстро снимать негодную собаку, чтобы оставить время для судейства достойных.

21. Судья должен быть максимально честным и откровенным при вынесении своего суждения о выступлении собаки каким бы оно не было неприятным для ведущего или владельца, дабы никого не вводить в заблуждение в отношении того, что в реальности продемонстрировала во время выступления эта собака.

22. Все решения судьи должны быть обоснованны и четко аргументированы при их оглашении.

23. Во время выступления собаки судья не должен подсказывать ее ведущему как ему управлять своей собакой.

24. Общение судьи с ведущим должно касаться только того, что предусмотрено регламентом состязаний.

25. Препирательства судьи с ведущими и владельцами недопустимы, а попытки их затеять со стороны ведущего или владельца должны судьей немедленно пресекаться под угрозой дисквалификации ведущего или владельца за нарушение установленного прядка проведения мероприятия.

Оригинал публикации и ее обсуждение в ФБ

Мнение редакции: Страсти и страстишки на филд трайле

Страсть – это когда приходят на трайл показать достоинства своих собак и посмотреть на блеск чужих.

Страстишки – это когда туда приходят за квалификацией, за бумажкой, или потусить в модном формате.

К сожалению именно благодаря людским страстишкам достигается массовость мероприятия и наполняется касса. Хуже, когда, осознав свою значимость, массовка, зацикленная на формальной составляющей явления, пытается диктовать свои условия судьям и организаторам.

А что это за условия? Условия простые – чем больше квалификаций, тем лучше, а ещё лучше, чтобы все были с титулами, да самыми что ни на есть престижными – не ниже CACIT, и не важно, что на самом деле за всем этим в реальности стоит.

А как достичь такого благолепия? Во-первых, надо понизить требования теста, а во-вторых, судьи должны концентрироваться не на поиске достоинств собак, а на определении значимости участников, т.е. судьи должны заниматься не судейством, а политикой.

Итог такой политики предсказать не сложно, тем более, что его можно увидеть на примере мероприятий 81 года, – состязания из селекционного инструмента превращаются в инструмент маркетинга негодных собак и мошеннических услуг по их якобы натаске.

Как же избежать превращение филд трайлов в мероприятия по обилечиванию размноженческого мусора? Проще простого – не допускать ни при каких обстоятельствах к судейству филд трайлов людей, которых привели в кинологию страстишки и следить за тем, чтобы требования к собакам на селекционных мероприятиях были максимально жесткими.

Кто все это должен делать? Те, кто тратит на кинологию, а не зарабатывает на ней. А не будет таких людей, не будет ни рабочего разведения ружейных собак , ни его непременного спутника, филд трайла. Уже можно констатировать, что популяризировать филд трайл среди людей, продолжающих практиковать 81 год после знакомства с философией трайлового движения, не имеет смысла, поскольку для этих людей собаки повод или средство, а не цель.

Это видно хотя бы потому, что чужих собак на 81 годе в поле никто, как правило, не смотрит. Интересно, кстати, что некоторые из наших вчерашних якобы трайлеров, переставших ставить своих собак в этом формате, прежде всего, по причинам неспособности составить конкуренцию, и чужих на филд трайлах не смотрят, при том, что посмотреть есть на что. Возникает законный вопрос, «а был ли мальчик»…трайлером, особенно, после возврата некоторых из них в 81 год, как в роли судей, так и участников…

«Псарня» (c)

Ссылка на оригинал публикации и ее обсуждение в ФБ

Мнение редакции: Чутье и дальность

Качество чутья легавой собаки характеризует не столько дальность причуивания птицы, не умаляя при этом ее значения, сколько быстрота ее локализации, скорость и качество отработки (действий, направленных на обездвиживание дичи, которые заканчиваются стойкой).

По сему, пожалуй, следует признать, что чутьё легавой тем лучше, чем ближе оказывается птица к собаке на стойке и чем короче была предваряющая стойку потяжка, а то и полное ее отсутствие (за исключением стоек врасплох).

Тут надо оговориться, что фактическое приравнивание начала потяжки к первичному причуиванию дичи – методологическая ошибка правил испытаний легавых собак 81 года, хотя совпадения начала потяжки, а также стойки, и причуивания дичи могут быть достаточно частыми, особенно, если мы будем иметь дело с собаками континентальных пород легавых. Островные же легавые, как правило, не переходят на протяжку при первичном причуивании дичи или, как ещё говорят, при прихватке ее запаха.

Собственно потяжка производится по уже причуянной и локализованной дичи и имеет своей целью ее блокирование. Производится потяжка в зависимости от породы легавой в разной манере – например, пойнтер приближается к локализованной дичи прямолинейно, резкими рывками, в отличие от английского сеттера, который движется на потяжке плавно, часто извилисто, перетекая как ртуть.

В этой связи определять проверки следов, сидок, фона термином «потяжка» значит вносить путаницу в описание работы легавой собаки. Проверки следов, фона – это проверки, потяжка же, повторимся, производится только по птице и имеет своей целью ее блокирование, то же и подводка, которая отличается от потяжки лишь тем, что производится после стойки при подходе к собаке ведущего или охотника. Собака на подводке подводит охотника к птице, если она изначально стала от неё слишком далеко или птица вместо взлёта при подходе человека к стойке отбегает на ветер.

«Псарня» (c)

Оригинал публикации и ее обсуждение в ФБ

Мнение редакции: Сеттеры и 81 год

«Верность чутья — способность собаки сработать безошибочно и точно всех встреченных ею птиц, оказавшихся в пределах дальности ее чутья, с движением прямо на них.» (с) правила испытаний легавых собак 81 года.

Движение прямо на птицу при ее отработке породно для пойнтера, но не породно, например, для ирландского сеттера.. Английский сеттер также предпочитает ломать прямую линию при отработке причуянной птицы, выходя на неё со стороны, стараясь внезапно нависнуть над ней, чтобы заставить птицу запасть.

Классные сеттеры, в принципе, не любят заранее показывать своим поведением, что они обнаружили птицу – это не соответствует их природе хищника, стремящегося обмануть свою жертву.

Другими словами, высококлассные английские и ирландские сеттеры не должны показывать ни «дальность», ни «верность» в трактовке правил 81 года и, соответственно, их максимум на испытаниях или состязаниях по этим правилам, если судить честно и в соотвествии – это д.3.

Прямолинейно и бесхитростно выходят на птицу курцхаары или дратхаары, очевидно, что именно такая манера отработки птицы предпочтительна для получения высоких дипломов по правилам 81 года.

К тому же легавые континентальных пород ходят в поиске короче, особенно дратхаары, они также менее самостоятельны в работе, что в целом упрощает их дрессировку для наведения на перемещенную птицу, которая обязательная для получения диплома 1 степени.

Немаловажно и то, что производить замеры из под континеталов проще чисто технически – одно дело точно заметить место начала потяжки на расстоянии 40 метров, совсем другое, на расстоянии 100-150 метров, что является минимальной дистанцией удавления в сторону от ведущего в открытых угольях для породной островной легавой. Экспертная комиссия 81 года, как известно, не распределяется равномерно по полю – все эксперты ходят вместе…

«Псарня» (c)

Оригинал публикации и ее обсуждение в ФБ

А. Мацокин: Еще одно наблюдение о европейской рабочей кинологии в области островных легавых

Политику на статусных трайлах никто не отменял. Мошенничество – тоже.

Но трайл тем и хорош, что рано или поздно справедливость торжествует – действительно достойная собака у всех на глазах выигрывает барраж за явным преимуществом, не оставляя места играм в политику и шансов «сделанному» чемпиону.. как это было на чемпионате пойнтеров 2022 в Испании

Мошенничество на трайле также рано или поздно заканчивается – модный ведущий, регулярно стреляющий без птицы, нарывается на бокового судью с яйцами, которому плевать, как на политику, так и на моду, и стрелок по пустому получает не очередную незаслуженную цацку, а письмо в оргкомитет или прямо в ФЦИ, рассмотрение которого может закончиться дисквалификацией последнего.. как это было там же на чемпионате сеттеров.

Да, филд трайл – несовершенен, но это лучшее, что у нас есть для целей селекции ружейных собак.. только работает этот инструмент тогда, когда селекционер смотрит на собак в поле, а не на рапортички или судейские реляции в мониторе.

Ссылка на оригинал публикации и ее обсуждение в ФБ

А. Мацокин: Пара наблюдений о европейской рабочей кинологии в области островных легавых

Наблюдение первое

В островных легавых итальянцы безусловные лидеры. У них самое большое в Европе количество ежегодных регистраций островных легавых в национальной племенной книге, самое большое количество профессиональных натасчиков, самое большое представительство команд на Кубке Европы БП и европейских чемпионатах БП и самое большое представительство судей. Другие европейские страны во всех вышеперечисленных аспектах представлены гораздо скромнее, а практически все их топовые собаки являются, если не итальянскими, то их производными. Некоторую независимость сохраняет Франция, что обусловлено большим количеством внутренних состязаний по вальдшнепу, бекасу и куропатке, в которых принимает огромное количество собак любителей.

Наблюдение второе

Высокая конкуренция среди профессиональных европейских натасчиков и заводчиков при отборе в национальные команды на международные состязания симулирует их находить способы выступить под флагом других, менее развитых в кинологическом отношении, стран. Самый простой способ попасть на престижные международные состязания, минуя отбор – оформить перспективную по мнению профессионального натасчика или заводчика собаку на гражданина страны, где отбора в команду нет. В результате получается, что под флагами разных стран выступают продукты все той же итальянской кинологии. Другими словами, итальянцы состязаются между собой под своим и чужими флагами.

Некоторые европейские натасчики для решения задачи гарантированного попадания на чемпионат и кубок идут дальше – оформляют свою селекцию на питомник Фунта из слаборазвитой в кинологическом плане в области островных легавых страны. Фунт, на которого оформлен питомник, пользуясь внутри страны пиаром, который ему делает натасчик в Европе, ведёт среди слабо информированных сограждан поиск кошельков для оплаты итальянской или сербской селекции под благовидным предлогом радения за отечественную кинологию.

Ссылка на оригинал публикации и ее обсуждение в ФБ

А. Мацокин: Филд трайл в России – больше чем филд трайл

Новейшая история филд трайла в Российской Федерации началась ровно через сто лет после последнего филд трайла, который состоялся в 1916 году в еще императорской России. Отказ от филд трайла в то время имел объективные причины, так как его основным движущим элементом был заводчик, который имеет достаточный ресурс для того, чтобы заниматься собаками не ради заработка, а ради любви к искусству, общественно-экономический же уклад новой страны советов не предполагал наличие такой прослойки людей.

В итоге, на всесоюзном съезде кинологов 1925 года филд трайл был объявлен буржуазной забавой, чуждой советскому охотнику, который занимается охотой исключительно за-ради промысла, и с тех пор до недавнего времени слова «филд трайл», «фильдтральс», «фильтральсовая собака» употреблялись исключительно с отрицательной коннотацией. При этом многое или почти все, что говорилось и писалось о филд трайле в Советском Союзе или искажалось, или выдумывалось – начиная от целей проведения филд трайла, заканчивая требованиям к собакам, которые предъявляются на филд трайле.

Так называемая балльная система, которая утвердилась на столетие в нашей стране, имела, конечно, свои плюсы и полностью соответствовала общественно-экономическим отношениям в советском государстве. Но, в 1991 году произошла буржуазная контрреволюция и общественно-экономические отношения опять изменились, балльную же систему, которая обслуживала интересы так называемого коллективного разведения, менять никто не стал, что неминуемо ускорило деградацию и без того низкого уровня рабочих качеств подружейных собак в стране.

Дело в том, что систему, предназначенную для коллективного собственника, начали использовать частники в своих же частных интересах. Коммерческий заводчик, заинтересованный, прежде всего, в сбыте своих собак, стал использовать балльные оценки для рекламы своей продукции – появился спрос на оценки, появилось и предложение. Натасчики быстро вступили в кооперацию с так называемыми экспертами балльной системы и бизнес пошел – требования к собакам, к их натаске становились все ниже, дипломов все больше. Платили-то за дипломы на бумаге, а не за реальные рабочие качества. Итог мы все знаем – как минимум рабочие островные легавые были изведены под корень.

Первые состязания по международным правилам сначала у нас называли цацитами по названию ранга состязания. Проводились эти состязания с большими нарушениями, так как в начале никто у нас толком не знал, как организуются такие мероприятия. Однако, постепенно наши люди во всем разобрались и сегодня российские состязания, которые проводятся по международным правилам или по составленным на их основе национальным правилам филд трайла, полностью удовлетворяют самым высоким европейским стандартам.

Название «филд трайл» вернулось в кинологический лексикон не сразу и было, фактически, внедрено искусственно автором этой публикации при помощи маркетинговых технологий. Как видим, довольно успешно – термин «филд трайл» прижился и даже появился свой язык у трайлеров с частым использованием слов из этого словосочетания.

Зачем было нужно возвращать название «филд трайл»? Нужно это было для того, чтобы построить рабочую кинологию в ружейных породах с нуля, так как реформировать устаревшую систему не представлялось возможным из-за ее приватизации коммерсантами.

Нужно это было ещё для того, чтобы пришли в кинологию новые люди, чтобы они были избавлены от порочных представлений о полевом досуге ружейной собаки, сформированных старой системой. В сознании кинологического сообщества должно было укорениться, что филд трайл – это совершенно новая система, что она построена на совершенно других принципах, отличных от тех, на которых создавалась балльная система, что она не имеет ее системных пороков, которые в связи с вышеуказанными событиями объективно в ней развились и что людям с узким кругозором и ориентацией на бизнес на щенках на филд трайле нечего делать.

Таким образом, сегодня филд трайл в России – это шанс на возрождение рабочей кинологии в области производства подружейных собак в нашей стране.

Шанс этот может быть не использован, поскольку заводчиков, которые готовы заниматься разведением ради совершенствования рабочих свойств собак пока крайне мало, в то время как у коммерческих питомников и обслуживающих их интерес натасчиков появился запрос на трайловые квалификации для тех же целей, для которых они используют оценки балльной системы. И все бы ничего, если бы экономика их предприятий могла позволить себя подготовку трайловой собаки. К сожалению наш коммерсант не готов сегодня платить натасчику за подготовку трайлера, не готов он и вкладываться в производство высокого класса собак. Тем не менее, по началу, у некоторых коммерсантов с филд трайлами все складывалось не плохо – завезены были новые собаки, получались какие-то квалификации, но продолжалось это недолго, так как на филд трайле коммерсанты вступили в конкуренцию с людьми, которые ставят в приоритет совершенствование собак, а не прибыль. На фоне немногочисленных, но блестящих собак, собаки из коммерческих питомников стали выглядеть бледно и их владельцам быстро стало понятно, что в честной конкурентной борьбе им не выиграть. Как следствие, коммерсанты, поигравшие в филд трайл и разочаровавшиеся в нем из-за его затратности, присоединились к деструктивной критике филд трайлов и просто клевете на их организаторов со стороны других коммерсантов, в филд трайл не игравших и боровшихся с ним с самого его возрождения.

Из всего вышесказанного следует вывод, что для того, чтобы использовать шанс, который дает филд трайл российским охотникам , трайлерам надо жестко пресекать любые поползновения коммерсантов поставить филд трайл на службу своих интересов и всячески поддерживать тех, кто занимается разведением не ради денег, а ради искусства. Надо постоянно держать в голове, что филд трайл – это система для обслуживания интересов людей творческих, а не коммерсантов от кинологии.

Пока динамика развития этого направления у нас в стране хорошая, хотя количество выставляемых собак на филд трайле последние три года сохраняется примерно на одном уровне, что последние пару лет во многом вызвано карантинными ограничениями (не могут приехать натасчики из Украины, судьи не ставят своих собак, финансовые трудности у владельцев и т.д.), но растет качество экспонентов.

В последний год заметен большой прогресс в качестве островных легавых, для которых изначально и был придуман филд трайл. Есть огромный прогресс в курцхаарах. К сожалению, при большом количестве участвующих на филд трайле бретонских эпаньолей, в их в качестве прогресс пока не наблюдается, что, на мой взгляд, объясняется практически полным отсутствием в этой породе у нас, за очень редким исключением, людей ориентированных на кинологию, а не на бизнес. Следует здесь еще отметить, что некоторые натасчики, ставящие на филд трайле континентальных легавых, пытаясь усидеть на двух стульях, к сожалению «ломают» своих подопечных под требования балльной системы, что объективно приводит к низкому качеству их выступлений на филд трайле.

Кто-то уходит из трайлов, понимая, что зарабатывать проще в балльной системе, но им на смену приходят другие люди, разделяющие принципы трайловой системы, из которых главный – поиск идеальной ружейной собаки.

Другими словами, процесс идет и борьба кинологии с коммерцией продолжается, кто из них победит на российском филд трайле – покажет время.

Ссылка на оригинал публикации и ее обсуждение в ФБ

Мнение редакции: Эффект Олафа

Сообщение в сети владельца и ведущего английского сеттера Олафа о его победе на филд трайле с высшим титулом вызвало ряд обсуждений, казалось бы, напрямую не связанных с собственно событием, о котором сообщалось.

Был проявлен «неподдельный» интерес одних к тому, какие требования предъявляются к судьям состязаний, на которых присуждается соответсвующий титул, другие, возбудились тем, что высший титул Олафа его владелец якобы по своему произволу приравнял к «святому» CACIT, третьи, пошли дальше – назвали организаторов и судей российских фт клоунами, которые ничего не смыслят в кинологии, и, наконец, пятое, у ведущего и владельца явно поубавилось френдов и прибавилось хейтеров.

Если вы думаете, что такое в трайловом движении происходит впервые и коснулось только ведущего и владельца Олафа, то вы заблуждаетесь.

Олаф – не первая собака российского ведущего, которая выигрывает трайл с титулом, вызывая обильное выделение желчи у публики, следящей за трайлами с дивана или у участвовавших на фт ранее, но прекратившие из-за эффекта Олафа.

До этого были и другие победители, владельцы и ведущих которых в кулуарах обвинялись во всех смертных грехах – подкуп судей, увод перспективной собаки, высокомерие и т.д. Все вышеописанное повторилось после победы Олафа, с той лишь разницей, что в этот раз желчь потекла в публичном пространстве. В связи с чем эффект прорыва самых низменных чувств и подлых поступков фт завистников и фт неудачников после очередной победы достойной титула собаки вполне можно назвать эффектом Олафа.

И ладно бы, эффект Олафа проявлялся только в клевете на ведущего и владельца успешной собаки, но к сожалению, достаётся всем трайлерам – другим ведущим, которые ведут себя профессионально -не ищут причину своих неудач в других, продолжая таскать и выставлять , судьям, организаторам. Доходит даже до призывов и реального бойкота мероприятий под самими разнообразными предлогами, хотя, на самом деле, истинная причина одна и называется она « эффект Олафа».

«Псарня» (c)

Ссылка на оригинал публикации и ее обсуждение в ФБ

Судейская заметка: Филд трайлы спаниелей по фазану, 2021г.

Судья RUS-C Потравнов И.

C 30 ноября по 3 декабря 2021 г. в угодьях Северской РО Краснодарского краевого общества охотников и рыболовов состоялись очередные Филд трайлы английских охотничьих спаниелей ранга CACT по фазану.

Хочется ещё раз выразить благодарность организаторам в лице Федерации Филд Трайла и её представителей, а главное – участникам, которые нашли возможность и время подготовить своих своих собак, приехать и выставить их на состязания. Благодаря их энтузиазму движение филд трайлов в России получает поддержку и продолжает развиваться, несмотря на крайне сложную международную и внутрироссийскую обстановку, вызванную пандемией COVID-19.

Непосредственным местом проведения филд трайлов было заброшенное поле, размером приблизительно 1х1 км., ограниченное лесопосадками и поймой небольшой реки Бугай, поросшей дубом. Характер растительности на самом поле был сильно мозаичным с преобладанием сорных многолетников. Отдельными островками стояли большие кусты тёрна. Преимущественно ближе к краям поля начинались заросли ивового прутняка. Обширными пятнами встречались участки с ежевичным подростом, образовывавшим сплошной спутанный ковёр. Такой тип растительности давал обильную кормовую базу и укрытия фазанам. Плотность дичи на поле была высока и во все четыре дня состязаний давала возможность всем участникам филд трайлов показать работу по птице. Необходимости в использовании резервного поля не возникло.

Заканчивая описание угодий, замечу, что, несмотря на сложный характер растительности, она позволяла видеть работу собак во всей полноте. В целом, условия способствовали выявлению, действительно, лучших охотничьих спаниелей, способных находить и быстро поднимать на крыло склонную бежать птицу.

Погода в дни состязаний была сильно переменчивой и определялась прохождением южного циклона над Чёрным морем. В ночь на 1.12 прошёл шквалистый ветер с порывами до 30 м/с, очистивший атмосферу и принесший замечательную ясность зоревых красок в последующие дни. Дневные температуры составляли +6-12 С, преобладал свежий Ю-В ветерок при переменной облачности. В середине дня, при прояснениях временами становилось душно. Но в целом, погодные условия благоприятствовали выступлению собак. С утра в угодьях даже сохранялась влажность от небольших ночных осадков.

Не имея целью этих заметок давать детальное описание хода состязаний и выступлений собак, хотелось бы отметить основные моменты.

Единственной собакой состязаний, удостоенной титула стала Uncompromising Annet (вед. С. Дмитриевский). В своём выступлении 2 декабря она показала плотный и рациональный охотничий поиск, смело ныряя в т.ч. и под ежевичный “ковёр”. При этом, со стороны ведущего требовалось минимальное управление.

Для того чтобы судьи могли расценить подачу, собаке (имевшей в первом туре хороший подъем птицы) пришлось выступать в трёх турах, в течении которых она, несмотря на усталость, не сбавляла концентрации в поиске. Наконец, блестящая закрытая подача убегавшего подранка петуха завершила её выступление и позволила судьям высоко расценить его, присудив титул CACT.

Близкий по стилю и постановке поиск показала и её однопометница Uncompromising Alleya (вед. С. Щеголев), которая также была квалифицирована с оценкой “отлично” в один из дней. К сожалению, в остальные дни собака, показав хорошую работу, была дисквалифицирована за допущенные ошибки, в т.ч. за самостоятельный уход на подачу битой птицы.

Другой характер выступлений показали собаки с приставкой ArtStyle, обладающие более размашистым и напористым ходом. В ряде случаев, особенно у кобелей, это приводило к излишне широкому и глубокому поиску, заканчивавшемуся их дисквалификации. Однако, выступления собаки ArtStyle Amy (вед. С. Шамарин) смотрелись очень органично в данных угодьях, и она была дважды квалифицирована с оценкой “1-е отлично”. В своих выступлениях собака показала стильный и выразительный поиск, несколько ярких работ, в том числе быстрые и энергичные подъемы петухов. Выдержка собаки в заключительном выступлении прошла невольное испытание несколькими птицами, отстрелянными из под собак выступавших параллельно, и падавшими практически на голову Amy, которая оставалась абсолютно неподвижной. Присудить ей титул не позволили определённые недочеты в постановке, в частности недостаточно уверенное наведение при закрытых подачах.

Хотелось бы также отметить очень стильного кобеля Fieldpuncher Torin (вед И. Грошков), показавшего образцово-породный прижатый к земле и струящийся поиск. Однако, собака сильно зажата ведущим. Отличный правильный рисунок поиска достигался многочисленными управляющими жестами и подавлением инициативы собаки (в т.ч. при работе в крепях). Это, по мнению судей, не дало возможности собаке претендовать на титул в день, когда она была квалифицирована. Надеюсь, что в следующем сезоне ведущий позволит раскрыться этой, по-видимому, незаурядной собаке.

Из общих комментариев хотелось бы отметить, что практически все собаки были достаточно подготовлены к выступлению на филд трайле и продемонстрировали высокий уровень породных качеств. Причиной дисквалификаций были не фатальные недостатки собак, а разного рода ошибки, допущенные как собаками, так и ведущими.Например, в некоторых случаях ведущие излишне напирали на собаку, заставляя её увеличивать глубину поиска, что приводило к пропуску птицы. Недоверие к собаке и отзыв её свистком приводили к тому же результату.Из общих недочетов постановки следует отметить трудности с наведением на закрытую подачу, возникавшие у большинства участников, за исключением Uncompromising Annet (вед. С. Дмитриевский) и Изюма (вед. Д. Шкарлет). Последние две собаки продемонстрировали образцовые закрытые подачи.

Ссылка на оригинал публикации и ее обсуждение в ФБ

А. Мацокин, судья ФЦИ: Hellfire Filds Eron Мурзина

Пойнтера Hellfire Filds Eron Мурзина без преувеличения можно считать открытием сезона 2021 года.

В течение трёх дней осенних филд трайлов Большого Поиска сезона 2021 зрители и судьи благодаря Ерону, его ведущему и владельцу Мурзину имели счастливую возможность наблюдать за безусловно ярким представителем этой великой породы легавых собак .

На ходу морда задрана вверх, спина ровная, поясница ритмично сжимается и разжимается, обеспечивая сильный толчок задних конечностей, который вместе с дальним выносом передних формируют машистый, высокий, ритмичный, очень красивый породный галоп. Собака в поиске идёт легко, демонстрируя силу.

Концентрация в поиске абсолютная. Параллели глубокие, но хотелось бы чуть более широкие в первый день. В последующие два дня своих выступлений Ерон расширил поиск – есть все основания предполагать, что во время натаски собаке не давали больших полей для раскрытия всех ее возможностей по ширине поиска.

Выход на птицу уверенный, очень породный. Голову при отработке птицы держит очень высоко. Стойка высокая на ногах с высоко поднятой головой и задранной мордой – очень стильно, очень красиво. Доминирование на стойке абсолютное. Держать птицу стойкой может столько сколько потребуется. Незаурядный охотник – во всех пусках всегда с птицей, всегда первый принимает запах.

В первый день состязаний Большого Поиска Ерон выиграл с очень высоким отлично, оставшись без титула из-за пограничного по нижней планке для формата Большого Поиска раскрытия по сторонам, показав при этом прекрасную работу по птице с длительным ее удержанием, абсолютным спокойствием и неподвижностью на взлёт и выстрел. .

В оставшиеся два дня этот пойнтер полностью соответствовал формату Большого Поиска, но из-за ошибок ведущего (не смог вовремя подозвать и т.п.) он был дважды дисквалифицирован, оставив при этом незабываемое впечатление у зрителей и судей, заслужив своими выступлениями их восхищение и благодарность.

Ссылка на оригинал публикации и ее обсуждение в ФБ

А. Мацокин, судья ФЦИ: Rijanis Olaf Дуплякова

Английский сеттер RIJANIS OLAF ведущего и владельца Дуплякова в сезоне 2021 был квалифицирован дважды в дисциплине Охотничий поиск с титулом Чемпион РКФ по Филд Трайлу на состязаниях соответствующего ранга в Республике Крым.

Во время своих выступлений, которые были отмечены титулами, Олаф показал плавный и в то же время мощный исключительно породный ход английского сеттера – ровная спина, морда в продолжение линии спины, перо на ходу опущено и несётся как сабля без каких-либо движений.

Поиск, всегда ориентированный на ветер, прекрасно сбалансированный по сторонам, на широких и достаточно глубоких для поиска куропатки параллелях – полнстью в формате охотничьего поиска.

Контакт с ведущим постоянный, который, тем не менее, не мешает концентрации в поиске дичи. Отработка птицы уверенная, определенно в породной манере английского сеттера – выходя на птицу Олаф прижимается к земле, останавливая ее красивой очень породной лежачей стойкой. Реакция на взлёт птицы и выстрел спокойная, неподвижность абсолютная.

Во время выступлений, удостоенных высшими титулами, Олаф не допустил ни одной помарки, при этом оба титульных выступления были наполнены стилем и красотой, которые радовали глаз и волновали сердце.

Титул ЧРКФ по ФТ, который Олаф заслужено получил дважды, соответсвует всем требованиям, предъявляемым к титулу состязаниий ранга CACIT, а именно: квалификация судей, количество участников, правила состязаний и процедура подачи заявки организатором. Сертификаты о присуждении титула были подписаны сертифицированным судьей ФЦИ.

В заключение и с сожалением замечу, что в Российской Федерации английского сеттера, принадлежащего российским владельцам, такого класса в формате дисциплины ОП на трайлах в РФ за всю их новейшую историю пока не было. Сегодня Олаф легко может конкурировать в ОП в любой стране Европы, всегда претендуя на высший титул. Про таких собак принято говорить: цацитная!

Ссылка на оригинал публикации и ее обсуждение в ФБ

Мнение редакции: Что означает титул на филд трайле

Победа с титулом на филд трайле – это высшая оценка породной работы собаки в соответствующем формате здесь и сейчас, и она никак не зависит от количества конкурентов и качества их выступлений, не зависит она и от ранга сертификатного мероприятия, то есть мероприятия, на котором, в отличие от квалификационного, присваиваются те или иные титулы.

Реальная же ценность титула зависит в первую очередь от компетенции судьи, который этот титул присуждает.

Например, если английский сеттер получает титул в большом поиске от Доминика Лебруна или Яниса Футриса, то это однозначно незаурядный сеттер, также и с пойнтером, которого на большом поиске выделяет титулом Жан Клод Дарригад или Пино Делаторре и т.д.

Все вышеупомянутые и многие другие выдающиеся европейские судьи судили филд трайлы в Крыму, неоднократно присуждая титулы российским собакам, а российские судьи, которые сегодня там же судят филд трайлы одноименной федерации, у них учились и получали от них самые высокие оценки, что отражено в их рекомендациях.

По сему любые попытки поставить под сомнение вес крымского титула – есть ни что иное как проявление обычной человеческой зависти к ведущим и владельцам преуспевших собак, а также роспись в собственной неспособности составить им конкуренцию. Dixi.

«Псарня» (c)

Ссылка на оригинал публикации и ее обсуждение в ФБ

Мнение редакции: Натасчик и клиент. Конфликт интересов

Услугами натасчиков легавых собак пользуются как профессиональные заводчики, так и рядовые владельцы одной или нескольких легавых собак.

И если обращение профессионального заводчика к профессиональному же натасчику, фактически, предопределено, так как установление возможности дальнейшего племенного использования собак завода невозможно без этапа их тестирования в поле плюс для продвижения питомника нужны победы на состязаниях, то владелец одной или нескольких легавых собак вполне мог бы справиться с натаской и сам.

Да, заводчик тоже может справляться сам, но только в том случае, если он является одновременно и заводчиком, и натасчиком, а количество собственных собак ограничено 1-2 пометами в год.

Натаска легавой собаки сегодня – услуга не из дешевых. В России средняя стоимость натаски легавой собаки составляет 30 000 – 40 000 рублей в месяц. А если знать, что рабочая легавая собака должна находиться в поле от 6 месяцев в году и что для полного раскрытия потенциала молодой собаки может потребоваться от 18 и более месяцев полевых занятий с ней, то можно легко посчитать размер инвестиций в собаку, натаска который производится на аутсорсинге. Я сейчас не говорю о европейских топововых натасчках, стоимость услуг которых может быть вдвое выше российских коллег.

Для многих наших соотечественников затраты в 200 000 – 300 000 рублей за натаску и тренинг легавой собаки в год представляются неоправданными или просто неподъёмными. Натаска же в течение двух и даже трёх месяцев в год, которую готовы оплачивать российские владельцы, в большинстве случаев не позволяет получать по настоящему качественную услугу – настоящим профессионалам известно, что чем короче шаги в натаске и дрессировке легавой собаки, чем больше раскрытия и меньше дрессуры, тем надежнее и выше результат.

В итоге получается, что наш среднестатистический профессиональный натасчик, ориентируясь на финансовые возможности среднестатистического же клиента и принимая во внимание, как правило, низкий уровень его компетенции, старается получить от него деньги за работу как можно быстрее, для чего дикую птицу заменяет подсадной, а раскрытие – дрессурой.

Как результат такого подхода – не выше «очень хорошо» на филд трайлах и, в лучшем случае, малопригодная для охоты по породному назначению легавая собака, а, в худшем случае, собака забитая и совсем негодная для использования по назначению. Очевидно, что это не может соответствовать ожиданиям человека, обращающемуся за услугой по натаске своей собаки к профессионалу.

С учетом всего вышесказанного, владельцу легавой надо десять раз подумать стоит ли ему отдавать в натаску свою часто единственную собаку натасчику, который гарантирует ему результат за пару-тройку месяцев, при этом совершенно не контролируя со своей стороны, что делает натасчик с его собакой. Забавно в этой связи наблюдать в крымской степи автомобиль или фургон с собаками, стоящие часами на одном месте, – как будто для того, чтобы приткнуть по подсадным голубям, надо было обязательно ехать в Крым.

«Псарня» (c)

Ссылка на оригинал публикации и ее обсуждение в ФБ

Мнение редакции: Эффект Дани Милохина в ФТ

Чтобы выигрывать на фт с блеском достойного высшего титула, надо прежде всего много работать, работать рутинно и тяжело. Трайлеры, настоящие трайлеры, находятся в полях почти круглый год, в отличие от притыкачей, у которых сезон длиться от силы пару месяцев.

Победа на трайле с высшим титулом, особенно, в профессиональной дисциплине – это прежде всего ответственно сделанная длительная тяжелая работа, но не только.

Победить на трайле с высшим титулом можно только с качественным материалом, а его тебе надо ещё произвести или добиться такого признания, чтобы тебе его доверил клиент. Чтобы это произошло, мало много и упорно работать, надо ещё иметь голову на плечах и знания.

В конце концов, на серьезных трайлах начинают побеждать настоящие умницы и работяги, у которых времени на собственное продвижение просто напросто нет. К тому же они наивно полагают, а иногда вообще об этом не думают, что победа с блеском принесёт им и признание, и славу.

Но не тут-то было. Как правило, их лавры пожинают блогеры и тиктокеры от кинологии, хайпующие в сети на организаторах, судьях и истинных трайлерах.

И вот уже экспертом общественностью воспринимается не ведущий блестящей собаки, победившей с титулом, а, например, ноющий в сети, обсуждающий судейскую несправедливость к нему притыкач, который ставит клиентских собак на подсадных, видимо, посчитав однажды, что это будет работать на трайлах, раз сработало один раз на чемпионате по выпускной, или, того хуже, полный ноль, не имеющий вообще никаких достижений на трайлах, но как-то когда-то постоявший рядом с трайлами и трайлерами.

Получается, что для того, чтобы прослыть экспертом и лидером мнений в области трайлов, охоты и натаски среди масс и затем монетизировать это признание, не надо работать, не надо учиться, даже по-русски не обязательно связно говорить и грамотно писать, достаточно интенсивно бложить и тиктокать при это можно быть абсолютным бездарем в том, о чем бложишь, как тот Даня Милохин.

Неудивительно, что неспособные сегодня побеждать на трайлах ввиду очевидно выросшей конкуренции так активничают, продвигая себя и свои бложики, в ютуб, на форумах, своих страничках и коментах под постами обиженных неудачников – ведь эффект дани милохина работает.

«Псарня» (c)

Ссылка на оригинал публикации и ее обсуждение в ФБ

Мнение редакции: Несистемная оппозиция ФТ в РФ

Поскольку соревнования легавых, преимущественно, на дальность стойки и длину потяжки никак не могут быть использованы для целей селекции и стоят они в одном ряду с такой дисциплиной РКФ как, например, «танцы с собаками» и ей подобными, то на критику филд трайлов от любителей такого спорта трайлеры давно уже могут не обращать внимания.

А вот критику, проходящих в РФ филд трайлов легавых, от людей, которые позиционируют себя в качестве трайлеров рассмотреть было бы полезно.

Итак, рассмотрим основные тезисы критики от оппозиции российским трайлам легавых:

1. Филдтрайловое движение в РФ представлено одной организацией, которая не даёт другим организациям проводить аналогичные мероприятия.

2. Филд трайлы легавых проходят в основном на территории Республики Крым, где из-за санкций невозможно присуждение званий для получения международных рабочих титулов.

3. Для гарантированного получения места в команде РКФ для участия в международных состязаниях необходимо принять участие в отборочных филд трайлах на территории РФ, что дискриминирует собак российских владельцев, которых они держат и натаскивают в Европе.

4. Российские судьи ФТ предвзято судят собак участников, выказывающих недовольство политикой организации, проводящей филд трайлы в РФ, и благоволят собакам лояльных участников.

По первому пункту. Федерация Филд Трайла, которая с 2016 года проводит все филд трайлы легавых и спаниелей на территории РФ не имеет эксклюзива на их проведение и никак не может запретить проводить подобные мероприятия другим организациям-членам РКФ. Соответсвенно, данный тезис является чисто манипулятивным, призванным оправдать неспособность оппозиции организовать свои филд трайлы на достойном уровне.

По второму пункту. Республика Крым является, пожалуй, единственным местом в РФ, если смотреть на задачу комплексно (инфраструктура, погода, поля, дичь), где возможно проведение филд трайлов легавых в определённых дисциплинах. Более того, Республика Крым является чуть ли не лучшим местом в Европе для этих целей, поэтому было бы непростительным для российских трайлеров не использовать такую возможность, не пытаться развить крымскую площадку. И совершенно понятны в этой связи санкции, которые наложены на состязания, проходящие в Крыму. Крымские санкции – это в первую очередь недобросовестная конкуренция со стороны украинской официальной кинологии, которая их и пролоббировала, а во вторую, со стороны сербской площадки, которая сегодня даже пытается диктовать условия французской и итальянской кинологии, пользуясь своим отчасти монопольным положением. На чьей стороне играют наши оппозиционеры, всячески пытаясь принизить уровень крымских трайлов, противопоставляя их сербским, которые дискредитированы в Европе их же организаторами дальше некуда? Играет оппозиция точно не на стороне нашей кинологии.

По третьему пункту. Для собак российских владельцев, содержащихся в Европе есть квота на место в команде. Для этого достаточно получить высший титул. Но к сожалению, у оппозиционеров сегодня собак такого уровня в Европе нет. То есть данный тезис такой же манипулятивный, как и первый. Напомним, что к единственным альтернативным предложением от оппозиции отборочным в РФ было предложение проводить отборочные в Сербии. Что ещё раз указывает на ангажированность оппозиционеров и лоббирование ими интересов сербской кинологии в ущерб отечественной. Тезис, что отборочные надо проводить там, где будут проходить чемпионаты, не может быть принят, так как, например, в следующем году чемпионаты островных легавых будут проходить в Испании, а не в Сербии.. К тому же, осенние сербские чемпионаты островных этого года ФЦИ не признал.

Четвёртый пункт мы оставим на совести оппозиционеров, но всех, кто продолжает к ним прислушиваться, мы попросим для себя вспомнить клички якобы засуженных российскими судьями собак под управлением оппозиционно настроенных граждан. У нас есть подозрения, что вся их оппозиционность продиктована отсутствием качественных собак для достойной конкуренции как в Крыму, так и в Европе. Сегодня САСIТы в Европе получают собаки президентов НКП «бретонский Эспаньоль» (Филимон) и президента ФФТ (Аляска) – организаторов филд трайлов в РФ, и в Крыму блещут неоппозиционные собаки.

Оправдывать предвзятым судейством основные «очень хорошо» у клиентских собак можно, можно даже отказаться от участия, объяснив клиентам, что судьи тебе не благоволят, но уж очень это напоминает попытку уйти от отвественности за невыполненную работу, за которую клиент хорошо заплатил.

Принимая во внимание все вышеуказанное, создаётся впечатление, что наши оппотрайлеры действуют по модели поведения несистемной оппозиции власти во внутренней политике РФ: в Европе все супер – у нас все плохо, виноват в этом «плохо» тот, кто делает, а не я, который ничего не делаю или делаю, но ещё хуже. Это при том, что не везде в Европе все супер, особенно, на площадке «наших сербских друзей».

«Псарня» (c)

Ссылка на оригинал публикации и ее обсуждение в ФБ

Мнение редакции: Крымские и европейские трайлы

Забавно наблюдать за российскими обезьянками от кинологии, которые готовы на пупе извертеться и мать родную продать лишь бы оправдать свою неспособность конкурировать на трайлах в Крыму.

Сначала у них были судьи не те, теперь трайлы в Крыму не такие.

Крым находится под санкциями, что в том числе выражается в непризнании ФЦИ титулов, полученных на мероприятиях на его территории. Чтобы обойти санкции, РКФ разработала положение о Крымских чемпионатах, в котором ЧРКФ ФТ, при условии соблюдения всех требований предъявляемых к мероприятиям ранга CACIT, приравнен к CACIT.

Но нашим обезьянкам такая бумажка не подходит, что говорит о том, что на самом деле интересуют их больше бумажки, а не то, что за ними стоит. И ладно бы инородцы доказывали в сети, что крымский титул – это и не титул вовсе, но когда, фактически, санкции против отечественной кинологии, поддерживает русский человек в то время как самые авторитетные европейские судьи их игнорируют, приезжая в Крым судить чемпионаты, где присуждают собакам высшие титулы, то с его стороны это выглядит как самоуничижение.

Очень любят наши обезьянки ссылаться на Сербию. Да, сербские трайлы собирают много собак и наши трайлеры в том числе много сделали для распиаривания этой площадки, но пускай те, кто пытается доказать бОльшую престижность сербского титула перед крымским, расскажут в сети также напористо, почему официальная французская кинология отказывается признавать сербские титулы, почему авторитетные итальянские судьи там не судят (зато судят в Крыму), почему многие известные итальянские заводчики своих собак с недавних пор в Сербии не ставят и, наконец, почему в этом году ENCI вообще отменила итальянские САСITы в Сербии.

«Псарня» (c)

Ссылка на оригинал публикации и ее обсуждение в ФБ

Мнение редакции: Ботало и бипер на филд трайлах по вальдшнепу

Если филд трайл легавых собак по вальдшнепу проходит не в период миграционных высыпок, а по местной птице, которая в достаточной мере рассредоточена по угодьям, как правило, закрытым, то очевидно, что преуспевать на таких состязаниях будут собаки, обладающие способностью искать широко, избирательно, не теряющие при этом контакт с ведущим и способные отрабатывать птицу так, чтобы удерживать ее на стойке достаточно долгое время.

Очевидно, что визуальный контакт ведущего с собакой в таких условиях, а именно описанные выше условия делают состязания наиболее информативными для целей выяснения степени пригодности легавой собаки к охоте на вальдшнепа, по объективным причинам, будет ограниченным. Судьи также будут лишены возможности большую часть времени выступления видеть поиск собаки.

Соответственно, использование различных средств подачи звуковых сигналов, которые закрепляются на ошейнике собаки, становится необходимым не только для эффективной охоты на эту птицу, а в данном случае для выступления на испытании, но и для его судейства. Наилучшим средством для этих целей является ботало или колокольчик. Ботало или колокольчик, в отличие от бипера, позволяет судье на слух воспринимать все нюансы поиска собаки и даже отработки ею птицы. По звуку ботала или колокольчика легко можно понимать бежит собака быстро или медленно, замедляется она или ускоряется, насколько она удаляется, “видеть” рисунок поиска, воспринимать детали отработки птицы и чем эта отработка закончилась – стойкой или гоньбой… Конечно, во многом это обеспечивается качеством самого изделия. Хорошее ботало отчетливо слышно в среднем на расстоянии 150-200 метров. Такая дистанция и является близкой к максимальной дистанции удаления от охотника для комфортной охоты на вальдшнепа при невысокой плотности.

Единственным недостатком ботала в сравнении с бипером является сложность нахождения собаки на стойке при значительном удалении собаки от ведущего или в зарослях. Для этого, особенно на состязаниях, было бы оправданным применять ботало совместно с бипером, включенным в режиме молчания при движении собаки и включении при ее неподвижности.

Использование бипера на состязаниях не должно быть обязательным, так как опытные охотники-ведущие вполне способны позиционировать место смолкания звука своего ботала с большой точностью на большом же расстоянии, а к самому же звуку бипера конкретная собака может быть и не приучена.

Средства же слежения за собакой в поиске при помощи спутников, как и бипер, также не годятся для составления полноценной картины поиска, и, конечно, уступают биперу при локализации собаки на стойке.

Принимая во внимания все вышесказанное, наверное, было бы оправданным сделать обязательным использование ботала на филд трайлах по вальдшнепу, а использование бипера допустить по желанию ведущих и только в режиме локализации собаки на стойке в зависимости от закрытости угодий по решению организаторов состязаний.

«Псарня» (c)

Ссылка на оригинал публикации и ее обсуждение в ФБ

Мнение редакции: Неподвижность при взлете птицы

На филд трайлах легавых и спаниелей приветствуется абсолютная неподвижность собаки во время взлета птицы после стойки легавой и вспугивания спаниеля. Эта способность имеет безусловную пользу на охоте, особенно для спаниелей, так как снижает риск попадания собаки в зону поражения ружейным выстрелом, производящегося по взлетевшей птице или бегущему мелкому зверю.

Возникает вопрос: возможно ли добиться методами селекции врожденной остановки и неподвижности на взлет птицы и бегство мелкого зверя, принимая во внимание, что преследование хищником жертвы является одним из основных элементов охотничьего поведения псовых? По сути, получается, что для достижения врожденной остановки и неподвижности на взлет птицы и бегство зверя необходимо методами селекции заглушить стремление к преследованию жертвы. Допустим, такая модификация поведения отбором возможна, как оказалось возможным заглушить бросок на жертву при выработке стойки, но тогда возникает следующий вопрос: как это отразится на отработке птицы до стойки легавой и до ее вспугивания спаниелем?

Стойка легавой по своей природе – это одновременное замирание изготовившегося к броску хищника и изготовившейся к бегству жертвы. Однако, очень часто стойке предшествует преследование собакой бегущей жертвы, которая, в конце концов, западает во многом благодаря энергичным действиям собаки, и также после стойки часто возникает необходимость преследования жертвы, которая отбегает при подходе охотника к стойке, чтобы снова заставить ее запасть. Получается, что если попытаться заглушать отбором преследование взлетевшей птицы и побежавшего зверя у легавых собак, то это неминуемо отразиться на качестве отработки ими птицы как до стойки, так и после стойки.

Как это может проявляться на практике? На практике легавая, обладающая врожденным отсутствием стремления к преследованию взлетевшей птицы и бегству мелкого зверя, с большой вероятностью может оказаться неспособной отрабатывать бегущую птицу, то есть будет неспособна преследовать птицу, чтобы заставить ее запасть, и также будет неспособна доработать отбегающую птицу после стойки на подводке при возникновении такой необходимости.

Со спаниелями все по-другому. Спаниель, наоборот, при обнаружении затаившейся дичи должен мгновенно переходить к ее вспугиванию, а после начала движения дичи останавливаться, так как преследование бегущей птицы или мелкого зверя очень часто будет сопровождаться выходом его за пределы дистанции поражения ружейным выстрелом.

Соответственно, если у спаниеля выработка методами селекции остановки и неподвижности на взлет птицы возможны без последствий для других элементов его рабочего комплекса и, следовательно, можно не опасаясь последствий вести отбор на склонных к остановке на взлет птицы и бегство мелкого зверя собак этих пород, то для легавых остановка и неподвижность на взлет птицы, по всей видимости, должны остаться элементами постановочными. Выработка остановки и неподвижности на взлет дрессировкой у легавых при этом должна осуществляться с большой осторожностью, чтобы не навредить другим элементам рабочего комплекса. А иногда, принимая во внимание навыки, опыт дрессировщика и индивидуальные особенности конкретной легавой собаки, было бы правильным отказаться совсем от выработки у неё остановки и неподвижности на взлёт.

Из всего вышесказанного следует, что если требование к спаниелям в части остановки и неподвижности на взлет на филд трайле должно быть максимально жестким для всех собак этой группы пород, то на филд трайле легавых требование абсолютной неподвижности может быть предъявлено только к собакам, претендующим на высшую оценку. И если поощрение за безупречное выступление легавой, погнавшей птицу после такой же безупречной ее отработки, Сертификатом врожденных качеств (CQN) вполне оправданно, то присуждение такого сертификата отлично выступившему, но погнавшему спаниелю, было бы неправильным.

«Псарня» (c)

Ссылка на оригинал публикации и ее обсуждение в ФБ

Правильная охота

Из книги “Пойнтер и его история”, Вильяма Аркрайта:

“Если молодой охотникъ начинаетъ охотиться съ очень хорошо натасканными собаками, — что, конечно, лучше всего — онъ впослѣдствіи не захочетъ смотрѣть на плохихъ. Но если начнетъ съ посредственными, какихъ мы обыкновенно видимъ, — онъ помирится съ ними и, вѣроятно, — примѣръ очень заразителенъ — будетъ такимъ же неряшливымъ, какъ и его собаки, сдѣлается горе-охотникомъ и въ концѣ-концовъ обратится въ промышленника. Подобный стрѣлокъ навѣрное будетъ считать себя охотникомъ, въ дѣствительности же онъ имѣетъ на это званіе столько же правъ, сколько и его повѣсы-собаки. Сверхъ того, онъ не въ состояніи получить и представленія объ наслажденіи правильной охотой. He существуетъ удовольствія выше охоты съ хорошими собаками и ничего нѣтъ хуже и противнѣе, какъ имѣть некровныхъ и плохо натасканныхъ собакъ”
(The Madern Shooter, соч. капитана Lacy, 1842, стр., 154)” (с)

Ссылка на оригинал публикации и ее обсуждение в ФБ

А. Мацокин, судейская заметка: Филд трайлы по вальдшнепу 2021

Для успеха на прошедших состязаниях в формате филд трайл “охотничья практика” от ведущих требовалось не много – вести себя так, как ведут себя на охоте, когда добывают вальдшнепа не по принципу “лишь бы добыть”, а стремятся взять птицу из-под стойки собаки или после доработки ее со стойки на подводке.

Судьи предоставляли ведущим возможность дать собаке доработать птицу при потере ее с чутья на стойке или на подводке, чего не бывает на филд трайлах по куропатке. При этом обращалось внимание на то, как собака это делала – опускание вниз головы с явным утыканием в след неминуемо приводило к спору или пропуску птицы, за что и были сняты две собаки.

Для того, чтобы преуспеть, от собак также требовалось вести поиск в характерных местах, способность и приученность отрабатывать вальдшнепа иногда при полном отсутствии или разнонаправленном движении воздушных потоков, так как поиск производился как в относительно открытых, так и достаточно закрытых угодьях.

Так или иначе, удача сопутствовала собакам ведущих, которые потратили некоторое время на адаптацию своих подопечных в угодьях рядом с местами, где прошли состязания, а также собакам, обладающим достаточным опытом охоты на вальдшнепа.

Безусловно, могла претендовать на высший титул сука породы английский сеттер по кличке Камхантинг Джази под управлением Игоря Куфтина, блиставшая все дни состязаний, показавшая высокий стиль, концентрацию в поиске с обыскиванием характерных мест. В первый день Джази не повезло – она слишком увлеклась поиском, зато на второй день ей удалось отработать вальдшнепа так, что она продержала его на стойке до подхода ведущего не менее пяти минут, при этом птица взлетела прямо из-под ее носа после подхода ведущего и расстановки судей, чтобы иметь возможность видеть взлетевшую птицу. Собака не получила высшего титула из-за пары досадных приостановок, не закончившихся стойкой по птице и из-за небольшого недостатка контакта с ведущим. Все-таки присуждение высшей оценки на филд трайле требует совершенства во всех элементах работы. Тем не менее, что и отметил главный судья состязаний, Янис Футрис, это великая собака, великолепный охотник и она способна сделать большую спортивную карьеру.

Ссылка на оригинал публикации и ее обсуждение в ФБ

Занимательная статистика: Филд трайлы легавых по вальдшнепу 2021

Занимательная статистика или любителям судить о качестве собаки по количеству выложенной на фото с ней битой птицы на заметку.

В общей сложности за 4 дня состязаний состоялось 35 пусков 21 легавой собаки. Практически в каждом пуске судьи видели на выстреле минимум одного вальдшнепа, который спарывался, сталкивался собакой или взлетал из-под ног ведущего или судей. При этом взлетала непосредственно из-под стойки на выстреле, за исключением первого дня, в котором было две зачётные стойки, всего одна птица в день.

Другими словами, добыть из-под правильной работы легавой за 4 дня состязаний можно было бы всего 5 птиц на 21 легавую собаку.

Ну и чтобы закончить, в один день состязаний за примерно 2 часа с 9 собаками судьи насчитали 17 вальдшнепов на выстреле при одной зачётной стойке, то есть если бы у одного из судей было ружьё и возможность стрелять, хорошие навыки стрельбы при полном отсутствии у него знаний об этике или правильной охоте с легавой, то «натюрморт» получился бы зачётным, только что бы он рекламировал?

«Псарня» (c)

Ссылка на оригинал публикации и ее обсуждение в ФБ

Еще раз об универсальности

Э. Лаверак, «Сеттер», Глава VI «О ведении породы и о значении родословной»

“..Главное, на что должно быть обращено внимание при ведении породы, это то, для какой цели предназначается животное. Мое мнение таково, что ОБЩЕПОЛЕЗНОСТЬ (выд. автором) для ружейной охоты составляет великий desideratum*. (с)

*желаемое, но не достижимое (лат.)

Ссылка на оригинал публикации и ее обсуждение в ФБ

Еще раз о происхождении стойки

Р.Ф Гернгросс, “Полевые испытания легавых подружейных собак и судейство на них.”, часть II, глава 8, апрель, 1926 г.

“..В самом деле, благодаря чему удалось выработать в легавой собаке стойку? Благодаря тому, что всякое животное, стремящееся поймать, схватить другое животное, прежде всего старается приблизиться к своей жертве на расстояние прыжка, броска и т.п., подкрасться к жертве, и вот, перед этим прыжком или броском естественно должен быть момент, когда преследующее животное с одной стороны сжимается, собирается для этого прыжка и, с другой стороны, старается обмануть жертву, делает вид, что оно вовсе не стремиться к жертве, остается само на месте, стараясь взглядом, сосредоточением его, как бы загипнотизировать жертву, которая его видит, и удержать ее на месте, заставив жертву сосредоточить все внимание на своих глазах. Это происхождение стойки особенно ясно на свободе у всех кошачьих пород. Но стойка бывает, если он скрадывает жертву, и у волка, и у медведя. Я сам видел на грязи отчетливые следы стойки медведя, скравшего и бросившегося на лошадь, вполне подтверждавшие рассказ очевидца гибели этой лошади – пастуха, и, я думаю, многие видели стойки волков, славливающих собак по зорям на околицах, а иногда и на улицах деревень. На этом естественном стремлении, на этом первообразе стойки и была выработана стойка легавой собаки, вошедшее через десятки поколений в ее природное свойство.

Надо помнить, что побудить животное к активному положительному действию, противному его естественному влечению, в высшей степени трудно. И наоборот, гораздо легче заставить его воздержаться от естественного стремления, ибо для первого, надо как бы действовать животным, его мозговым и нервным центром, его членами, а для второго достаточно только удержать животное, причем оно остается пассивным. Так вот, задерживая цепочкой на стойке, позволяя двигаться со стойки так же медленно, крадучись, как до стойки и не позволяя сделать броска или прыжка, а наоборот, укладывая собаку при взлете птицы, человек и выработал ту стойку, которая так необходима для охоты на птицу. Когда иная собака, сделав короткую стойку, затем самостоятельно делает бросок и пытается схватить птицу или бросается за взлетевшей птицей, у нее лишь пробуждается ее основной инстинкт в не преобразованном, переработанном человеком виде, а в первоначальном. Вы, конечно, знаете все это сами, и , быть может выражаете нетерпение, что я отнимаю у вас время такими общеизвестными положениями. Делаю я это потому, что мало знать то или иное положение, взятое отдельно само по себе, надобно привести его в связь с другими явлениями, вот тут-то и бывают ошибки, подобные той, которую делает Де-Бру, а для этого, особенно для уяснения причинной связи двух явлений, необходим особо четкий их анализ” (с)

Ссылка на оригинал публикации и ее обсуждение в ФБ

Судья, легавые собаки и охота на бекаса

Автор: Franky LHOMME, судья ФЦИ, Президент миланского бекасиного клуба, владелец легавых собак чемпионов Европы по бекасу пород ирландский сеттер и бретонский эпаньоль

Перевод: А. Мацокина.


Все с восторгом говорят о болотах Котантена. По мнению людей это самые лучшие угодья, самые богатые бекасом, самые просторные и т.д. Действительно, эти угодья легкие для собак и позволяют проводить состязания на уровне весенних состязаний по куропатке, но правда для селекции находится в тяжелых угодьях. Только лучшие собаки могут бежать, а иногда, кажется, что они летят, там, где другие вязнут и отказываются искать. Менталитет и жадность собаки здесь все решают, на это и нужно вести отбор. Рисовые поля – лучшие угодья для такой селекции. Не важно как сложена собака – будь она легкой или мощной – все происходит в ее голове – если у нее есть желание и страсть, то она побежит на любой местности.

Породный ход, страсть, манера поиска дичи и, в особенности, стойка, а также всё, что ей предшествует, очень важны. Наша задача – сохранение породных особенностей.

Для комфортной стрельбы по птице необходимо, чтобы она была остановлена, а лучше, я бы сказал, была загипнотизирована, в таком случае она будет прижата к земле и не сбежит. Охотник тогда сможет приблизиться к птице и произвести выстрел в меру. По этой причине надо поощрять собак, которые становятся коротко, нежели тех, которых надо посылать на подводку больше десятка метров, чтобы поднять птицу, поскольку она не была прижата. Такая стойка – это всего лишь отличное указание, но она не заслуживает присуждения САС, так как бесполезна. Господин Жино Ботто в большом поиске, практически, никогда не посылал своих собак на подводку, чтобы они усвоили, что надо становиться в птицу, а не по запаху.

Чтобы загипнотизировать бекаса, собака должна прерывать параллель и быстро выходить на птицу, демонстрируя тем самым энергию и качество чутья. Стойка должна быть напряженной. Собака, которая становится без предварительной отработки запаха, не представляет большого интереса, так как она не оставляет параллель, чтобы блокировать птицу и, как правило, много птицы улетает до того, как собака до нее доберется или собаке будет очень сложно загипнотизировать птиц, а охотнику будет непросто подойти к ней для выстрела. Зачем нужна стойка, если невозможно отстрелять птицу?

Нужно больше поощрять природные охотничьи качества собаки, чем ее дрессировку, так как без стойки по птице не будет квалификации.

Охота на бекаса с легавыми собаками самая сложная и самая увлекательная. Для успеха собаки должны обладать многими качествами и работать исключительно по запаху птицы. В зависимости от погодных условий птица может быть более или менее строгой. Ее поведение в разные дни может отличаться, отсюда сложность в судействе и проведении состязаний. В определенные дни, во время сильного ветра, особенно восточного, невозможно приблизиться к бекасу, так как он взлетает очень далеко. В таких условиях, чтобы собаки имели возможность сделать стойку по птице, их лучше пускать по ветру. Классная собака пойдет искать ветер и, возвращаясь, будет делать свои параллели на вас. Так собаке будет гораздо проще приблизиться к птице и стать по ней, чем когда бекас видит человека, управляющего собакой. Бекас взлетает против ветра, что упрощает охотнику задачу, и он сможет воспользоваться стойкой.

Я считаю, что судья во время состязания должен вести себя так, как будто он тоже участник охоты и, следовательно, на нем лежит большая ответственность за ее успех. Его обязанность – предоставить всем собакам возможность встретить бекаса. Его указания должны ориентировать участников таким образом, чтобы их собаки попадали в бекасиные места. Он должен предоставлять участникам возможность воспользоваться своим опытом – подсказать им как вести собак и, в особенности, как их расположить на местности, чтобы у них был шанс. Это можно делать не всегда явно, но это обеспечит хорошее течение состязания и облегчит судейство.

Было бы опрометчиво создавать специальные правила для состязаний по бекасу, хотя есть множество ситуаций, которые делают охоту на него очень сложной. Для меня единственными ориентирами при судействе являются, прежде всего, опыт, полученный на охоте позади моих собак и фундаментальные принципы, которые легли в основу правил филд трайлов.

Нужно всегда держать в голове, что на состязаниях мы отбираем собак, которые завтра станут производителями. Этот отбор, прежде всего, делается в интересах охотников, он должен сохранять и защищать современные породы легавых собак, чтобы охотники могли в линиях, отобранных с нашей помощью, найти себе качественных помощников, которые будут искать, останавливать птицу, быть скороспелыми, страстными, легкими в дрессировке и применении – быть достойными представителями своих пород.

Ссылка на оригинал публикации и ее обсуждение в ФБ

ФЛАШ

Жан-Клод Дарригад (из личной переписки)

Легавые собаки должны находить дичь, делать стойку по ней и если возможно блокировать ее. Обычно, если работа сделана правильно, подводка не требуется – дичь заблокирована и взлетит при подходе ведущего. Разумеется, собака должна ждать подхода своего ведущего .. столько времени сколько потребуется.

Посылать на флаш [вспугивание броском- прим. переводчика ] – значит разрушать эту способность ждать.. чтобы принудить к взлёту

Послать на подводку – значит попросить собаку приблизиться к дичи, другими словами, исправить неидеальное место стойки

Ты уловил нюанс?


Оригинал:

Les chiens d’arret doivent trouver le gibier, l’arreter et si possible le bloquer. Normalement si leur travail est fait correctement, le coulé n’est pas necessaire, le gibier est bloqué et il s’envolera à l’approche du conducteur. Bien entendu le chien doit attendre l’arrivée de son conducteur …. tout le temps qu’il faudra…

Commander le flush s’est rompre cette aptitude à attendre …. pour faire voler

Commander un coulé c’est demander au chien de rapprocher le gibier c’est a dire corriger une position d’arret qui n’était pas parfaite.

Tu saisis la nuance ? Bien amicalement

Ссылка на оригинал публикации и ее обсуждение в ФБ

Мнение редакции: Породе Бретонский Эпаньоль от Псарня

В одной из групп, посвящённых бретонскому эпаньолю Псарню пристыдили за отсутствие вклада в развитие породы бретонский эпаньоль в РФ. Желая исправиться, Псарня решила предложить руководству НКП Бретонский эпаньоль разработать внутренне положение о присвоении звания «рекомендованный [клубом] производитель» и «рекомендованный [клубом] помет». Можно «позаимствовать» его у французов, а можно придумать самим, но если, действительно, НКП ставит перед собой цель развитие и сохрание рабочих свойств породы, то одним из первых и обязательных условий рекомендации должно быть наличие у собаки звания не ниже «трайлер», а лучше – «чемпион трайлер». И чтобы там не было никаких дипломов по национальным правилам испытаний! И впредь, размещать на своих ресурсах рекламу помётов только от рекомендованных клубом производителей.

Кстати, когда НКП будет такое положение принимать, заодно и выяснится, кто там у них шоушник, кто барыга, кто курсистка, а кто заводчик рабочих собак.

«Псарня» (c)

Ссылка на оригинал публикации и ее обсуждение в ФБ

Мнение редакции: Пустая стойка

Если птица при подходе охотника к стойке или завершения подводки не взлетает, то стойку принято считать пустой.

Всегда ли собака, стойка которой не закончилась подъемом птицы, стоит по пустому или по приписываемой пустоте запахам сидки , жировки, пера, экскрементов и т.д.?

Перечислим некоторые случаи безрезультатных, но, по факту, не пустых стоек:

1. Птица может отбежать за ветер при подходе охотника к собаке на стойке. Охотники, которые хорошо знают своих собак, потерю птицы собакой с чутья при своём подходе замечают сразу. Иногда, даже удаётся увидеть как птица отбегает от стоящей собаки, потревоженная человеком, который вмешивается в противостояние «собака – дичь».

2. Контакт с птицей, которая отбегает за ветер, может быть потерян собакой на подводке.

3. Птица может убежать из-под стойки за ветер и до подхода охотника к стоящей собаке, особенно, если собака стала на чистом перед естественным укрытием (например, лесополоса), а также если для подхода охотника к стойке требуется значительное время. После потери птицы собакой в описанной выше ситуации стойки, в классическом ее понимании, уже нет. Собака в этом случает не находится на стойке – она ждёт подхода охотника, опасаясь вспугнуть птицу, которую она потеряла и которая может быть где-то поблизости. Посылать в этом случае собаку на подводку не имеет смысла и было бы не правильно. Правильнее будет взять ее на поводок отвести на пару десятков метров назад и перезапустить.

4. Птица может взлететь вне поля зрения охотника до его подхода к собаке, например, будучи поднятой другой собакой на охоте с несколькими легавыми. Как и в предыдущем случае, собака не стоит, а ждёт, если ее, конечно, ставили соответствующим образом.

5. Собака может стать на взлёт, которого охотник не видел, опять же при соответствующей ее постановке.

Являются ли БЕЗРЕЗУЛЬТАТНЫЕ стойки ошибкой собаки? Если исключить указанную в пунктах 4-5 остановку и неподвижность на взлёт, которые по сути не являются стойками, то описанные безрезультатные стойки следует интерпретировать не как ошибку, а в лучшем случае, как недостаточное качество легавой в части отработки птицы. При этом «классическая» стойка по пустому грубейшей ошибкой безусловно является.

На филд трайле судья, поскольку он, как правило, не в состоянии оценить истинную причину отсутствия взлёта птицы после стойки, обязан дать собаке шанс доказать, что она не пустотой, но после трёх стоек не закончившихся подъемом птицы собака безоговорочно дисквалифицируется. На Большом Поиске дисквалификация следует уже после второй стойки без результата. На титул у собаки, ставшей без последующего подъёма птицы, претендовать вряд ли получится (хотя это полностью зависит от судьи), но если судья сочтёт, что в стойке, не окончившейся подъемом птицы, ошибки собаки не было, то «отлично», при условии качественного выступления по всему комплексу и, минимум, одной положительной работы, она может заработать вполне.

«Псарня» (c)

Ссылка на оригинал публикации и ее обсуждение в ФБ

Мнение редакции: У кого легавая лучше или еще раз о филд трайле

Охотник азартен. Азарт составляет суть охоты. Однако, реализуется азарт на охоте у разных охотников по-разному. Для одних смысл охоты заключен в количестве или в размере добытого (животного, клыков, рогов), для других цель охоты – победа в состязании, например: человек vs дикая природа, животное, созданное (измененное) человеком vs дичь, охотничья собака vs охотничья собака.

Охота как состязание тем азартнее, чем она сложнее и чем выше уровень ее состава. Основной источник азарта на охоте, где состязаются охотничьи собаки – эффективность и эффектность их работы по дичи. То есть уровень состязающихся собак обеспечивает накал страстей на такой охоте. Но поскольку в состязании участвуют, как минимум две собаки и как правило, два заинтересованных охотника, то нужно договориться о правилах состязания.

Впервые о таких правилах договорились 156 лет тому назад – в 1865 году состоялись первые филд трайлы легавых собак.

Основные каноны, по которым сегодня определяют победителя на состязаниях в формате филд трайл, следующие: поиск, контакт, стиль, нахождение и отработка дичи.

Для обеспечения максимально возможного равенства условий и наглядности состязание производится в паре, при этом лучшая собака определяется не по количеству работ, а по их качеству. Тем не менее, способность найти и отработать дичь быстрее конкурента, безусловно, учитывается. Эффективность на филд трайле определяется способностью собаки использовать все возможности, чтобы быстро найти дичь, не допустив при этом ошибок ни в ее поиске (пропуск, спор), ни в ее отработке (толчок). Стильная собака всегда будет поставлена вперед при условии, что она также будет лучшей в нахождении дичи. Другими словами, стиль на филд трайле не рассматривается вне эффективности и по сути является одним из критериев ее качественной оценки, пропущенной через призму породности. И конечно, все действия легавой собаки во время состязания должны осуществляться в полном контакте с охотником, начиная от поиска, заканчивая подводкой, если таковая потребуется.

Учитывая все вышесказанное, дорогие охотники, если вы вдруг захотите выяснить, чья легавая собака лучше, не изобретайте велосипед – воспользуйтесь правилами и форматом филд трайлов, которые для этого и были придуманы и отточены за почти 160 лет.

«Псарня» (c)

Ссылка на оригинал публикации и ее обсуждение в ФБ

Мнение редакции: Страсти и страстишки по российскому филд трайлу

Страсти

Наши люди хотят и любят состязаться своими собаками, хотят побеждать в честной и открытой борьбе. Приветствуют непредвзятое и строгое судейство. Не считаются ни с какими затратами, чтобы заполучить первоклассный материал и подготовить его по самым высоким стандартам. Не унывают, если терпят поражение – делают работу над ошибками и идут дальше, поддерживая своим участием молодое российское филдтрайловое движение, так как понимают, что не будет здесь филд трайла, не будет и у них классных собак.

Страстишки

Но не все наши люди умеют проигрывать. Некоторые свой провал объясняют исключительно предвзятым судейством, а даже невысокую квалификацию соперника – судейской благосклонностью к нему или какой-то политикой. Иные, побеждавшие вчера, не видя до себя шансов выиграть сегодня, выбирают тактику уклонения от борьбы, стремясь при этом всячески и где только можно дискредитировать организаторов, а вместе с ними и все российское филдтрайловое движение, находя горячую поддержку и одобрение своим измышлениям, а иногда и откровенной клевете, у фестивальщиков-восьмидесятников, коммерсантов от кинологии и их непритязательной ведомой клиентуры.

Предлагаю разговорчивым недовольным подумать над тем, где вы завтра будете показывать своих собак, где будете получать свои кровные за натаску под очхорики для повышения продаваемости пометов ваших клиентов, если победят ваши страстишки и филд трайловое движение в РФ свернется.

На сегодня нет на филд трайле в РФ другой цели, кроме как обеспечить высокий уровень требований к собакам и объективность при выявлении победителей. Иной подход просто неразумен и не имеет перспективы развития. Это понимают и недоброжелатели, отсюда и основные тезисы их контпропаганды: «крымский междусобойчик», «одни и те же лица», «дали за красивые глаза». Оправдываться перед диванными аналитиками, коммерсантами и фестивальщиками бессмысленно, а вот обиженных и струсивших участников, кто продолжает или собирается в будущем пить воду из филдтрайлового колодца, попросить туда не плевать было бы справедливо.

«Псарня» (c)

Ссылка на оригинал публикации и ее обсуждение в ФБ

А. Мацокин, судья ФЦИ: Замечания ведущим и владельцам по итогу весенней серии филд трайлов 2021, организованных федерацией филд трайла

1. Одна из сложнейших задач при подготовке собаки к филд трайлам – подвести собаку к состязаниям в оптимальной физической форме. Очень часто, из-за недостатка времени, особенно, после длительного зимнего или летнего перерыва собака не успевает набрать форму к началу состязательной серии или подходит к ней с уже накопленной усталостью, не успевая восстановиться. Ведущим надо грамотно распределить нагрузку собак при подготовке и возможно увеличить время подготовки собаки к состязаниям. Два месяца – это минимальный срок подготовки при перерыве в занятиях более одного месяца, при условии, что собака была ранее поставлена. К сожалению, на этих филд трайлах многие собаки были явно далеки от оптимальной физической формы, что явилось одной из главных причин неудач для некоторых очевидно одаренных собак.

2. Филд трайл – это дисциплина, где, прежде всего, оцениваются врожденные свойства. Поиск – важнейшее природное качество легавой, которое на филд трайле оценивается в первую очередь. Поиск на филд трайле должен быть инициативным, рациональным, активным, целесообразным. Собака должна использовать все возможности для нахождения дичи. Категорически не приветствуется на филд трайле поиск механический, зарегулированный. К сожалению, на этих весенних филд трайлах много собак было явно излишне зажатых дрессировкой – демонстрировали поиск на узких, не широких параллелях, не доходя до мест, где могла укрываться дичь. Мне думается, что это следствие попыток ведущих и владельцев усидеть на двух стульях – получать квалификации в разных форматах.

3. Как не хватило многим времени для приведения собак в оптимальную физическую форму, так не хватило его и для завершения постановки. Вследствие чего, ведущие, будучи напряжены, давали не всегда необходимые команды во время взлета птицы, а многие собаки даже с командой не демонстрировали неподвижность на взлет и выстрел. «Использовать все возможности для нахождения птицы» – это не только обыск максимального пространства в соответствии с возможностями породы, проход под ветром возле мест вероятного нахождения птицы, но это еще и способность сразу стать на ветер, пройти в сторону пуска, не оставляя ни метра позади. Последнее, помимо врожденных качеств, требует определенной работы от ведущего.. К сожалению, многие собаки не шли в сторону пуска, пропуская значительные участки, упуская из-за этого часто единственную возможность отработать птицу.

4. И наконец, пару слов об ошибках во время собственно представления собак:

– ведущие должны минимизировать использование свистка во время ведения собаки – это очень сильно портит впечатление о выступлении и, как следствие, снижает его оценку.

– ведущие должны идти так, чтобы быть центром, через который проходит собака, а не ходить за ней по сторонам – это провоцирует несбалансированный по сторонам поиск, что приводит к оставлению больших необысканных участков с одной или с другой стороны, а, как известно, за пропуск дичи на филд трайлах следует дисквалификация вне зависимости от того была там собака или нет. В парных пусках ведущие должны идти рядом.

– ведущие должны своевременно реагировать на быстро меняющуюся ситуацию в поле – где-то вовремя указать направление движения своему подопечному, где-то поспешить к секундирующей собаке, чтобы ее не спровоцировал покинуть стойку другой ведущий и т.д.

– ведущие должны научиться контролировать свои эмоции – эмоциональное состояние передается собаке и влияет на качество ее выступления. К тому же, эмоции мешают ведущему вовремя и адекватно отреагировать на происходящее в поле, что может повлечь за собой ошибку собаки вплоть до ее дисквалификации.

– ведущие в первую очередь должны заботиться о качестве выступления собаки, о качестве судейства должны заботиться судьи. Выискивание судейских ошибок ведущими, а также попытки ведущих объяснить свои неудачи качеством судейства мешают сосредоточиться на ведении собаки и являются явным маркером непрофессионализма ведущего.

Ссылка на оригинал публикации и ее обсуждение в ФБ

Заводчикам и владельцам ирландского красного сеттера или еще раз про лежачую стойку ирландского красного сеттера

“Международный клуб ирландского красного сеттера
Президентам-членам М.К.Ф. Европа
Президенту Международной Кинологической Федерации – М.К.Ф.
Дублин, 12.08.2019.

Господа Президенты,

В ходе заседания правления Международного Клуба Ирландского Красного сеттера – М.К.И.К.С., состоявшегося в Монсес-Лонжева, Франция, 15 марта 2019, все клубы участники обозначили два вопроса, вызывающих серьезную обеспокоенность.

Первый вопрос, обсуждавшийся делегатами, касался того факта, что на выставках собак, проходящих в Европе, некоторые судьи при судействе не руководствуются стандартом породы ирландского красного сеттера: М.К.Ф. – № 120 – 02/04/2001/EN

Особое внимание было обращено на высоту ирландского сеттера, указанную в стандарте породы:

РОСТ

Высота в холке: Кобель от 23 дюймов (58 см) до 26,5 дюймов (67 см)

Сука 21,5 дюймов (55 см) до 24,5 дюймов (62 см)

В действительности, было отмечено, что ирландские сеттеры, чей рост намного выше роста, предусмотренного официальным стандартом породы, все чаще ставятся вперед, что противоречит требованиям стандарта породы.

Вторая проблема, поднятая клубами членами М.К.И.К.С., состоит в том, что некоторые судьи игнорируют существование Официального Рабочего Стандарта, утвержденного Ирландским Клубом Красного Сеттера в 1998 и принятом в М.К.Ф. – № 120 – 02/04/2001/EN

В действительности, некоторые судьи по рабочим качествам, осуществляя судейство в поле, наказывают Ирландского сеттера, который делает лежачую стойку, в то время как в официальном рабочем стандарте 1998 года, утвержденном И.К.К.С., указывается, что ««положение на стойке и стоя, и лежа являются нормой».».

Таким образом, Господин Президент, я прошу Вас предложить породным клубам ирландского сеттера, признаваемых вашей кинологической федерацией, попросить судей при судействе придерживаться вышеуказанных официальных норм.

Благодарю Вас за Ваше любезное взаимодействие и прошу принять мои самые сердечные пожелания.

Рэймонд O’Двайер
Президент М.К.И.К.С.Президент И.К.К.С.»

Ссылка на оригинал публикации и ее обсуждение в ФБ

Мнение редакции: Судья-ведущий-клиент

На филд трайлах претензии на судейское решение не принимаются (п.7.1. Временных правил проведения квалификационных и сертификатных национальных состязаний «Филд Трайл»).

Попытка ведущего публично представить ошибку собаки под своим управлением как судейскую ошибку или судейскую предвзятость, вызванную личной неприязнью судьи к ведущему, недобросовестной конкуренцией является мошенничеством со стороны ведущего, имеющее своей целью подать себя публике и потенциальным клиентам серьезным профессионалом, более компетентным, чем судьи и тем самым оправдаться перед существующими клиентами за неудачу на состязаниях, а также оказать давление на других судей при принятии ими судейских решений в сложных ситуациях в отношении собак под управлением такого ведущего в дальнейшем.

Попытки списать вышеуказанное поведение на эмоции могут быть приняты от ведущего любителя, но не от ведущего, который натаскивает и представляет на состязаниях чужих собак, то есть является профессионалом. Неспособность контролировать свои эмоции делает натасчика профессионально непригодным для серьезной работы с такими чувствительными животным, как легавая собака.

Таким образом, публичное оспаривание судейского решения, как в месте объявления результатов, так и впоследствии в социальных сетях, попытка вербовки там же на свою сторону сторонников, оправдывающих поведение ведущего, выражающееся в систематическом нарушении правил состязаний, причем, не только публичным оспариванием судейских решений и их комментариев, но и демонстративным уходом до окончания состязания, которое считается завершенным только после оглашения результатов, а также неподходом к судье после взятия собаки на поводок, является крайним проявлением непрофессионализма, грубейшим нарушением, как писаных, так и неписаных, правил и должно наказываться жесточайшим образом кинологическими организациями, под чьей эгидой проходят состязания в дисциплине “филд трайл”.

«Псарня» (c)

Ссылка на оригинал публикации и ее обсуждение в ФБ

А. Мацокин: Судейские впечатления о филд трайлах английских охотничьих спаниелей в Тамбовской области

Судья FCI филд трайлов английских охотничьих спаниелей, Мацокин А.О.

С 03 по 07 сентября 2020 года в Тамбовской области я имел честь судить филд трайлы английских охотничьих спаниелей ранга САСТ, организованные Федерацией Филд Трайла. Филд трайлу, прошедшему 06 сентября, был присвоен еще и ранг Чемпионат РКФ.

03, 06 и 07 я судил состязания в качестве главного судьи, а 04, 05 сентября – в качестве члена судейской комиссии. Главным судьей 04, 05 сентября был судья RUS-C, Дмитриевский Сергей Борисович, являясь членом комиссии во время моего председательства. Кроме того, поочередно, в качестве членов комиссии выступали судьи RUS-Q Васильев Андрей Михайлович и Шамарин Дмитрий Викторович.

После окончания ранговых филд трайлов 08 и 09 сентября состоялись квалификационные состязания, в которых поочередно главными судьями были Шамарин Дмитрий Викторович и Васильев Андрей Михайлович, являясь также поочередно в другой день членами судейской комиссии вместе с Дмитриевским Сергеем Борисовичем.

Запись на квалификационные состязания была бесплатной, а в качестве приза были разыграны 750 ружейных патронов. Одной из целей этих квалификационных состязаний была дать возможность судьям с низкой категорией получить опыт самостоятельного судейства, с чем оба судьи RUS-Q, на мой взгляд, блестяще справились.

Состязания 03-07 сентября прошли в соответствии с Положением «о филд трайлах английских охотничьих спаниелей ранга САСТ 03, 04, 05, 06, 07 сентября 2020 г.», утвержденным Департаментом РКФ по дрессировке и испытаниям рабочих качеств собак 30.08.20., Временными правилами проведения квалификационных и сертификатных национальных состязаний «Филд Трайл», утвержденные решением Президиума РКФ 15 мая 2019 г. (с изм. от 11.12.2019) и Планом полевых мероприятий РКФ на 2020 год.

Призы победителям, корма для собак класса премиум торговой марки «BISKO», а также патроны стрелкам и победителю квалификационных состязаний , были предоставлены Тамбовской региональной общественной организацией «Центр охотничьего собаководства». Владельцу кокера, победителя чемпионата РКФ с титулом САСТ была вручена золотая монета с логотипом Федерации Филд Трайла.

Практическое проведение филд трайлов осуществлялось оргкомитетом в составе:
Председатель – Позднеев К.А.
Члены Оргкомитета: Блохина И.Б., Синяков А.Ю.

Организатор заблаговременно определил и протестировал поля на наличие достаточного количества птицы (перепел) для натаски собак участников перед состязаниями и собственно состязаний в угодьях Тамбовского областного общества охотников и рыболовов. К началу сезона охоты на полевую дичь (5 августа) Организатором было определено 11 полей для подготовки собак к состязаниям. Были также подготовлены резервные состязательные поля. В итоге, все участники, которые, действительно, концентрированно искали, имели возможность показать работу по птице.

Состязания 03-07 сентября обслуживались 4 стрелками, назначенными Организатором. Квалификационные состязания проходили с участием 3-х стрелков. За порядком во время состязания следили распорядители, также назначенные Организатором.

Жеребьевка и перекличка были произведены своевременно в полном соответствии с Положением.

Участники с собаками в день состязания собрались в указанном в положении месте сбора, что представляло собой двор у входа в гостиницу, где была размещены флаги организатора. После переклички все проследовали в состязательные поля, которые находились в 10 км от места сбора.

Состязания все дни начинались с рассветом ориентировочно в 5.30 минут и заканчивались не позже 8.00.

Следует отметить отличную организацию мероприятия. Безупречное соблюдение регламента. Замечаний к работе Секретариата нет.

Угодья, в которых проходили состязания, представляли собой заброшенные поля, поросшие сорной травой: бодяк полевой, марь белая, полынь, осот полевой, вьюнок полевой, щетинник и т.п. Высота растительности варьировалась от 20 см до 70 см. Местами растительность была густой, местами редкой. Встречались участки с растительностью, образующей ковер.

Погода не благоприятствовала участникам. Длительное отсутствие дождя высушило поля полностью. При проезде по грунтовым дорогам из-за пыли с трудом можно было рассмотреть впереди идущую машину. Утром не было даже намека на росу. Влажность в начале состязания не превышала 50-60 процентов, а к концу состязания была уже не выше 40 процентов. Температура в течение всех состязаний была в пределах 14-18 градусов. Ветер во все дни состязаний был в пределах 2-4 м/c, хотя не все дни начинал дуть сразу. Пару дней состязания начинались без ветра, который раздувался через полчаса.

Состязания состояли из двух обязательных туров. Четные номера выступали под судьей справа, нечетные – под судьей слева. Затем, те собаки, которые не были дисквалифицированы в первом туре под одним судьей, выступали под другим. В третий тур вызывались собаки, понравившиеся судьям по итогу двух туров, но не имевшие или работу по птице, или подачу, или то и другое вместе.

Поскольку согласно правилам на филд трайле английских охотничьих спаниелей собака не может получить оценку, если она не была испытана на подачу с глубокой воды, то 03 и 08 сентября состоялись водные тесты, в которых приняли 12 и 5 собак соответственно. Все 17 собак прошли водный тест успешно.

Всего в серии филд трайлов 03-09 сентября приняло участие 16 английских спрингер спаниелей и 1 кокер. Оценки получили 7 собак, одна собака получила оценку в двух состязаниях. 1 собака, кокер, получила титул САСТ и звание Чемпион РКФ. Все квалифицированные собаки сделали минимум одну работу по живой птице и одну подачу битой птицы из-под отстрела.

Неквалифицированные собаки – за все дни их было три, а также дисквалифицированные допускали следующие ошибки: слишком широкий поиск, отсутствие концентрации в поиске, бег без поиска, невозможность наведения в место падения при закрытой подаче, ненахождение битой птицы (по большей части это объяснялось трудными условиями – низкая влажность), неостановка на взлет и выстрел, управление при наведение на битую птицу голосом, один случай мнущей хватки, один случай скулежа в поиске, один случай физического контакта с собакой.

По всей видимости, не все ведущие имели возможность адаптировать своих собак к угодьям, в которых проходили состязания, может быть по этой причине некоторые собаки не показывали необходимую концентрацию в поиске. Кроме того, по плотности и ширине поиск практически у всех собак, за исключением В-Дарт, Veya и кокера, выигравшем Чемпионат РКФ с титулом САСТ, не совсем соответствовал охоте со спаниелем на тот вид дичи, по которому проходили состязания. Поиск подавляющего большинства собак отличался излишней шириной и глубиной. Это же влекло за собой избыточное использование звуковых команд, подаваемых при помощи свистков ведущими.

Из выступавших под моим судейством очень хорошее впечатление своим контактом, правильным по ширине и плотности поиском произвела асс VEYA Ежова. К сожалению, ведущий недостаточно отработал наведение собаки при закрытой подаче.

Понравились драйв и эффективность асс FIELDPUNCHER AVEL, владельца и ведущего Щеголева. Практически в каждом пуске собака быстро находила птицу, иногда имела по две работы, но то ли избыточная горячность собаки, то ли ведущего приводила к дисквалификации то за слишком широкий поиск, то за голосовую команду, то за физический контакт. Но в одном состязании у обоих все получилось и собака выиграла состязания с первым отлично, оставшись без титула из-за избыточного управления со стороны ведущего.

В заключение, краткое описание выступления кокера, победителя чемпионата РКФ с титулом САСТ, KINGCOTT BLACK VELVET, владелец и ведущий Васильев А.М.:

В первом туре без работы по живой птице и без подачи. Поиск хорошо отрегулированный. Плотный челнок. Достаточно стильный ход. Концентрация в поиске абсолютная. Поиск ведет в пределах, позволяющих комфортный отстрел птицы ведущим. В первом туре собака выступала в очень сложных условиях – сплетение травы, которое связывало движения собаки. Контакт отличный. Управление собакой ведущим минимальное – собака сама регулирует поиск. Во втором туре собака показала яркую работу по птице, быстро выбив ее после прихватки, моментально остановившись на взлет. Продемонстрировала также выдержку на выстрелы. Будучи посланной на подачу, по прямой линии направилась в место падения птицы. Во время движения на подачу из-под собаки взлетела еще одна птица. Собака моментально остановилась на взлет. Будучи снова посланной на подачу, быстро и точно вышла в место падения битой птицы. Быстро ее там нашла, подобрала и также энергично, как и при движении по команде на подачу, прямолинейно направилась к ведущему с птицей. Отдала птицу прямо в руки. 1 отлично, САСТ, Чемпион РКФ.

Ссылка на оригинал публикации и ее обсуждение в ФБ

Мнение редакции: Пару слов о натаске и натасчиках


«Натаскивать, натаскать собаку (охотнич.), приучить подружейную собаку к охоте на деле, на опыте, таская ее с собой.» (с) Толковый словарь Даля.


Услуги натаски предлагаются на аутсортинге. В рекламе обычно предлагается натаска “под охоту” или “под диплом”. Очевидно, что только во втором случае возможно формальное подтверждение выполненной работы. Но, как известно, бумаги покупаются и продаются, поэтому единственным реальным критерием оценки результата выполненных работ натасчиком является удовлетворенность или неудовлетворенность клиента. Возникает естественный вопрос, а не проще ли в таком случае потенциальному клиенту натасчиков купить у них же уже натасканную собаку, посмотрев ее предварительно в поле? Ведь, помимо рисков, связанных с возможным непроявлением необходимых рабочих качеств на должном уровне при покупке собаки щенком, существует риск как потери собаки, отданной в натаску, так и ее порчи неумелым обращением.

Другое дело, поддержание собаки в форме или приведение ее в форму к сезону охоты. Но тут можно обратиться к тому же натасчику, у которого и приобреталась натасканная собака. Если покупатель был удовлетворен приобретенным продуктом ранее, то риски его потери или порчи при таком подходе к выбору натасчика будут минимизированы.

Еще один повод привлечь натасчика к сотрудничеству – демонстрация достижений питомника, а также селекция внутри питомника – кого в племя, кого на продажу, кого в выбраковку. Но в этом случае заказчик не хуже, а может и лучше, должен разбираться в натаске и, соответственно, он в состоянии сам оценить все риски, максимально их минимизировать и, следовательно, в сторонних советах по выбору подрядчика не нуждается.

И наконец, к натасчикам обращаются амбициозные и страстные владельцы, которые покупают собак для участия в состязаниях, так как это является формой их досуга. Но и в этом случае лучше покупать готовую, полуготовую или «стартовавшую» собаку, содержать и тренировать ее там, где ее и купили..

В итоге, получается, что натаска “под охоту” или “под диплом” – это большой риск нарваться на мошенника, коновала или просто напрасно потратить деньги, не получив желаемого результата. Было бы, наверное, правильным такие объявления охотнику игнорировать, а искать объявления по продаже готовых собак.

«Псарня» (c)

Ссылка на оригинал публикации и ее обсуждение в ФБ

Мнение редакции: Разница в подходах к оценке легавых собак на испытаниях в ФЦИ и в РКФ

Подходы к испытаниям легавых собак в системе ФЦИ и в РКФ разнятся и разнятся существенно. Утверждение национальных правил филд трайлов, составленных в соответствии с международными правилами ФЦИ, позволяет унифицировать подходы, но поскольку основное наше поголовье пока не в состоянии выполнить жесткие требования филд трайлов, процесс этот может затянуться надолго. Поэтому было бы, наверное, правильным рассмотреть возможность приведения действующих правил испытаний легавых собак РКФ в соответствие с международными правилами при сохранении низких требований к собакам.

Итак, какие же различия в подходах.

Начнём с самого главного. В действующих правилах испытаний легавых РКФ существо составных элементов работы легавой по птице (потяжка, стойка, подводка) отличается от того, как она понимается в системе ФЦИ. В действующих правилах потяжка понимается как уточнение запаха птицы, а в международных правилах потяжка – это отработка уже локализованной чутьем птицы. В действующих правилах РКФ стойка – это указание птицы, а в международных – удержание запавшей птицы в результате потяжки. Подводка в действующих правилах испытаний РКФ направлена на подъем птицы, то есть, по сути, представляет собой действие направленное на вспугивание птицы собакой, а в международных правилах подводка понимается как доработка собакой отбежавшей от стойки птицы при подходе ведущего или корректировка дистанции в сторону сокращения слишком дальнего местоположения стойки до неподвижной птицы. Птица поднимается по идее международных правил не от собаки, а от вмешательства в противостояние «хищник-жертва» подошедшего к стойке человека. Как видно, различия существенные и, поскольку они касаются породообразуюшей функции собак легавых пород, то и в других аспектах понимания работы легавой в правилах международных и действующих правилах РКФ различия такие же существенные.

Еще один пример разницы в подходах к оценке. В отличие от действующих правил испытаний легавых РКФ, которые оценку чутья ставят в зависимость от прямо не связанных с качеством чутья легавых показателей, а именно: длины потяжки, дальности стойки, точности указания места взлета и манеры несения головы. В международных рабочих стандартах системы ФЦИ чутье оценивается через эффективность, активность и мастерство поиска с учетом явного проявления сильного обоняния, особенно, в сложных условиях.

В действующих правилах испытаний легавых РКФ оценочные графы представляют условно выделенные качества, которые судьям предлагается выявить, что является, фактически, не решаемой задачей в условиях объективных ограничений времени и места испытания, что в свою очередь провоцирует судей додумывать вместо того, чтобы судить то, что они непосредственно наблюдают. В международных подходах оценивается работа легавой, которую судьи наблюдают здесь и сейчас.

При судействе по действующим правилам испытаний легавых РКФ судьи, при постановке баллов, сверяются с ориентировочной шкалой примерных расценок правил, являющейся анахронизмом, доставшемся нам в наследство от тех времен, когда надо было быстро сформировать судейский корпус из людей недостаточно опытных, дав им инструкцию по тому, сколько снимать баллов при той или иной допущенной ошибке. Причём, перечень ошибок в ориентировочной шкале дан максимально подробный. Хотя очевидно, что предусмотреть все ситуации, возникающие в поле невозможно, а значит, все равно потребуется субъективное судейское решение, основанное на опыте. Не говоря уже о том, что за ведением учета ошибок можно не разглядеть достоинств, которые более важны для селекционера. Другими словами, ориентировочная шкала объективно провоцирует вместо судейства вести учет и начет, о недопустимости которого при судействе предупреждал еще Гернгросс – прародитель действующих правил. В международных правилах приводятся основные требования к работе легавой собаки при производстве охоты и дисквалифицирующие ошибки, что позволяет судьям сосредоточиться на поиске достоинств, не отвлекаясь на учет недостатков.

Международные правила предусматривают оценку всех собак, заявленных на состязания, в один день, что стимулирует большую объективность в судейских оценках, а также возможность наглядного и публичного сравнения собак, претендующих на высшее звание, всеми судьями испытания. По действующим правилам испытаний легавых РКФ состязания могут проходить несколько дней, а сравнение собак, претендующих на высший титул, вообще не предусмотрено. При определении победителя на состязаниях по действующим правилам испытаний легавых РКФ ориентироваться приходится только на баллы, которые могут быть поставлены разными судьями в абсолютно разных условиях.

Отсутствие парных пусков по правилам испытаний легавых РКФ не позволяет тестировать такое важную для охоты с несколькими легавыми способность легавой, как секундирование. Кроме того, выступающая в парах собака подвергается более жесткому тесту, так как наличие в поле конкурента – дополнительный отвлекающий фактор. В международных правилах предусмотрены как парные, так и одиночные пуски.

И наконец, международные правила предусматривают испытания легавых собак с отстрелом и подачей. Действующими правилами испытаний РКФ такие опции не предусмотрены.

«Псарня» (c)

Ссылка на оригинал публикации и ее обсуждение в ФБ

А. Мацокин: Филд трайл, 2016 г.


Эпиграф.
“Торжество победителей, горе побежденных, полировка нервов вплоть до траура в семье собаковода Аркашки Несчастливцева — все эти аксессуары являются как бы суммарным допингом для национального собаководства”. (с) Рази


Относительно недавно в наш охотничий лексикон вернулся несколько подзабытый, поэтому для многих экзотический, а для кого-то по старой послереволюционной памяти еще и ругательный термин «филд трайл».

Возврат полевых состязаний под таким названием в нашу охотничью кинологию вызван по большей части объективными причинами. Мы стали членами Международной кинологической федерации (ФЦИ) — системы, в которой филд трайлы считаются основными, а для большинства подружейных пород и единственными полевыми мероприятиями для получения высшего рабочего титула (CACIT).

В стране снова появились частные питомники рабочих собак подружейных пород, владельцы которых стремятся производить материал, соответствующий европейским рабочим стандартам, что устанавливается на международных филд трайлах.

Но есть и субъективные причины, такие как неудовлетворенность заводчиков рабочих собак низкими, не всегда охотничьими и соответствующими назначению пород требованиями российских испытаний, а также их форматом, характеризующимся низкой состязательностью и публичностью в оценке.

Немного истории. Первый филд трайл состоялся в Англии 18 апреля 1865 года в имении сэра Самуэля Уитбреда в Саутилле, в графстве Бедфордшир и явил собой парные состязания пойнтеров и сеттеров по серой куропатке. Вскоре такие состязания легавых появились и в Европе: в Германии (1876), Голландии (1878), Бельгии (1882), Франции (1890).

Первые филд трайлы ретриверов и спаниелей состоялись также в Англии, в 1899 году, в имении мистера Уорвика, большого любителя спаниелей, близ Хоршем в графстве Суррей. В этом же году спаниели состязались еще и в поместье Саттон Вильяма Аркрайта, близ Скарсдейл в графстве Дербишир.

В России состязания легавых в парах по английскому образцу появились в начале 90-х годов XIX века, и вплоть до революции 1917 года их проводило фешенебельное петербургское «Общество поощрения полевых достоинств охотничьих собак и всех видов охоты».

Интересно, что английский термин «филд трайл» прозвучал у нас на французский манер, как «фильд-тральс». Видимо, это объясняется тем, что первыми судьями российских состязаний были французы.

Изначально, филд трайл — собрание знатных заводчиков легавых с целью сравнения и состязания собак своих заводов в формате реальной охоты, где, кроме собственно состязаний, происходила унификация требований к работе породных собак, а также осуществлялся поиск идеального породного работника в качестве ориентира в своем разведении.

Чтобы упростить процедуру определения победителя состязаний, заводчики из своей среды выделяли наиболее способных к объективному суждению людей и делегировали им право принимать решение от своего имени. Сегодня требования к судьям формализованы, фактически они лишь закрепили ранее установившуюся практику.

Судьями филд трайлов и сейчас являются в основном успешные заводчики рабочих собак, что позволяет их считать носителями самых высоких рабочих стандартов подружейных пород.

Современный филд трайл представляет собой формат реальной охоты с подружейной собакой и проводится только по вольной дичи. Для положительной оценки питомца на этих состязаниях результативная работа по дичи обязательна, а для того чтобы претендовать на высший титул, все выступление собаки должно быть близким к идеалу.

По сути, требования филд трайла представляют собой рабочий стандарт породы. Таким образом, на этих мероприятиях судья оценивает собаку по степени ее приближения к идеалу породной работы, стремясь увидеть ее достоинства.

Но поскольку это прежде всего состязание, то за допущенные во время выступления ошибки, которые перечислены в правилах как дисквалифицирующие, собака снимается, то есть судья прекращает ее выступление и оставляет без оценки.

Будучи заимствованными в Англии, европейские состязания со временем приобрели некоторые несущественные отличия. Пожалуй, самым ярким европейским дополнением английского изобретения является так называемый большой поиск, который представляет собой формулу-1 среди филд трайлов, что делает его доступным лишь для профессионалов.

На большом поиске островная легавая должна искать птицу на огромных открытых пространствах, удаляясь от ведущего до 600 метров в каждую сторону, при этом оставаясь в контакте с ним.

Запредельно высокий уровень требований к собакам на большом поиске позволяет говорить о его чемпионах как о шедеврах охотничьей кинологии, а великих трайлеров большого поиска можно найти практически во всех родословных современных рабочих европейских пойнтеров и сеттеров. Следует отметить, что английский (читай: классический) филд трайл легавых — это всегда парные выступления собак.

За всю более чем 150-летнюю историю формат испытания собак подружейных пород на филд трайле был доведен опытным путем с учетом всех объективных ограничений по месту, времени и количеству дичи до совершенства. Эти испытания, конечно же, нельзя считать идеальным полевым тестом, но лучшего формата для публичной оценки и наглядного сравнения работы собак подружейных пород в условиях реальной охоты пока не придумано.

Кроме того (и это, пожалуй, самое главное), высокая конкуренция и вожделенная победа на престижных состязаниях — мощнейшие стимулы для заводчиков улучшить полевые свойства своих питомцев. Поэтому следует признать, что именно благодаря филд трайлу удалось сохранить и усовершенствовать полевой досуг современных птичьих собак.

Современное рабочее разведение подружейных собак немыслимо без филд трайлов. На сегодняшний день они являются ключевым элементом системы эволюционирования рабочих легавых, спаниелей и ретриверов и фактически охраняют их породное содержание от разрушительного влияния выставок, производящих декоративных, непригодных для работы по назначению собак в пользовательных породах.

Совершенствование рабочих свойств подружейных собак не могло не повлечь за собой эволюции в методах их натаски, дрессировки и тренинга. Филд трайл также стимулировал разработку и производство всевозможного оборудования для содержания и транспортировки рабочих собак, не говоря уже о многочисленных устройствах и приспособлениях для полевой работы с ними.

Охотничья одежда также во многом результат влияния филдтрайловой моды — английской и итальянской.

Охота издревле была не только способом добывания пищи, но и досугом. Охота с подружейной, а ранее с подсокольничьей собакой — это не промысел. Это спорт, забава, потеха, удовлетворение охотничьей страсти посредством наблюдения за состязанием хищника, «созданного» человеком, и его жертвы, созданной природой.

Филд трайл, будучи форматом высокой охоты с породной собакой, предоставляет страстному охотнику возможность не только наслаждаться красивой работой своих питомцев, но и сравнивать их с другими собаками, что делает действо вдвойне захватывающим.

Наша кинология, имеющая богатейшие традиции, к сожалению, длительное время находилась в отрыве от мировой. Особенно негативно это отразилось на подружейных породах, оригинаторами которых являются европейцы.

Из-за длительного отсутствия возможности свободно обмениваться племенным материалом и знаниями мы сильно отстали в производстве качественных породных птичьих собак и в культуре их использования.

Возвращение филд трайла открывает огромные возможности и стимулы для рабочего разведения собак легавых пород, спаниелей и ретриверов в нашей стране, что в свою очередь будет способствовать широкому распространению классных собак подружейных пород среди охотников-любителей вместе с высокими стандартами их подготовки к охоте и требований к их полевому досугу.

Чтобы быстро наверстать отставание, нам надо создать в стране эффективно работающую систему филд трайлов, интегрированную в европейскую и островную, взяв из них самое лучшее: рабочие стандарты пород, подходы к полевой оценке собак, регламенты и правила проведения полевых мероприятий.

Первым шагом к созданию такой системы является учреждение Федерации филд трайла. Цель ее создания — проведение полевых состязаний на высоком организационном уровне с профессиональным судейством, привлечение всех заинтересованных лиц к участию в развитии системы филд трайлов в стране.

Это позволит охотничьей кинологии на равных интегрироваться в мировую, что упростит обмен знаниями, опытом и племенным материалом.

Поставленную цель можно будет считать достигнутой, когда у нас в стране появятся статусные полевые мероприятия, например, чемпионаты Федерации филд трайла, которые соберут именитых натасчиков и заводчиков, как сейчас их собирают чемпионаты, проводимые европейскими федерациями и клубами Италии, Сербии, Испании, Великобритании.

Тем более что у нас есть все для этого: лучшие в Европе климатические условия, угодья и инфраструктура Крымского полуострова, страстные охотники, не считающиеся ни с какими затратами ради своей благородной страсти, и, наконец, за нас великие, конкурентоспособные, хотя и многими забытые традиции русской охоты и охотничьего собаководства.

Ссылка на оригинал публикации и ее обсуждение в ФБ

Мнение редакции: Эпаньоль бретон и 81 год

В стране оригинаторе породы эпаньоль бретон основным полевым тестом для нее является филд трайл.

В системе РКФ эпаньоль бретон может получить полевую квалификацию, если не считать утку, как по правилам испытаний, так называемых, 81 года, так и по правилам фт. Правила фт, естественным образом, полностью коррелируют с рабочим стандартом эпаньоль бретона, чего нельзя сказать о правилах 81 года. Более того, в своих ключевых положениях правила 81 года вступают в противоречие с рабочий стандартом этой французской породы. Читаем рабочий стандарт эпаньоль бретона: “Стойка. Прихватив запах, после быстрой проверки собака должна очень властно и уверенно производить потяжку, чтобы БЛОКИРОВАТЬ птицу “.

В правилах 81 года понятие блокирования птицы потяжкой и стойкой отсутствует. Кроме того, в правилах 81 года потяжка имеет другой смысл – не блокировать птицу, а уточнить запах, так как она может производиться в том числе к следу или к сидке. А если принять во внимание, что чем больше расстояние от стойки до места взлета птицы (сидки) на испытаниях по 81 году, тем выше балл по проходной графе “дальность” (“При определении дальности чутья суммируется расстояние, пройденное собакой на потяжке, и от стойки до птицы” (с)), то такое успешное удовлетворение условиям правил по дальности в части дальности стойки делает блокирование птицы, практически, невозможным. Для блокирования, наоборот, чем ближе будет собака становиться к птице, тем лучше. Кроме того, по правилам фт, если собака блокирует птицу и подводка не требуется, отсутствие подводки оценку не снижает. Даже отказ от подводки согласно рабочему стандарту эпаньоль бретона не является дисквалифицирующим недостатком, если птица блокируется в непосредственной близости от собаки: “Отказ от подводки является серьезным недостатком (за исключением случаев, когда дичь находится в непосредственной близости)” (с). Отсутствие же необходимости подводки и отказ от подводки, если птица под собакой на испытаниях по болотно-луговой и полевой дичи, строго следуя букве правил 81 года , лишает собаку 10 баллов, а в правилах по боровой дичи собака наказывается вычетом 5 баллов в соответствующей графе.

По сути, на испытаниях по 81 году собака обязана показать подводку, а ее отсутствие, даже если в ней нет необходимости или вести некуда, считается серьезным недостатком. Соответственно, обязательное требование в правилах испытаний показать подводку дополнительно указывает на то, что дальняя стойка правилами 81 года приветствуется, так как в случае дальней стойки собаке, фактически, гарантированно необходимо будет подводить. Дальняя же стойка , повторюсь, противоречит рабочему стандарту эпаньоль бретона, который требует от собаки птицу блокировать, что предполагает максимально возможно близкую стойку к птице, что в свою очередь обычно приводит к отсутствию необходимости в подводке. Как видим, различие правил 81 года и рабочего стандарта эпаньоль бретона существенное и принципиальное.

Напомню, что основное использование на охоте эпаньоль бретона в стране оригинаторе – бекас и вальдшнеп, то есть по тем же видам, что в достаточном количестве есть и на территории нашей страны. И если требования блокирования птицы оригинаторами признается как важное пользовательское породное свойство эпаньоль бретона, то было бы, я думаю, неверно и нам его игнорировать, как в селекции, так и при проведении полевого теста. В связи с чем, полагаю, что было бы правильным для блага рабочей популяции эпаньоль бретона в России или исключить эпаньоль бретона из полевого теста по правилам 81 года, или скорректировать данный тест с учетом требований оригинаторов к породе эпаньоль бретон.

«Псарня» (c)

Ссылка на оригинал публикации и ее обсуждение в ФБ

Аркрайт о судьях

«Нежелательные типы судей встрѣчаются, конечно, и по сіе время, но все же они попадаются значительно рѣже. Хуже всего, когда судья бываетъ самонадѣянъ, прорицатель или фантазеръ.

Первые полагаютъ, что призы должны быть подарены, а не присуждены, что ихъ задача не судейство, а благодѣтельство. Такой судья вѣжливо замѣтитъ вамъ, что онъ не признаетъ пойнтеровъ такой-то масти, или что онъ никогда не былъ поклонникомъ ирландскаго сеттера. Судья-прорицатель уже за завтракомъ, испытавъ собакъ по одному только разу, заявитъ громогласно, что такая-то должна выиграть и что онъ зналъ это съ того момента, какъ увидѣлъ ее. И послѣ этого, какихъ бы ошибокъ собака ни надѣлала и какъ бы хорошо ни вела себя другая, — его пророчество сбудется. Фантазеры — доискиваются причинъ, почему животное работаетъ такъ, а не иначе, воображая, что собачьи мозги такъ же сложны, какъ ихъ собственные. Такой анализъ, конечно, можетъ имѣть мѣсто при провѣркѣ своихъ собакъ, при неограниченномъ времени и полномъ знаніи работы каждой собаки; на испытаніяхъ же подобный способъ совершенно неумѣстенъ, особенно при крупныхъ публичныхъ призахъ. Лучше всего, когда судья просто отмѣчаетъ то, что видитъ, и такъ, чтобы каждое его рѣшеніе подтверждалось на дѣлѣ.» (с) Пойнтер и его история

Ссылка на оригинал публикации и ее обсуждение в ФБ

Мнение редакции: Проблема отечественной школы натаски

В России до сих пор переписываются и пересказываются и, соответственно, используются в качестве руководства к действию пособия по натаске легавых столетней давности, как будто селекция легавых стояла все это время на месте. Может быть, где-то она и стояла, но только не в рабочем разведении легавых собак, которого до недавнего времени в России, к сожалению, не было. В рабочем разведении совершенствование рабочих свойств собак селекцией никогда не прекращалось, поэтому сегодня в нем относительно легко можно найти легавых, которые готовы к охоте по назначению породы от рождения и которые требуют лишь правильного погружения их в эту охоту.

Отечественная же школа натаски до сих пор предлагает методики для работы с изначально проблемным материалом, который в лучшем случае никак не эволюционировал за 100 лет, а в худшем, деградировал. В качестве реквизита тут используется подсадная, корда и прочее. Есть тут и отечественное ноу-хау, эквивалент подсадной – токующий дупель.

Сегодня отечественная школа натаски имеет дело в основном с собаками выставочными или с собаками рорсовского размножения в себе, что по сути одно и то же. Методик работы с собаками рабочего разведения отечественная школа натаски не предлагает. А поскольку натасчики отечественной школы длительное время работают с собаками, которые все больше уклонялись в декорацию, то получение легавой собаки пригодной для охоты даже по крайне низким рабочим стандартам методами дрессировки становилось всё проблематичнее. В конце концов, это привело к тому, что отечественная школа натаски окончательно сориентировалась не на натаску легавой для охоты, а, в большей степени, на дрессировку декоративных собак под диплом с испытаний, где требования к собакам во многом неохотничьи и даже антипородны. Как следствие , обладатели такого диплома очень часто не способны к реальной охоте по назначению их породы.

«Псарня» (c)

Ссылка на оригинал публикации и ее обсуждение в ФБ

Мнение редакции: Вред подсадной птицы для легавой собаки

Что такое натаска легавой собаки? Натаска легавой собаки – это процесс ее приучения к охоте на птицу. Какие составные элементы этой охоты?

1. Поиск. Во время натаски легавая собака учится искать птицу: пользоваться ветром, местностью, ориентироваться в пространстве.

2. Скрадывание/преследование (потяжка). Здесь в ходе натаски легавая учится подкрадываться к птице на максимально возможно близкое расстояние, обеспечивая затаивание птицы, или научается преследовать бегущую от собаки птицу так, чтобы заставить ее запасть.

3. Замирание перед прыжком (стойка). В этой части легавая учится держать птицу максимально долго, что в большой степени зависит от того, насколько правильно было выбрано расстояние до птицы, на котором собака замерла на стойке в процессе скрадывания/преследования.

Бросок с целью схватить птицу у легавой заблокирован отбором в результате селекции на желательное поведение, поэтому охота легавой собаки, в идеале, заканчивается блокировкой потяжкой/стойкой птицы, которая взлетает при приближении охотника. Если собака стала недостаточно близко к птице или птица бежит, не будучи заблокированной, то требуется ее доработка – повторное скрадывание или преследование, которые могут производиться как самостоятельно (приближение), так и при поддержке охотника (подводка).

Если натаска легавой производится с использованием подсадной птицы, то собака не научается искать птицу в характерных местах, не научается ее эффективно скрадывать и преследовать, поскольку на подсадной собака лишена возможности, как самостоятельно находить нужную дистанцию до птицы, так и оптимально реагировать на поведение дикой птицы, поведение которой в естественной среде совершенно отлично от поведения подсадной. Результат такой натаски: отсутствие интеллектуального и инициативного поиска дикой птицы и, как следствие, пропуски; пустыри вследствие недоработки птицы.. и тужение. Подсадная используется всегда в комплекте с кордой или эшо… Вероятность ошибки натасчика , в результате которой собака будет затужена, при “натаске” стойки с кордой стремится к 100 процентам. Неудивительно, что у всех, кто так или иначе пользует подсадную, собаки часто грешат пустырями и тужением.

Потребитель услуг натасчиков должен знать, что апологеты использования подсадной птицы решают подсадной только одну задачу – сокращение собственных издержек при производстве продукта “натасканная легавая”. Качество этого продукта при этом неизбежно страдает, а иногда исходный материал приводится в полную негодность для целей охоты с ним. Но для нетребовательных потребителей такой метод натаски вполне возможен, особенно, если ее цель получение оценки на испытаниях с низкими требованиями к собакам в части отработки птицы и поиска. Однозначный плюс этого метода – дешевизна, если, конечно, потребитель при этом не переплачивает, оплачивая за натаску с использованием подсадной как за натаску по исключительно дикой.

«Псарня» (c)

Ссылка на оригинал публикации и ее обсуждение в ФБ

Е.Н.Мычко, В.А.Беленький: Прогноз благополучия пород

Для рассмотрения состояния пород удобно привлечь популяционный подход, обычный в биологических исследованиях, но редко применяемый в кинологии, позволяющий анализировать проблему на многих уровнях. Мы не будем сейчас дисскутировать вопрос, является ли Canis familiaris L. одним видом, достаточно того, что это самый верхний уровень организации структуры.

В качестве наиболее крупной структурной единицы будем рассматривать группу пород, т.е. ряд пород, объединенных общим происхождением, определенным набором характеристик высшей нервной деятельности, специфичным для группы поведением и некоторыми анатомо-физиологическими особенностями. Следует подчеркнуть, что наиболее константно поведение, тогда как внешняя морфология (экстерьер) может изменяться в достаточно широких пределах.

Второй структурный уровень — порода, т.е. общность, выделяемая в первую очередь по высокому сходству экстерьера, а, следовательно, и физических возможностей, с обязательно четкой локализацией территории формирования. В идеальном случае экстерьерные различия между особями внутри породы крайне малы. Породы четко отличаются по экстерьеру от родственных, хотя поведенческие признаки могут быть сходными. Традиционно в кинологии считается, что племенная и иная работа ведется с породой. Именно поэтому определение пород, их описания наиболее формализованы. Для большинства пород существуют официальные, периодически пересматриваемые стандарты, для многих — правила испытания рабочих качеств. Породы находятся в постоянном развитии, пребывая под воздействием среды и селекции, последняя осуществляется за счет процессов, идущих на следующем, более низком уровне. При селекционной работе крайне важно учитывать происхождение породы.

Породы народной селекции (ПНС) формируются многими поколениями пользователей, ведущих отбор в первую очередь по рабочим качествам. Здесь крайне велико влияние среды.

Породы заводской селекции (ПЗС) создаются в условиях питомников ограниченным кругом селекционеров, заранее представляющих комплекс поведенческих и экстерьерных качеств, к которым должен привести отбор. Время создания породы заводской селекции невелико: несколько десятков лет (минимально 15-20 лет), влияние среды не является определяющим.

ПЗС создают разными путями. В одном случае скрещивают несколько пород заводской и/или пород народной селекции, тогда возникает синтетическая заводская порода (СЗП). Классические примеры таких пород — доберман, русский черный терьер, южнорусская овчарка.

Есть другой путь формирования ПЗС. Производится отбор и жесткая заводская стандартизация уже существующей ПНС, например, кавказская овчарка, хортая борзая, ротвейлер, все шнауцеры.

Происхождение породы определяет дальнейшую селекционную работу с ней. При создании СЗП в первую очередь выбраковывают особей даже незначительно похожих на исходные породы. В породе народной селекции заводской стандартизации в случае необходимости возможно “прилитие крови” собак исходной породы народной селекции; совершенно очевидно, что подобный прием в синтетической заводской породе приведет к потере исходного типа.

ПНС имеют сложную популяционную структуру, при этом анатомо-физиологические различия между разными морфами одной породы могут достигать такого уровня, при котором в систематике диких видов животных было бы уместно говорить о подвидах. Без учета популяционной структуры невозможна работа по сохранению пород, так как различная стратегия в отношении разных морф зачастую и определяет судьбу породы.

Говорить о ПЗС любого генезиса можно только с момента создания стандарта и, для пользовательной породы, со времени принятия формализованного теста проверки рабочих качеств.

Третий уровень, который является еще более глубоким структурным подразделением, — морфа характеризуется высокой однородностью экстерьерных, в первую очередь маркерных признаков, по которым она и отличается от других морф, при этом описываемые отличия находятся в рамках стандарта.

Выраженность внутрипородных морф зависит от интенсивности генетического обмена между ними, который, в свою очередь, определяется как изолирующими географическими факторами, так и традиционным хозяйственно-культурным укладом (ТХКУ).

Следует подчеркнуть, что наличие внутрипородных морф — обязательное условие существования и развития породы любого происхождения. Внутрипородные морфы в породах заводской селекции закономерно выражены не столь явственно, но отсутствие или резкое уменьшение их числа неблагоприятно влияет на судьбу породы.

Самый низкий уровень, на котором и идет повседневная селекционная работа, — это микропопуляции. В ПНС и ПЗС микропопуляции качественно различны. В первом случае микропопуляция обитает в конкретном населенном пункте, либо принадлежит определенной кровнородственной группе народа. Микропопуляция ПНС в норме характеризуется высоким уровнем родства (зачастую поголовье высокоинбредно), часто представляет одну или несколько стай.

Микропопуляция ПЗС является искусственным объединением, выделяемым в своей практической работе конкретным селекционером (поголовье секции клуба, питомника и т.п.). В условиях клубного и питомнического разведения, обычных для пород заводской селекции, животные, входящие в микропопуляцию, часто не родственны друг другу, но при этом являются половыми партнерами.

Давать некий обоснованный прогноз будущего породы, можно только относительно пользовательных пород. Однако, само понятие “пользовательные” слишком общее и ничего не дает для решения поставленной задачи. Необходимо определить связь определенного ТХКУ или субкультуры с разводимой породой. Связь может быть двоякой: либо для основного ТХКУ данная порода необходима, либо существование породы связано с одной из форм деятельности, являющейся атрибутом определенного социального слоя. Пример первого рода: волкодав в кочевых овцеводческих племенах, второго рода: горская борзая — необходимый атрибут охоты горских князей. Возможен третий вариант — порода не является жизнеобеспечивающей или атрибутивной и может быть легко заменена на породу сходного рабочего направления. Примером такой породы является русский спаниель, использование которого зависит от привычек и вкусов конкретного охотника. Существование пород этого типа зависит от случайных факторов и интереса для дальнейшего анализа не представляет.

Породы, обеспечивающие ТХКУ, являются незаменимыми, т.е. замена их другими породами приводит к неудолетворительному результату. Так, попытки использовать вместо волкодавов восточноевропейских овчарок привели к большим потерям скота из-за нападений хищников; народы, приходившие в Арктику, были вынуждены перенимать ездовое собаководство, а последние попытки полной замены ездовых собак механическими средствами передвижения оказались мало успешными.

Для прогноза благополучия породы и разработки необходимых мер защиты необходимо выделить факторы, угрожающие сохранению пород. Эти факторы можно разделить на однозначно ведущие к гибели породы (назовем их фатальными) и ставящие существование породы под угрозу (нефатальные). Были проанализированы следующие факторы: вытеснение конкурирующими породами, изменение ТХКУ, метизация, изменение специализации, ограниченность ареала. В результате анализа вымирающих пород оказалось, что фатальны изменения ТХКУ и вытеснение конкурирующими породами. Метизация сама по себе нефатальна, пока востребовано чистокровное ядро породы. Подтверждает это одновременное существование в одной местности чистопородных собак и парий, несущих их черты. Изменение специализации в одних случаях оказывается нефатальных, в других же ведет к образованию новых пород с прежним на званием и с сохранением многих черт экстерьера.

Оценивая состояние угрожаемых пород, мы исходили из численности, факторов, угрожающих сохранению породы, конкурентоспособности.

Численность определяли по данным Российской кинологической федерации. Поскольку определение численности взрослых племенных животных возможно с точностью _+ 20-30 особей (для пород народной селекции ошибка может быть даже несколько больше), мы понимаем некую условность градации численности. Между категориями “многочисленные” и “немногочисленные” рубеж проходит в районе 2000 особей. Этот критерий взят из Красной книги МСОП и оказался достаточно удобным для оценки численности пород собак. Граница между “немногочисленными” и “малочисленными” проходит на уровне 400-500 особей, данный рубеж получен эмпирически на основе проанализированного материала.

Количество и распространенность пород в стране в последние годы резко возросли и продолжают увеличиваться за счет импорта неавтохтонных пород. Породы близких потребительстких качеств, т.е. сходные по рабочему использованию и/или экстерьеру, и/или имиджу, вступают в напряженные конкурентные отношения. Возникает необходимость определить конкурентоспособность породы. Нами выделены четыре необходимых и достаточных показателя. Первые два объективны: пользовательные качества, т.е. совокупность поведения и рабочих качеств, и адаптивные качества, т.е. морфофизиологические особенности, обеспечивающие приспособленность к условиям работы в нашей стране. Два других показателя субъективны: на выбор породы сильно влияют внешняя привлекательность и непохожесть на другие породы, а также имидж, т.е. бытующие представления об особых качествах породы (не всегда соответствующие истине) и совокупность легенд и исторических анекдотов о ней. Например, русская псовая борзая обладает изысканной внешностью и окружена легендой царской собаки.

Все группы пород в целом благополучны. Самый низкий структурный уровень (микропопуляция ПНС и генеалогическая группа ПЗС) наиболее лабилен. Основные процессы, угрожающие существованию пород, протекают на уровне внутрипородных типов и собственно пород — на третьем и втором уровнях. Именно здесь необходимы охранные мероприятия.

На примере двух пород, относящихся к разным группам, чей прогноз сочтен крайне угрожающим, проиллюстрируем, как складываются и действуют фатальные факторы. Южнорусская овчарка. Крайне специфическая порода, оформившаяся в конце XIX века. Очень своеобразная задача, длительное время определявшая основное направление использования породы: преследование конных браконьеров в заповеднике Аскания-Нова, – сформировала экстерьерные и поведенческие особенности. Южнорусская овчарка — рослая, очень подвижная и прыгучая собака. Для нее свойственна высокая агрессивность по отношению к незнакомым людям, “борзой” стиль нападения, когда собака “оплясывает” противника, стремясь зайти со спины и нанося короткие, рубящие укусы. На своей территории агрессия собаки с трудом контролируется. Очень специфична шерсть, она очень длинная, грубая и сваляна в подобие войлока, так что ни зубы волка, ни удар нагайкой не причиняют собаке серьезного вреда. Такая шерсть хорошо защищает и от колючек, в том числе и от обычных на родине породы семян ковыля.

Прокатившаяся по Крыму и Таврии череда военных действий (с середины XIX по середину XX вв.) и крупнейшие социальные и хозяйственные катаклизмы подорвали популяцию южнорусских овчарок и поставили породу на грань исчезновения. Мероприятия по “восстановлению” свелись к “прилитию крови” других пород: коммондор, кавказская овчарка, белый королевский пудель, даже ньюфаундленд, а также к снижению требований к племенным собакам и допуску в разведение дали плачевные результаты. Порода стала неоднородной: достаточно часто появляются истеричные, мало предсказуемые в поведении и очень сложные в дрессировке и работе особи.

Резюмируем. Сформировался имидж: ЮРО — порода чрезмерно агрессивная, неуправляемая. Урбанизация предъявляет высокие требования к уравновешенности собак, — южнорусская овчарка оказывается одной из самых сложных для содержания в городе пород. Длинная шерсть, бывшая очень адаптивной в исходных условиях, ныне создает много проблем по уходу как при содержании в квартире, так и на улице. Кроме того, нет запроса на основную специализацию — борьбу с всадником, а при караульной работе порода часто проигрывает в сравнении с более уравновешенными конкурентами: кавказской и среднеазиатской овчарками.

Московская сторожевая создавалось в питомнике “Красная звезда” и проектировалась как идеальная охранная собака. Предполагалось, что она возьмет агрессию к человеку от кавказской овчарки, уравновешенность и дрессируемость от сенбернара и “голосистость” от русской пегой гончей. С голосом ничего не получилось: на всех этапах становления порода отличалась изрядной молчаливостью. Ряд проблем был привнесен использованием имевшихся на момент формирования породы сенбернаров: с невысокими экстерьерными качествами, часть из которых была носителями наследственных заболеваний. Несмотря на это, в 60-е гг. в питомнике была создана достаточно большая группа однотипных по экстерьеру и рабочим качествам сторожевых собак. Следует подчеркнуть, что на тот момент создаваемая порода не имела сильных конкурентов: качество кавказских овчарок заводского разведения было не слишком хорошим, а среднеазиатских овчарок было очень мало. Появление в 70-х гг. собак в клубном разведении совпало с модой на сенбернаров — в результате московской сторожевой путем “прилития крови” сенбернаров постарались придать максимальное сходство с ними. Такое оказалось возможным, поскольку статус породы, запрещающей подобные “эксперименты”, был придан московской сторожевой только в 1985 г. В результате порода стала разнотипной, появилось много особей излишне сырого сложения, с неправильным стоением конечностей, с дефектами прикуса, с крайне низкими рабочими качествами. Пытаясь выправить допущенную ошибку, ее практически повторили — провели “кавказизацию”. Полученный результат, похоже, безнадежно испортил имидж породы.

В представлении большинства пользователей сложился имидж московской сторожевой — очень разнотипная, отличается плохим аппаратом движения, поведение от флегматичного до безудержно злобного.

И как бы не улучшалось качество поголовья МС от имиджа избавиться крайне сложно, особенно на фоне резкого улучшения качества КО и увеличения численности и пресьтижности САО.

Предложенный подход, на наш взгляд, представляет интерес, поскольку позволяет объективно рассматривать судьбу угрожаемых пород, отыскивать корни данного явления, исследовать факторы, влияющие на вымирание породы, на разных уровнях. Представление, какие именно факторы оказываются угрожающими, необходимо для разработки мер, способствующих спасению породы. Так, при плохом имидже породы, возможно изменить его путем рекламы, агитационных мероприятий. Низкую конкурентоспособность в ряде случаев можно повысить, ведя отбор по качествам, по которым порода проигрывает соперникам.Даже в наиболее тяжелом случае при разрыве связей незаменимой породы с породившим ее ТХКУ возможно ее сохранение. Для этого необходимо подобрать такую профессию в новом окружении, которая полностью или почти полностью востребует адаптивные качества породы, ее психические особенности и экстерьер. Пример подобного рода являет САО заводской селекции, ставшая одной из ведущих караульных пород для круглогодичного содержания на улице.Попытки отдельных энтузиастов любой ценой поддерживать небольшие гнезда вымирающей породы ведут к созданию фенокопий, поскольку на очень небольшом поголовье в условиях, ничего общего не имеющих с теми, в которых порода формировалась и работала, происходит закономерная утрата специализации и создание новой породы, которую роднит с предковой лишь общность экстерьера (зачастую утрированная).

Ссылка на оригинал публикации и ее обсуждение в ФБ

Мнение редакции: Твердость стойки и ширина поиска

Чем шире ищет легавая собака в угодьях, в которых дичь встречается не часто, тем меньше бесполезной ходьбы у охотника. К примеру, то, что охотник с коротко ищущей легавой (в пределах плюс-минус 100 метров по фронту) не обыщет и за час своей ходьбы, охотник с широко ищущей легавой (от 600 метров по фронту) обыщет за 5 минут.

Но, для того чтобы дать возможность охотнику при широком поиске гарантировано добывать птицу, его собака должна стоять твёрдо.

Надо оговориться, что не все виды дичи и не во всякое время выдерживают стойку долго, но на счастье эти виды, как правило, в известное время концентрируются в ограниченных участках угодий, что позволяет их добывать с собаками, широким поиском не обладающими и даже не обладающими стойкой в ее классическом понимании.

Более того, при охоте на определённые виды в определённое время поиск предпочтительнее совершенно зажатый, а вместо стойки достаточно и приостановки, да и она часто излишня, а иногда даже вредна, например, на больших высыпках перепела, дупеля или бекаса. В последнем случае предпочтительнее использовать спаниелей.

Но вернёмся к ситуации, когда охота с легавой производится в угодьях, где дичь рассредоточена. При широком поиске дичь может быть найдена собакой на значительном удалении от охотника, что потребует от него, в случае стойки, относительно много времени для подхода к собаке. Следовательно, собака должна обладать способностью отработать птицу так, чтобы держать её длительное время – от пяти минут и более. Это может быть обеспечено только одним – птица должна замереть под стойкой. Соответственно, твердость стойки обеспечивается способностью собаки спровоцировать замирание птицы при её отработке и длительно ее удерживать в таком состоянии.Из чего следует, что широкий поиск легавой при её неспособности заставлять птицу замирать под стойкой и длительно держать её стойкой для охоты малоэффективен, так как вместо ожидаемой экономии на ходьбе, охотник, наоборот, сотрет ноги на подходах к стойкам, под которыми нет птицы, и не важно сбежала она из-под стойки, будучи не доработанной, или улетела после толчка пока охотник шёл.

Другими словами, твёрдая стойка по запавшей, неподвижной птице – обязательное условие для легавой, ищущей широко.

«Псарня» (c)

Ссылка на оригинал публикации и ее обсуждение в ФБ

Мнение редакции: Стиль легавой

Стиль легавой проявляется на ходу в поиске, в отработке птицы до стойки и, если потребуется, после неё – на подводке и, конечно, на стойке. Это означает, что стиль следует рассматривать и оценивать только в связи с продуктивной работой легавой собаки по назначению ее породы.

Из чего в свою очередь следует, что легавая собака не может быть признанной стильной, не будучи при этом эффективной в своём породном применении.

Попытки оценивать стиль легавой в отрыве от её эффективной работы в границах специализации ее породы – вкусовщина и путь в декорацию.

Более того, собака стильная, при правильном определении её стилевых достоинств – это собака и сверхэффективная. Стиль – это ещё и способность на сверхусилие, так как для демонстрации стиля у легавой собаки должно быть всего с запасом: сильная нервная система, превосходные физические данные , соответствующее правильное строение и, наконец, высочайший уровень развития специфических для ее породы охотничьих качеств.

Стиль – это проявление избыточной эффективности или сверхэффективность, которая воспринимается подготовленным наблюдателем, ценителем, на чувственном уровне, вызывая у него эмоцию восторга.Описать стиль определённой породы можно, но для полного понимания, что есть такое – стильная легавая собака, мало изучить описание ее породного стиля. Породный стиль нужно прочувствовать, для чего надо, имея соответствующие чувственные и интеллектуальные способности, смотреть много и долго сверхэффективных, а значит и стильных, легавых, которых в среде профессионального сообщества принято называть великими.

«Псарня» (c)

Ссылка на оригинал публикации и ее обсуждение в ФБ

Мнение редакции: Классика – ботало или анонс?


“Статья 24
Во время выступления на собаке не должно быть никаких средств для ее локализации, кроме ТРАДИЦИОННОГО ботала, а ведущий не может использовать никакие средства коррекции.”(С) Правила ФТ легавых (Франция)


«На сегодняшний день по данным «Woodcock and Snipe specialist group» (WSSG) (Европейской группы специалистов по вальдшнепу и бекасам), членами которой является и наша научная группа «Вальдшнеп», ежегодно в Европе добывается около 3,7 млн вальдшнепов. Больше всего их отстреливают охотники Италии (около 1,5 млн) и Франции (1,2 млн). У нас в России добывают от 140 до 170 тысяч вальдшнепов весной на тяге и около 50 тысяч осенью с легавыми. (С) О квотах добычи вальдшнепа, Сергей Фокин, ohotniki.ru

Во Франции добыча вальдшнепов без собак запрещена.

Можем ли мы, добывая с собаками 4 процента вальдшнепов от его добычи французскими охотниками, которые ТРАДИЦИОННО используют на этой охоте ботало и не имеют упоминания об анонсе в своих правилах состязаний, называть анонс классикой охоты с легавой по боровой дичи? Вопрос риторический. Не можем. Поэтому анонс, его упоминание в российских правилах и специальной охотничьей литературе – это прежде всего классический маркер традиционного российского дилетантизма в понимании охоты с легавой собакой.

«Псарня» (c)

Ссылка на оригинал публикации и ее обсуждение в ФБ

Жан-Клод Дарригад: Большой поиск

Большой поиск в филд трайлах – то же, что и формула 1 в автомобилях. Другими словами, это поиск совершенства во всем.

Раньше большой поиск называли английским в противоположность поиску французскому – старое название охотничьего поиска.

Большой поиск характеризуется быстротой хода, шириной параллелей – 300-500 метров в каждую сторону от ведущего, и идеальной постановкой, естественно, в сочетании со стилем и эффективностью, которые обязательны на филд трайле.

Секундирование должно быть спонтанным. Использование свистка – только в исключительных случаях.

Почему такие требования?

– Прежде всего, чтобы удостовериться, что собака обладает исключительным контактом, позволяющим управлять ею несмотря на значительные расстояния между ней и ведущим. Заставить собаку подчиняться рядом с Вами – относительно просто, заставить её подчиниться на расстоянии нескольких сотен метров – это совсем другое дело.

– Затем, чтобы установить, что несмотря на давление для обеспечения такого высокого уровня постановки, собака сохраняет жадность и страсть, которые позволяют ей обыскивать поле на огромной скорости.

– И наконец, чтобы продемонстрировать выступление, удовлетворяющее требованиям Большого Поиска, необходимо наличие исключительных физических данных, которые позволяют собаке несмотря на напряжение сохранять ясность восприятия.

Таким образом, чемпион Большого Поиска является элитным производителем для питомника. Он не воспроизводит каждый раз чемпионов для этой дисциплины, но несомненно дает отличных охотничьих собак охотникам, которым нужны собаки, обладающие широким поиском.

Великий итальянский натасчик Джино Ботто говорил, что нужно перебрать тысячи собак, чтобы найти одну, которая обладает качествами, позволяющими ей стать чемпионом Большого Поиска.. Вы только представьте себе насколько это редкий бриллиант!

Наконец, чтобы вы почувствовали что такое – собака Большого Поиска, я вам опишу сцену, которую я пережил два дня тому назад на Большом Поиске в Тиварсе.

Остается три минуты до конца выступления, я принимаю решение сменить место и пустить собак от края деревни по большому полю, которое простерлось передо мною. Первый номер, сеттер, которого ведет испанский натасчик Дж. Рико пущен влево. Он хорошо уходит в поиск и проходит вдоль края зеленей примерно 300 метров. Затем он поворачивает и проходит перед нами примерно в тридцати метрах и таким же образом берет местность справа, всегда отлично на ветер. На расстоянии примерно 450 метров от нас он делает потяжку и в утрированной кошачьей манере распластывается на ветер.

В тот момент, когда ведущий начинает бежать к собаке, в трёх метрах от неё вскакивает заяц. Собака лежит без движения. Ведущий, не желая ходить почти километр свистит, чтобы ее подозвать. Собака остается неподвижной. Ведущий настаивает. Безуспешно. Вдруг пара взлетает в десяти метрах от собаки. Выстрел ведущего. Собака неподвижна. Итог, великолепная стойка в сочетании с полным игнорированием поднявшегося зайца.

Вдруг, на краю поля появляется трактор с прицепленным к нему распрыскивателем удобрений. Трактор приближается к собаке: он в пятидесяти метрах от нее… В тридцати… Трактор движется с одной и той же скоростью, все кричат, бегут, машут руками. Трактор уже в десяти метрах от собаки… пяти… И, наконец, останавливается. Собака невозмутима под льющейся на неё вонючей жидкостью. без движения. Боковой судья, Ив Тасте, берет ее на руки, чтобы отнести ведущему.

На Большом поиске постановка собаки должна быть исключительной. Нет сомнений, если бы трактор не остановился, собака была бы задавлена. Мы пережили настолько яркие эмоции, что это стоило САС.

Ссылка на оригинал публикации и ее обсуждение в ФБ

Жан-Клод Дарригад: От охоты к Большому Поиску

Я начал с охоты. В возрасте пятнадцати лет мой дед приобщил меня к охоте, ко всем охотам: на зайца с гончими, на голубя, на уток с манком и к охоте с легавой, которая сразу же стала моей любимой. В моем регионе на юго-западе Франции, в огромном массиве хвойного леса на берегу Атлантического Океана, омываемого мягким Гольфстримом, расположена ключевая миграционная зона разнообразных видов пернатой дичи и в особенности вальдшнепа. Охота на вальдшнепа всегда была моей любимой. Я начал охотиться с английскими сеттерами. Я охотился много, поэтому мои собаки видели много дичи. Они были эффективными и меня совершенно устраивали. А потом, однажды, один мой друг мне рассказал о пойнтере и о состязаниях. Он мне предложил суку пойнтера очень хорошего происхождения. С двух месяцев я был покорен Ута: ее взглядом, умом и быстротой, с которой она обучалась. В сравнении с моими предыдущими собаками она была на удивление очень ранней. Ее подготовка сводилась к тому, чтобы давать ей возможность встретиться с максимальным количеством вальдшнепов во время очень коротких выходов, никогда не превышавших 30 минут. Таким образом, она набралась опыта охоты на эту дичь, искала ее на неутомимом быстром галопе. Она искала очень быстро, так как в первую очередь обыскивала наиболее вероятные места нахождения дичи. С этого момента я понял целесообразность отбора собак по родословной. В предках моей собаки был легендарный Ор дель Чечина и еще два или три других чемпиона Большого Поиска.

В день своего первого состязания в Кенекане в Бретани Ута исполнилось два с половиной года. У меня до сих пор в памяти ее замечательное выступление, которое было отмечено титулом САС и наградой Серебряный Вальдшнеп, присуждаемой лучшей собаке среди обладателей титула САС. На следующий день на монопородных состязаниях пойнтеров она повторила свой подвиг и получила еще один САС. Качества этой собаки способствовали тому, что руководители Пойнтер Клуба того времени мне открыли двери в Комитет и положили начало моей кинологической карьере, которая оказалась успешной. Следствием этого опыта стало желание узнать о Большом Поиске, о дисциплине, откуда происходили славные производители моей собаки.

У меня было три собаки Большого поиска, которых я доверил натасчику, так как в моем регионе не было куропаток, чтобы натаскивать собаку для этой новой для меня дисциплины. У моих собак были результаты, но они меня не удовлетворяли. Я не разделял полностью точку зрения натасчика.

Большой поиск не терпит ни малейшего недостатка. Поиск должен быть безукоризненным, ход типичным для породы, постановка исключительная и нужно найти куропаток и сделать по ним стойку, чтобы претендовать на квалификацию. Кроме того, у собаки обязательно должен быть быстрый ход и стиль. Другими словами, у собаки должен быть такой набор качеств, который крайне сложно соединить в одной особи. Быстрота хода собаки на большом поиске доходит примерно до 60 км/ч. Вы представляете, насколько сложно прихватить запах дичи на такой скорости. Необходимо, чтобы собака обладала исключительной концентрацией, чтобы в этом преуспеть. Заставить подчиняться собаку на расстоянии в 20 метров от Вас… Это легко… Но добиться такого послушания, когда она на расстоянии в 500 метров… Для этого нужна исключительная склонность к контакту и баланс нервных процессов. Вот почему собаки Большого поиска являются кладезем качеств, которые они передают своим потомкам. Разумеется, все подчиняется законам генетики, которая далека от того, чтобы быть точной, как математика, наукой.

Мне дважды довелось охотиться в Польше с натасчиками, которые натаскивали своих собак для Большого Поиска. Я охотился с Брик и Сики де Пизес, с Дианой де Буа де Мун, я мог оценить разницу между этими чемпионами и моими собственными охотничьими собаками, которые ни разу не смогли сделать стойку раньше этих машин охоты. Сегодня во Франции примерно восемьдесят процентов охотников хотят иметь собак, происходящих от спортивных. Когда Вы охотитесь в горах или когда плотность дичи низкая, нужна собака инициативная, с широким поиском, чтобы избавить Вас от бесполезной ходьбы. Само собой разумеется, что всегда будут охотники, которые не примут, чтобы их собака удалялась дальше дистанции выстрела, они хотят бить все, что находит их собака, даже если она не делает стойку. Это не охотники, это стрелки. Если Вы хотите иметь хорошую собаку, Вы должны бить только ту дичь, которая была отлично отработана. Вы станете более требовательным к ее работе, Вы захотите, чтобы она была стилистом, постепенно Вы начнете получать больше удовольствия от охоты. Об уровне охотника говорит не количество дичи, которую он кладет в свой ягдташ, а то, как охотник ведет себя на охоте.

Ссылка на оригинал публикации и ее обсуждение в ФБ

Мнение редакции: О судьях РКФ по рабочим качествам легавых

В качестве национальных правил испытаний и состязаний легавых в системе РКФ сегодня действуют 7 видов правил:

1. Правила испытаний легавых собак по боровой дичи.

2. Правила испытаний легавых собак по болотной и полевой дичи.

3. Временные правила проведения квалификационных и сертификатных национальных состязаний «Филд трайл» островных легавых «Большой поиск».

4. Временные правила проведения квалификационных и сертификатных национальных состязаний «Филд трайл» островных легавых «Охотничий поиск».

5. Временные правила проведения квалификационных и сертификатных национальных состязаний «Филд трайл» островных легавых «Охотничья практика».

6. Временные правила проведения квалификационных и сертификатных национальных состязаний «Филд трайл» континентальных легавых «Охотничий поиск».

7. Временные правила проведения квалификационных и сертификатных национальных состязаний «Филд трайл» континентальных легавых «Охотничья практика».

Первые два вида национальных правил были утверждены Министерством сельского хозяйства СССР в 1981 году, то есть задолго до создания РКФ и её вступления в ФЦИ. Регламенты, требования к собакам в этих правилах и, как следствие, практика судейства по ним сильно отличаются от международных правил легавых ФЦИ.

Оставшиеся 5 видов национальных правил состязаний легавых, утверждённые Президиумом РКФ в 2019 год, были составлены в полном соответствии с международными правилами ФЦИ.

Соответственно, есть в системе РКФ два вида судей по рабочим качествам легавых:

– судьи РКФ испытаний легавых
– судьи РКФ состязаний «филд трайл».

Судьи РКФ по испытаниям легавых не имеют права судить квалификационные и сертификатные состязания «Филд трайл», если у них не открыта эта дисциплина и наоборот, судьи состязаний «Филд трайл» не имеют права судить испытания легавых.

Однако, если судьи состязаний «филд трайл» могут претендовать на повышение своего статуса для судейства соответствующих международных состязаний легавых, единственных, на которых, например, островная легавая может получить высшее рабочее звание, то для судей испытаний легавых судейство национальных состязаний – венец их судейской карьеры. Судья испытаний не может, не став сначала квалификационным, а потом национальным судьёй «филд трайла», претендовать на судейство международных состязаний «филд трайл». При этом, получить первичное звание судьи состязаний «филд трайл» судье испытаний путём расширения списка дисциплин нельзя. Для этого, какой бы он авторитетный и уважаемый ни был, ему придётся начинать с первичного звания судьи состязаний «филд трайл», выполнив для его присвоения сначала базовые требования, например, такое требование как выиграть с двумя своими собаками два филд трайла.

Вопрос. Какой смысл человеку, задумавшемуся о карьере судьи по рабочим качествам легавых в системе РКФ-ФЦИ, получать звание судьи испытаний легавых, если для того, чтобы претендовать на судейство большинства международных состязаний континентальных легавых и абсолютно всех международных состязаний островных легавых, ему нужно начинать с первичного звания судьи состязаний «филд трайл»?

«Псарня» (c)

Ссылка на оригинал публикации и ее обсуждение в ФБ

Универсальные 10 правил натаски молодой легавой собаки рабочего разведения в первом поле для начинающих владельцев

Предварительные условия.

– Собаке должно исполниться минимум 8 месяцев.

– Собака должна быть социализирована, воспитана (см. «Поведение собаки», Мычко)

– У собаки во время натаски должен быть режим. Кормить в одно время. Вечером один раз, минимум за 12 часов до выхода в поле. Если собака содержится не в вольере, то выгуливать (не гулять!) по возможности коротко – сходила в туалет и домой. При домашнем содержании, как минимум, на период натаски свобода собаки должна быть ограничена клеткой.

– Собака должна быть приучена к команде, при помощи которой ее можно подозвать к себе. Лучше, чтобы это был длинный свисток.

– Забыть все семинары и книги по натаске. Никакого ОКД!

10 ПРАВИЛ.

1. Пускать только в открытый сезон охоты по тем видам дичи, которые доступны и на которые планируется производить охоту с легавой собакой. Исключение: парная куропатка до начала гнездования, при условии ее достаточного количества и рассредоточения в открытых угодьях.

2. Пускать собаку легким толчком, чуть приподняв ее за ошейник по направлению, перпендикулярному направлению ветра. Пускать коротко. Максимум 30 минут. В среднем 15 минут. Можно и нужно короче, если собака теряет интерес раньше или если была отличная работа до истечения запланированного времени на пуск.

3. Пускать только при наличии ветра и только на ветер.

4. Пускать в местах, где есть вероятность встретить пернатую дичь в течение 15 минут. Постараться за 15 минут обеспечить хотя бы одну встречу с птицей. Подсадную птицу не использовать! Манок на птицу не использовать! Корду не использовать! Никакие средства коррекции поведения не использовать!

5. Самому идти прогулочным шагом на ветер в выбранном направлении прямо. За перемещающейся собакой по сторонам не ходить. При потере собаки из вида больше чем на 2-3 минуты пройти в сторону ухода собаки, чтобы проверить не стоит ли на стойке. Во время пуска собакой не управлять. Максимум, указать жестом в направлении, куда собака и так движется. Проходы собаки сзади и завороты вовнутрь игнорировать. В случае частых и длительных задержек на следах собаку от них отзывать короткими энергичными свистками. По одному и тому же месту поля собаку не пускать, за исключением перезапусков после стоек, не окончившихся подъемом птицы. Только вперёд и только на ветер!

6. Пускать, желательно, не реже трёх раз в неделю. Пускать, желательно, в разных местах угодий – менять поля. Пускать не чаще двух раз в день, при условии длительного перерыва между пусками.

7. Подходить к собаке на стойке сзади и сбоку. При взлёте птицы из-под стойки собаку поощрять голосовой одобряющей командой, демонстрирующей Ваше удовлетворение. При взлёте птицы собаку не останавливать. Стрелять только из-под стойки после начала преследования птицы собакой. Выстрел сначала производить из стартового пистолета и только когда собака удалится на достаточное расстояние от натасчика, преследуя поднявшуюся птицу. Оценить реакцию на выстрел. Если реакция нормальная, то можно начинать производить выстрел и в момент взлёта птицы. Если и здесь реакция нормальная, то можно начинать отстрел птицы, но только при условии ее полноценной отработки стойкой. Если первая реакция на выстрел не нормальная, выстрел не производить. Ждать. Стойку не стимулировать. Ждать. Если при подходе натасчика к собаке на стойке птица не взлетает, то можно дать команду на подводку. Команду давать тихим голосом при отсутствии продвижения и взлёта птицы можно лёгким касанием холки стимулировать продвижение собаки вперёд. При натаске по вальдшнепу подводку не стимулировать – выбрать удобное место для стрельбы и ждать. Можно стимулировать взлёт птицы, бросив камешек или горсть мелкой дроби в место, куда указывает собака.

8. Со стойки не отзывать. При отсутствии птицы после подводки и при потере концентрации собаки на стойке или на подводке брать собаку на поводок, отходить с ней метров на 15 -20 назад и в сторону откуда пришли и перезапускать.

9. Как только на подводке собака опускает голову вниз, начиная искать след, или начинает крутить головой по сторонам, что свидетельствует о потере птицы с чутья, брать собаку на поводок, отходить назад и в сторону и перезапускать.

10. При подходе к полю и уходе с поля вести собаку на поводке. При потери собаки в поле собаку не искать. Подождать некоторое время, а затем возвращаться к месту первоначального пуска и ждать там. Можно давать время от времени команду на подзыв. При возвращении собаки собаку приласкать.

P.S. Чтобы ускорить процесс натаски можно пускать в паре с опытной собакой, приученной работать в паре, при условии отсутствия у неё пороков в работе. Можно также пускать несколько молодых собак одновременно, особенно, это желательно для островных легавых, но это потребует большего напряжения от натасчика, так как в таком случае вероятность потери контакта с собаками будет намного выше.

«Псарня» (c)

Ссылка на оригинал публикации и ее обсуждение в ФБ

Различия между кокерами и спрингерами

Мнение ведущего семинара РКФ-РФОС-ФФТ “филд трайл английских охотничьих спаниелей “, прошедшего 26 января 2020 года, судьи Кеннель Клуба панели А, Geoff Devine-Jones.


1. У спрингеров более быстрый, широкий и геометрически правильный поиск. Чистокровные кокера по своей природе более суетливые в поиске.

2. Спрингеры более напористы

3. Физически спрингер сильнее и эффективнее в зарослях.

4. Спрингер легче и быстрее дрессируется.

5. Спрингер способен подавать дичь большего размера гораздо легче и эффективнее.

Ссылка на оригинал публикации и ее обсуждение в ФБ

Жан-Клод Дарригад,Вице-президент международного пойнтер клуба,вице-президент пойнтер клуба Франции,судья ФЦИ легавые

https://www.facebook.com/darrigade.jc/posts/1894073080642992

Просматривая сегодня на ФБ обмен сообщениями, я узнаю о существовании ТАС (тест на пригодность к охоте, проводится по выпускной дичи (прим. переводчика)) и других подобных этому мероприятий. Вижу также заявления, которые меня вводят в ступор.

Буду с вами откровенен. В породном клубе главное – это собаки. Люди уходят. Иногда они задают какое-то направление развития, о котором впоследствии забывают, но собаки остаются. В разведении легавых островных пород есть два источника производителей: первый – чемпионы большого поиска, второй – охота. Без сомнения многие из вас об этом не знают. От вязки двух моих вальдшнепятников я получил чемпионку большого поиска, но при этом, разумеется, в предках у них были чемпионы большого поиска.

Италия лидер мировой кинологии. Вы задавали себе вопрос, Почему? Вы слышали, чтобы такие натасчики как Жирандола, Пезотта, Балдони выставляли своих собак на состязаниях по охотничьей практике по подсадному фазану? Нет, они не стали бы тратить на это свое время… Со своими молодыми собаками они идут на охоту. Я всегда считал, что лучший сеттер или пойнтер находится в руках неизвестного охотника, который без сомнения получает огромное удовольствие на охоте с ним. Статистика это подтверждает. Сколько собак видят судьи или представители клубов на селекционных испытаниях? Скажем пятую часть от всех рожденных? Где же выход? Нужно чтобы мир состязаний и мир охоты сближались. Часть пути уже пройдена. Состязания по вальдшнепу и бекасу способствуют этому сближению при условии, что их судят судьи компетентные. Тем не менее не стройте свое разведение на собаках, имеющих исключительно вальдшнепятников в своих предках, как бы кто не пытались вас в этом убедить. Собаки большого поиска дают супер вальдшнепятников. В течение нескольких лет приставки некоторых серьёзных заводчиков получили известность на международных состязаниях заграницей. Породные клубы приобрели благодаря этому возможность рекламировать национальные достижения Франции в разведении. Однако, SCC (французский аналог РКФ (прим. переводчика)) должна стремиться проводить международные состязания на территории Франции, чтобы тем самым стимулировать разведение у себя.

Ссылка на оригинал публикации и ее обсуждение в ФБ

Мнение редакции: О необходимости исключения английских охотничьих спаниелей из «Временных правил испытаний спаниелей по болотно-луговой, полевой и боровой дичи», «Правил испытаний спаниелей по утке» и «Правил испытания охотничьих собак по водоплавающей птице»

В настоящее время в системе РКФ одновременно действуют следующие правила испытаний и состязаний для спаниелей:

– «Временные правила полевых испытаний спаниелей по болотно-луговой, полевой и боровой дичи»

– «Правила испытания спаниелей по утке»

– «Правила испытаний охотничьих собак по водоплавающей птице»

– «Временные правила проведения квалификационных и сертификатных национальных состязаний «Филд Трайл» английских охотничьих спаниелей».

По нашему мнению, требования «Временных правил полевых испытаний спаниелей по болотно-луговой, полевой и боровой дичи», «Правил испытаний спаниелей по утке», а также «Правил испытаний собак по водоплавающей птице», далее ПРАВИЛА ИСПЫТАНИЙ, или не соответствуют, или идут в разрез с охотничьим назначением английских охотничьих спаниелей. Следовательно, они не могут использоваться для оценки работы охотничьих спаниелей английских пород с целью выявления и оценки потенциальных производителей. Кроме того, мы уверены, что квалификация английских охотничьих спаниелей по ПРАВИЛАМ ИСПЫТАНИЙ искажает представление пользователей об охоте с ними, а также вводит в заблуждение заводчиков в отношении реального уровня развития их рабочих качеств и возможности их использования в качестве производителей. Считаем, что было бы правильным решением исключить английских охотничьих спаниелей из ПРАВИЛ ИСПЫТАНИЙ, оставив исключительную возможность их оценки только по «Временным правилам проведения состязаний Филд Трайл» и по правилам водного теста, которые полностью соответствуют правилам оригинаторов пород английских охотничьих спаниелей и международным правилам МКФ.

Водный тест можно было бы выделить в отдельную испытательную дисциплину для всех подружейных пород, включая английских охотничьих спаниелей.

Обоснование.

1. Английские охотничьи спаниели – это высокоспециализированные породы охотничьих собак, предназначенных для поиска и вспугивания дичи вблизи охотника исключительно на СУШЕ. Правилами оригинаторов не предусмотрены испытания английских охотничьих спаниелей по живой утке и иной водоплавающей дичи. Эффективная работа по розыску и вспугиванию водоплавающей дичи предполагает излишнюю самостоятельность в поиске, которая для английских спаниелей порочна. Английские охотничьи спаниели используются на воде только для подачи битой дичи, для чего правилами оригинаторов, международными правилами МКФ и национальными правилами филд трайлов РКФ предусмотрено обязательное прохождение водного теста для получения квалификации по результатам испытаний на суше.

2. Английские охотничьи спаниели применяются на охоте не только по пернатой дичи, но и по мелкому зверю (например, заяц). ПРАВИЛА ИСПЫТАНИЙ же не предусматривают оценку собак по мелкому зверю. При этом, согласно ПРАВИЛАМ ИСПЫТАНИЙ, преследование зайца с подъема не только допускается, но и не считается недостатком в работе. Преследование нераненого зайца при производстве охоты на него с английским охотничьим спаниелем недопустимо, так как в этом случае отстреливать зайца с подъема не представляется возможным из-за большой вероятности попадания под выстрел собаки, преследующей зверя. Гон же по следу противоречит требованию работы спаниелей в пределах, обеспечивающих эффективное поражение дичи ружейным выстрелом, в случае ее подъема собакой, что установлено правилами оригинаторов английских охотничьих спаниелей. Таким образом, требование моментальной остановки собаки при начале движения зверя для английских охотничьих спаниелей безусловно и абсолютно, а его нарушение по правилам оригинаторов наказывается дисквалификацией.

3. Поиск английских охотничьих спаниелей ограничивается не пределами ружейного выстрела, а возможностями поражения дичи ружейным выстрелом при ее подъеме, что значительно меньше пределов, определенных «Временными правилами полевых испытаний спаниелей по болотно-луговой, полевой и боровой дичи» как 25-30 метров в одну сторону от ведущего. Границы поиска «Правилами испытаний по утке» и «Правилами испытаний охотничьих собак по водоплавающей птице» вообще не оговариваются. В реальной практике охоты при подъеме дичи далее 10 метров от охотника, стрельба становится затруднительной, если не сказать невозможной. Выстрел же по дичи, поднятой на расстоянии в 30 метров, а согласно «Временными правилами полевых испытаний спаниелей по болотно-луговой, полевой и боровой дичи» такой подъем не является дисквалифицирующим на расстоянии до 40 метров, является не только не этичным по отношению к дичи, но и совершенно небезопасным для собаки. Таким образом, требование поиска с удалением от ведущего на 25-30 метров в одну сторону и дисквалификацией за поиск в пределах 10 метров в стороны от ведущего противоречит требованиям правил оригинаторов, согласно которым английский охотничий спаниель должен искать в границах, которые определяются возможностью эффективного поражения дичи ружейным выстрелом, если бы он производился ведущим, после ее вспугивания собакой. Очевидно, что эти границы будут в пределах не далее 10 метров на чистом, что согласно «Временным правилам полевых испытаний спаниелей по болотно-луговой, полевой и боровой дичи» наказывается дисквалификацией.

4. Английские охотничьи спаниели в поиске живой дичи должны игнорировать след, так как отвлечение на след может приводить к пропуску дичи в полосе поиска, который при охоте с английскими охотничьими спаниелями определяется ведущим, а также провоцировать выход спаниеля за границы, в пределах которых возможно эффективное поражение дичи ружейным выстрелов, в случае ее подъема. Остановка спаниеля, предусмотренная «Временными правилами полевых испытаний спаниелей по болотно-луговой, полевой и боровой дичи», в случае его удаления от ведущего далее 30 метров для обеспечения возможности приближения к нему последним, предполагает отсутствие у собаки способности ориентироваться в поиске живой дичи на ведущего и самостоятельно поддерживать границы поиска вблизи него. Для английских охотничьих спаниелей излишняя самостоятельность в поиске, как уже указывалось выше, порочна, как порочна и сама работа по следу живой нераненой дичи, что отмечено в правилах оригинаторов английских охотничьих спаниелей. Таким образом, работа по следу живой нераненой дичи, поощряемая ПРАВИЛАМИ ИСПЫТАНИЙ, противоречит требованию правил оригианаторов английских охотничьих спаниелей игнорировать след в поиске живой нераненой дичи.

5. Английские охотничьи спаниели согласно классификации МКФ относятся к вспугивающим породам (flushing breeds), поэтому ловля живой нераненой дичи, которую они должны вспугивать под выстрел охотника при обнаружении, для них считается пороком. ПРАВИЛА ИСПЫТАНИЙ же не только допускают ловлю живой нераненой дичи, но и определяют это как зачетную работу. Таким образом, ловля живой нераненой дичи, которая согласно ПРАВИЛАМ ИСПЫТАНИЙ идет в зачет в качестве положительной работы противоречит требованиям правил оригинаторов, согласно которым ловля живой нераненой дичи является дисквалифицирующим недостатком в работе.

6. Английские охотничьи спаниели являются подружейными собаками, для которых сбалансированность процессов возбуждения и торможения является определяющей для их успешного использования по назначению. Английский охотничий спаниель, который работает как до выстрела, так и после него, в момент подъема дичи должен мгновенно остановиться, чтобы следить за полетом птицы или бегством зверя для маркирования места их падения в случае их отстрела, что необходимо для точного выхода в это место при осуществлении подачи. Лай – это маркер перевозбуждения. У гончих и лаек, для которых отдача голоса является породным признаком, процессы возбуждения в работе превалируют над торможением, поэтому у них отсутствуют такие жесткие требования к послушанию как у подружейных пород. Сигнальная функция голоса, которая необходима на охоте с лайкой, гончей и штёбером (вахтельхунд – собака, которая используется в качестве гончей) для определения местонахождения зверя, на охоте с английским охотничьим спаниелем не актуальна ввиду его работы вблизи охотника. Перевозбужденная же собака, очевидно, будет испытывать затруднения в маркировании и в мгновенной остановке для этой цели. ПРАВИЛА ИСПЫТАНИЙ не только допускают лай, но и в определенных условиях считают отдачу голоса достоинством. Таким образом, отдача голоса, поощряемая ПРАВИЛАМИ ИСПЫТАНИЙ, противоречит требованиям правил оригинаторов английских охотничьих спаниелей, согласно которым лай является дисквалифицирующим недостатком.

7. Английские охотничьи спаниели, как указывалось выше, не должны препятствовать производству выстрела по поднятой дичи, преследуя ее, а также должны маркировать место ее падения после ее отстрела. Очевидно, что для этого необходима мгновенная и безусловная остановка при подъеме дичи и выстреле. ПРАВИЛА ИСПЫТАНИЙ же допускают преследование птицы до 10 метров в одних и до 20 метров в других, а преследование зверя вообще не наказывается при условии возврата собаки на свисток. Таким образом, ПРАВИЛАМИ ИСПЫТАНИЙ допускается гоньба птицы и зверя, что противоречит требованиям правил оригинаторов английских охотничьих спаниелей, где на испытаниях за малейшее движение в сторону поднявшейся дичи следует дисквалификация.

8. Английские охотничьи спаниели, как указывалось выше, работают до выстрела, разыскивая и поднимая дичь вблизи охотника, и после выстрела, разыскивая и подавая дичь охотнику при ее отстреле. Эффективный розыск битой дичи или подранка обеспечивается способностью маркировать и точно выходить в место их падения, возможностью наведения собаки в место падения дичи, если по условиям местности собака его не видела (т. н. закрытая подача), способностью переключаться с поиска живой дичи на поиск битой дичи или подранка, а также способностью игнорировать живую дичи при поиске битой или подранка. Очевидно, что для проверки вышеперечисленных способностей спаниеля его необходимо испытывать на подачу ТОЛЬКО из-под отстрела, в условиях реальной охоты. ПРАВИЛА ИСПЫТАНИЙ же допускают квалификацию собаки при отсутствии подачи из-под отстрела, предоставляя возможность подать из-под заброса. При замене подачи из-под отстрела подачей из-под заброса, холодная дичь забрасывается на виду у собаки на расстояние 12-15 метров. В этом случае у собаки нет необходимости маркировать или быть наведенной в место падения, вести розыск подранка (птица холодная), а также нет необходимости переключаться с поиска живой на поиск битой дичи. Для английских спрингер спаниелей является обязательной также подача зайца, которая ПРАВИЛАМИ ИСПЫТАНИЙ не предусмотрена. И, наконец, подача холодной дичи не является достаточной провокацией в отличие от подачи теплой дичи или подранка для проверки спаниеля на жесткость хватки. Таким образом, ПРАВИЛАМИ ИСПЫТАНИЙ полноценно не проверяется весь комплекс работы собаки после выстрела. Допускается отсутствие проверки способности собаки маркировать падение битой дичи, разыскивать битую дичь или подранка, переключаться с поиска живой дичи на поиск битой или подранка, а также игнорировать живую дичь при поиске битой дичи или подранка, что является обязательным для квалификации английских охотничьих спаниелей по правилам оригинаторов.

9. Английские охотничьи спаниели в поиске движутся на быстром укороченном галопе, который считается эффективным при отработке бегущей дичи, на которой английские охотничьи спаниели и специализируются. Эффективным и стильным при такой специализации считается низкое несение головы, а сам спаниель должен стелиться, извиваясь на ходу, прижимаясь к земле «Временные правила полевых испытаний спаниелей по болотно-луговой, полевой и боровой дичи» дают описание стиля хода только для русского охотничьего спаниеля, где высокое несение головы и даже свечки считаются достоинством. Такой стиль хода в поиске увязан с требованиями «Временных правил полевых испытаний спаниелей по болотно-луговой, полевой и боровой дичи» по ширине и по манере поиска, так как поиск с высокой поднятой головой позволяет искать шире. Таким образом, «Временные правила полевых испытаний спаниелей по болотно-луговой, полевой и боровой дичи» де факто дают описание поиска только русского охотничьего спаниеля, что не соответствует требованиям к манере и ширине поиска английских охотничьих спаниелей.

Нам достоверно известно, что составители ПРАВИЛ ИСПЫТАНИЙ на момент их составления были совершенно незнакомы с английскими спаниелями рабочего разведения (field bred), которые были завезены в нашу страну относительно недавно, спорадически имея дело лишь с английскими спаниелями выставочных популяций (show bred).

Нам также достоверно известно, что составители ПРАВИЛ ИСПЫТАНИЙ, являясь специалистами в области разведения русских охотничьих спаниелей, фактически, разработали правила для собак этой породы исходя из своих представлений об их полевом досуге и желательном направлении селекции.

Принципиальные разногласия присутствуют и в вопросах непосредственной практики судейства. Мы знаем аргументацию составителей «Временных правил полевых испытаний спаниелей по болотно-луговой, полевой и боровой дичи» по части допустимости замены подачи из-под отстрела забросом холодной дичи, которая главным образом заключается в якобы объективной невозможности произвести отстрел из-под каждой собаки на испытаниях, которые в основном проводятся ими в сезон закрытый для охоты. Данная аргументация не может быть нами принятой, так как мы не считаем правильным испытывать английских охотничьих спаниелей вне сезона охоты, а в сезон охоты обеспечение возможности отстрела – вопрос исключительно организации. К тому же даже при произведенном отстреле ПРАВИЛАМИ ИСПЫТАНИЙ допускается предоставление повторной попытки подать дичь из-под заброса, в случае ее неподачи из-под отстрела.

Мы со своей стороны, выступая в качестве организаторов испытаний, возможность отстрела обеспечивали и намереваемся обеспечивать впредь. Тот аргумент, что испытания вне сезона охоты позволяют достигать массовости за счет охотников, которые в сезон охоты предпочтут охоту испытаниям или состязаниям, считаем ничтожным и надуманным, так как состязания в сезон охоты с обязательным отстрелом ничем от собственно охоты не отличаются.

Аргумент, что особые российские условия требуют особых подходов к оценке и особых требований к работе собак, считаем также ничтожным, так как порода создается под определенные условия и способы охоты, а если условия не соответствуют породному назначению, то используется другая порода. Непрофильное же использование пород не может и не должно быть предметом для их селекционного теста.

Английские охотничьи спаниели имеют свою нишу для применения на охоте в России и уже доказали свою эффективность как на охоте, так и на состязаниях в нашей стране, то есть они не требуют никакой модификации своего рабочего комплекса под якобы особые российские условия. Нам остается лишь поддерживать и по возможности улучшать уровень развития рабочих качеств того материала, который мы получили от оригинаторов, для чего необходимо поддержание высоких стандартов испытаний в полном соответствии с требованиями к работе английских охотничьих спаниелей – очень эффективных охотников в области своего применения на охоте в нашей стране. К сожалению, ПРАВИЛА ИСПЫТАНИЙ не только не способствуют, но и, наоборот, препятствуют достижению вышеуказанных целей.

Организация состязаний филд трайл не представляет никаких исключительных или дополнительных сложностей, принимая во внимание недавнее назначение и утверждение собственных квалифицированных судей филд трайла. До этого приходилось приглашать судей только из Европы и Великобритании, что создавало определенные трудности при организации и существенно ограничивало количество проводимых филд трайлов. Несмотря на объективные сложности, которые существовали ранее, большинство английских охотничьих спаниелей, тем не менее, все равно испытывалось на филд трайлах, поскольку серьезные владельцы и заводчики понимали все вышеперечисленные несоответствия и противоречия, которые не позволяли квалифицированно оценивать их собак на мероприятиях, проводимых по ПРАВИЛАМ ИСПЫТАНИЙ. Соответственно, исключение возможности оценки английских охотничьих спаниелей по ПРАВИЛАМ ИСПЫТАНИЙ пройдет безболезненно, более того, будет позитивно воспринято заводчиками и пользователями английских спаниелей рабочего разведения.

«Псарня» (c)

Ссылка на оригинал публикации и ее обсуждение в ФБ

Мнение редакции: Профессионалы и профессионализм в охотничьей кинологии

Слово “профессионал” имеет два основных значения.

1. Человек, зарабатывающий себе на жизнь определённым ремеслом.

2. Человек, обладающий высоким уровнем компетенции в определённом ремесле.

Иногда это два разных человека.

В рабочей кинологии, в охотничьей кинологии, профессионалы , которые могут удачно совмещать и компетенцию, и основное занятие, встречаются только среди натасчиков.

Заводчики, намеревающиеся жить с продажи щенков, обречены на разорение и позор, так же как обречены на позор те, кто собрался зарабатывать на судействе.

Поэтому в чистом виде профессиональное рабочее разведение – это не бизнес история. Профессиональная охотничья кинология – это история скорее игровая, где игроки (заводчики) в основном проигрывают деньги, делая ставки (вязки) , оплачивая при этом услуги крупье (натасчики, псари).

Бенефициаром такой системы является кинология в целом и охотник, поскольку в такой системе кинология развивается, а охотник получает от большой игры (развитой кинологии) классных охотничьих собак. Причем, практически даром.

«Псарня» (c)

Ссылка на оригинал публикации и ее обсуждение в ФБ

БРОСОК vs ПОДВОДКА

Ж.К. Дарригад (из личной переписки):

Легавые собаки должны находить дичь, останавливать ее и если возможно, блокировать. Обычно, если их работа сделана правильно, в подводке нет необходимости – дичь блокирована и взлетит при приближении ведущего. Разумеется, собака должна ждать подхода своего ведущего… Столько времени, сколько потребуется.

Дать команду на бросок – значит разрушать эту способность ждать… чтобы принудить к взлету.

Дать команду на подводку – значит попросить собаку приблизиться к дичи, то есть исправить местоположение стойки, которое не было идеальным.


Les chiens d’arret doivent trouver le gibier, l’arreter et si possible le bloquer. Normalement si leur travail est fait correctement, le coulé n’est pas necessaire, le gibier est bloqué et il s’envolera à l’approche du conducteur. Bien entendu le chien doit attendre l’arrivée de son conducteur …. tout le temps qu’il faudra…Commander le flush s’est rompre cette aptitude à attendre …. pour faire volerCommander un coulé c’est demander au chien de rapprocher le gibier c’est a dire corriger une position d’arret qui n’était pas parfaite.

Ссылка на оригинал публикации и ее обсуждение в ФБ

Мнение редакции: Дальность чутья как фетиш и манипуляция

Чутье не бывает коротким или дальним. Дальнее или короткое чутьё – это красное словцо, сленговое выражение, если хотите, которым описывается манера отработки птицы в зависимости от продемонстрированной длины потяжки и дальности стойки.

Чутье – понятие комплексное, складывается оно из обоняния, которое бывает как сильным, так и слабым, приученности к определенным запахам, свойств нервной системы и аналитических возможностей мозга. Последними на фоне сильной нервной системы и приученности к работе по определенным запахам, в основном, и обеспечивается качество чутья. При этом разницей в силе обоняния можно и пренебречь – уже давно экспериментально было показано, что собака со слабым обонянием может быть на порядок эффективнее в работе собаки с сильным обонянием, если у первой активность поиска и аналитические возможности мозга выше.

Легавая должна быть прежде всего эффективной, а для этого она должна находить всех птиц в предоставленной для ее поиска местности и отрабатывать птицу стойкой так, чтобы удерживать ее до подхода охотника столько, сколько потребуется. Вот, это и должно цениться как охотником, так и селекционером, а никак не длинные потяжки и дальние стойки, определяемые как “дальность чутья”. Я даже не говорю о том, что близкая стойка для обеспечения комфортного выстрела явно предпочтительнее.

Какой охотничий прок в этой дальности, если при этом птица пропускается, спарывается и толкается, а большая часть местности остается вообще необысканной? Ответ очевиден. Проку нет никакого. А между тем собаки, споровшие , пропустившие и даже толкнувшие птицу могут быть квалифицированы с дипломом второй степени, если покажут соответствующую дальность.

Получается, что дальность чутья, которая в реальности представляет собою длинную потяжку и дальнюю стойку или только дальнюю стойку – не более чем фетиш и инструмент манипулирования малограмотными охотниками.. Ну их собак еще таким образом ранжируют эксперты РОРСа. Наверное, этим экспертам так удобно.

«Псарня» (c)

Ссылка на оригинал публикации и ее обсуждение на ФБ

Мнение редакции: Потяжка

Есть две трактовки потяжки:

1. На потяжке собака “уточняет запах”.

2. На потяжке собака скрадывает птицу

и даже есть третья:

3. Потяжкой собака блокирует птицу.

В своем проявлении отличить одно от другого и от третьего бывает сложно и было бы не нужно, если бы не одно “НО”. Длину потяжки при оценке собаки на испытаниях по 81 году включают в “дальность”, что в свою очередь влияет на степень диплома. А если собака на потяжке “уточняет запах” и сначала тянет на след (жировку), а только потом там причуивает птицу?

Читаем правила 81 года: “…она [потяжка] определяется настороженным приближением собаки с поднятой головой по направлению к причуянной дичи или ее следу…” .

Не знаю как вы, но я вижу здесь в правилах противоречие. Поясню. Если допускается и даже поощряется потяжка на след, то почему ее длина включается в “дальность”, которая должна быть продемонстрирована только по птице. Ведь никогда достоверно неизвестно на что начинает тянуть собака – на след или на птицу, даже если птица впоследствии и окажется под стойкой.

В связи с чем возникает вопросы. А если собаке не надо ничего уточнять? Если собака сразу чует птицу и сразу локализует ее? А для того, чтобы ей определиться, что это след, ей достаточно поворота головы или небольшого отклонения от линии движения в поиске? А если непосредственно птицу такая собака отрабатывает без потяжки или потяжка у нее короткая и направлена исключительно на обеспечение остановки и блокировки птицы для ее последующего длительного удержания стойкой?

Не уверен, но может эти вопросы кого-то приблизят к пониманию манеры работы высококлассных островных легавых, которые в представлении большинства наших охотников и экспертов, сформированном правилами, собаками и практикой судейства 81 года, обладают “коротким чутьем”.

Мне кажется, должно быть очевидным – быстрому и эффективного поиску потяжки, особенно длинные, только мешают, а чутье должно быть не “длинным” и “дальним”, что определяется правилами 81 года по длине потяжки и дальности стойки, а сильным и селективным. Качество же чутья должно определяется не метрами дальности и длины потяжки и стойки соответственно, а результативностью или эффективностью работы легавой в поиске и при отработке птицы, где чем ближе к птице, тем лучше. И “длина чутья” тут не причем.

«Псарня» (c)

Ссылка на оригинал публикации и ее обсуждение в ФБ

Мнение редакции: Потяжка, подводка, приближение, стойка

Идеал – это когда дичь блокируется потяжкой и стойкой собаки с первой попытки. Но если это не случается и если собаке по ее собственной инициативе удается заблокировать птицу, которая взлетит при подходе ведущего к ее второй стойке, это лучше, чем если птица взлетает после подводки по команде натасчика.

Не надо забывать, что ПОДВОДКА – это исправление неправильного местоположения стойки . Нужно различать ПРИБЛИЖЕНИЕ – действие собаки, осуществляемое по ее собственной инициативе, и ПОДВОДКУ – действие по требованию ведущего. (с) Жан Клод Дарригад.

Ссылка на оригинал публикации и ее обсуждение в ФБ

Жан Клод Дарригад: Применение пойнтера на охоте и состязаниях

Жан Клод Дарригад
Президент Международного Пойнтер Клуба
Доклад на международной конференции по Пойнтеру
Алессандрия (Италия) 3 мая 2009


Пойнтер – это, прежде всего, охотничья собака и хотелось бы надеяться, что он будет ею оставаться еще долгое время, несмотря на то, что охота во всех странах все больше под угрозой.

Чтение труда Вильяма Аркрайта «Пойнтер и его предшественники» дает нам ясную картину возникновения и эволюции породы и в особенности ее применения на охоте по граусам в пустошах Великобритании.

После своего появления на континенте наш пойнтер получил невероятное распространение, особенно, в Средиземноморье. Англичане его создали, а итальянцы его сформировали. Под влиянием талантливых кинологов, таких как Соларо, был доработан каркас этого прекрасного охотничьего животного.

Пойнтер доказал свою приспособляемость к охоте во всех угодьях. Его исключительные атлетические свойства позволяют его использовать в самых разнообразных местах. Его стиль и рабочие качества покорили самых взыскательных пользователей. Сегодня его используют в поле, в горах, на болоте, в лесу – везде он демонстрирует свои безграничные возможности и таланты. У него есть свои страстные поклонники, которые ни за что на свете не согласятся пойти на охоту с собакой другой породы.

Состязания стали проводиться гораздо позже. Они были инициированы спортивными владельцами, которые хотели сравнить принадлежащих им собак во время представления их егерями. Первые состязания были организованы весной по куропатке. Вы знаете насколько сегодня распространено это явление – многочисленные и разнообразные состязания проходят каждый год не только по куропатке, но практически по всем видам дичи. Охота сокращается, состязания развиваются.

Цель состязаний – поощрение собак, которые могут быть использованы в качестве производителей будущих охотничьих собак. Нельзя упускать из виду главную, на мой взгляд, цель состязаний, основное их назначение.

Когда охотник впервые попадает на состязания, то первая мысль, какая ему приходит в голову: он действительно присутствует на состязании собак, но на состязании в основном в скорости. И в самом деле, быстрота галопа создает такое впечатление. Дистанции, на которых ищут собаки, очень часто чрезмерны, а количество дичи – минимально. Ничего в этом спектакле ему не напоминает охоту. Я скажу так – это разночтение вызывает беспокойство.

Прежде чем стать судьей я много охотился и когда я сужу состязания, то представляю себя на охоте. Это объясняет то, что я часто даю ведущим советы охотника: идти медленно, поменьше пользоваться свистком.

Безусловно, я ценю красивый ход, красивый стиль галопа и стойки, но будучи охотником, я никогда не забываю, что собака находится в поле для того, чтобы найти для меня птицу и позволить мне ее добыть. Зачем охотнику пойнтер, который пожирает пространство на прекрасном галопе, если он не способен сделать стойку по дичи. Незачем.

Пойнтер на охоте

По моему мнению, можно так представить себе собаку: голова, то есть мозг, поделена на два полюса активности, которые определяются:

– желанием бежать
– желанием искать

Если желание бежать чрезмерное, то Ваша собака скачет быстро, далеко, долго… и не ищет. И наоборот, если преобладает желание искать, то она крутится вокруг Вас, нос в землю, проверяет все запахи и обследует все места, где может укрываться дичь.

Вы легко поймете, что идеалом является гармоничное равновесие двух этих полюсов активности. Это равновесие никогда окончательно не устанавливается. Важно уметь анализировать поведение собаки, в действиях которой читается ее концентрация в поиске дичи.

Многие собаки бегут, будучи при этом недостаточно сконцентрированными на поиске. Бег собаки по полю без дичи не развивает ее охотничий инстинкт. Если время от времени не возбуждать в собаке инстинкт охотника, то эта функция в ней угаснет и собака будет думать только о том, чтобы бежать, пожирать пространство без поиска, не пользуясь обонянием.

В отличие от состязаний, на охоте собака не всегда находится в угодьях с идеальными условиями для поиска. Собака должна обладать умом, чтобы справляться с возникающими трудностями, такими как, например, ветер сзади или пересеченная местность. Наиболее показательный пример – применение собаки в горах, где она должна управлять своими физическими возможностями так, чтобы распределять свои силы, учитывая ветер, который часто дует снизу, и изгибы рельефа.

Ум, на мой взгляд, является первостепенным качеством, которое является суммой всех остальных.

Например, охотничий инстинкт развивается у собаки при встрече с дичью. Благодаря своему уму собака извлекает уроки из своих успехов или неудач и формирует то, что называется опытом. Запоминание характерных мест и получение благодаря этому возможности встречать больше дичи будет усиливать охотничью страсть. Очевидно, что молодая собака по мере своих встреч с дичью должна демонстрировать прогресс от выхода к выходу. Если она не прогрессирует, то она не умная… И глупых собак уже слишком много.. Охотник должен помогать собаке приобретать опыт, направляя ее поиск в места богатые дичью, где у нее будет возможность с нею встретиться. Так, мы все знаем, что на зерновых полях плотность куропатки выше по краям, при этом на состязаниях я замечаю, что многие собаки не идут обыскивать эти последние тридцать метров, без сомнения потому, что их к этому не приучили во время натаски.

После разговора об охотничьем инстинкте поговорим теперь о главном органе пойнтера – о чутье. Чутье пойнтера – удивительный радар, способный обнаружить малейший запах, я бы сказал, мельчайшую молекулу дичи. Я думаю, что у всех собак есть обоняние. Они все имеют возможность воспринимать запах, но не все способны его анализировать, так как не у всех для этого хватает или концентрации, или ума. Собаки должны быть познакомлены с дичью, что означает ассоциировать воспринимаемый запах с самой дичью. Обоняние некоторых пойнтеров отлично адаптируется к летней сухости, тогда как всем известно, что запах лучше переноситься во влажном воздухе. Некоторые линии известны и очень ценятся в Испании для охоте на перепела на плато в Кастилии.

От собаки на охоте требуется множество качеств, одно из которых не проверяется на состязаниях: выносливость.

Я думаю, что страсть к дичи, смелость являются двигателями выносливости. Желание охотиться несколько часов под непрекращающимся холодным дождем – ценное качество для пользователей. Это качество является плодом страсти, эта же страсть заставляет Вашего пойнтера лезть в самые непролазные колючие заросли в поисках местового вальдшнепа. Важно ставить перед Вашим щенком сложные и разнообразные задачи , желательно, вместе с его матерью. Она послужит ему примером, вместе с ней он преодолеет сложности местности. Она покажет ему птицу и если он умен, то он поймет, что необходимо смириться с трудностями испытания, которое надо пройти, чтобы ее найти. Я считаю такую методику обучения лучшей для приучения пойнтера к работе по вальдшнепу. Очевидно, что дичь может встречаться в самых разнообразных биотопах – одни легкие, другие очень тяжелые. Без такого раннего приучения собака откажется пробираться в сложные участки. И Вы и без меня знаете, как неприятно на охоте оставлять места необысканными.

Пойнтер – специалист или универсал? Если Ваш пойнтер умен, то он адаптируется под все виды охот. Только знайте, что упражнения с подсадной птицей не улучшат его качества. Помимо качеств, присущих островным легавым (ширина поиска и твердость стойки), пойнтер является идеальной собакой для поиска в местах с низкой плотностью дичи. Вполне очевидно, что для того, чтобы воспользоваться всей полнотой его возможностей, пользователь должен дать раскрыться всему его потенциалу, то есть развить широкий поиск с достаточным контактом для его надлежащего использования. Собака должна быть послушна своему хозяину, а тот, в свою очередь, должен давать ей достаточно инициативы для полноценного обыскивания, предоставленной ему местности. К сожалению, в этом моменте большинство охотников не могут найти правильного компромисса. Слишком много охотников заставляют своего пойнтера искать под ружьем, не доверяя твердости его стойки.

Как только Вы будете уверены в этом первостепенном свойстве, дайте Вашему пойнтеру раскрыть свой замечательный охотничий талант и Вы увидите в его взгляде удовольствие предоставить себя в Ваше полное распоряжение. Вы увидите в его глазах удовлетворение от выполнения этой миссии при помощи огромных возможностей, которыми природа его великодушно снабдила, чтобы удовлетворить одновременно две ваши охотничьи страсти.

У пойнтера, как правило, отличная память. Это способность может сэкономить время во время обучения собаки, но это палка о двух концах, поэтому лучше избегать допускать ошибки во время дрессировки.

Таким образом, это охотничье чудо Вам покажет весь свой потенциал и между Вами зародится уникальное взаимопонимание.

Взгляд, незаметный жест, чтобы поддержать его инициативу и вот он ободренный, уверенный в себе, снова в поиске такой желанной дичи. Исключительные моменты, пережитые позади этих машин охоты.. Вы никогда про них не забудете…

Пойнтер на состязаниях

На закате моей судейской карьеры пойнтеры подарили мне внушительную коллекцию картин и воспоминаний. Эта порода имеет, и очень давно, лучшее соотношение рабочих книжек и рождений.

То есть она замечательно подходит как для охоты, так и для состязаний.

Предназначение состязаний – поощрение собак, которые будут использованы в качестве производителей для получения охотничьих собак. Я уже говорил: это главное. Судьи никогда не должны отклоняться от этой цели, которая связана с охотой.

Но если на охоте первостепенное качество собаки – ее эффективность, состязания вводят дополнительный параметр – породный стиль.

Стиль – это одежда собаки.. Собака без стиля – собака без породы. Пойнтер же обладает самым красивым гардеробом – самая красивая манера, самая специфическая, с той жесткостью в отработке, которая ему характерна.

Его стремительный галоп в мгновение переходит в гордую, доминирующую статую, натянутую невидимой нитью, которая связывает его с дичью.. Это и есть пойнтер. Его стойка грохочет в поле как ружейный выстрел, пыль вздымается из-под его лап, окаменевших под воздействием страшной силы. Такая типичность манеры – главное, чтобы получить наивысшую награду на состязаниях.

Состязания различаются по видам и по дичи. На мой взгляд, состязания большого поиска выявляют производителей, в то время как состязания охотничьего поиска по дичи в естественной среде ее обитания служат проверке охотничьих качеств их потомков.

Я не говорю о состязаниях по выпускной птице, так как, по моему мнению, они мало пригодны для селекции и выявляют только собак, которые могут воспринимать жесткую дрессуру.

Я поставил бы отдельно классики по перепелу, которые представляют собой специфические состязания по птице, которая является не совсем дикой. На этих состязаниях поиск должен быть абсолютно правильным и хорошо поставленным, а стилевые характеристики – выдающиеся. Выдающиеся трайлеры выступают на этих очень распространенных в основном в Италии состязаниях. Они популярны, прежде всего, потому, что публика может увидеть собак, которыми она обычно не имеет возможности любоваться, так как основное количество состязаний большого поиска проходят за пределами полуострова. Однако, поиск трайлеров, которые принимают участие в состязаниях по перепелу, будет сильно отличаться от того поиска, который требуется для нахождения куропатки: это обратная сторона медали.

Бекас, вальдшнеп, тетерев, дикий фазан и естественно серая и красная куропатки – дичь, имеющая каждая свою особенность. Все эти виды являются отличными тестами для наших пойнтеров.

Состязания по бекасам проходят на болотах или рисовых чеках в Италии. Бекас, как правило, сложная птица для собаки. Для работы по нему чутье должно быть избирательным. Среди множества запахов многочисленных обитателей болота (чибисы, пастушки, мыши, болотные крысы, ондатры) собака должен сконцентрироваться на запахе бекаса. Собака бекасятник также знает характерные места, где следует искать свою любимую дичь.

То же самое относится и к состязаниям по вальдшнепу, на которых важно как знать местность, так как и обладать страстью для преодоление сложностей при обыскивании труднопроходимых участков.

На состязаниях в горах требуется особая способность адаптироваться к местности и особая манеру ее обыскивания. На альпийских состязаниях по тетереву высокая растительность добавляет дополнительную сложность, которой нет на пиренейских состязаниях по куропаткам, но горные испытания всегда остаются сложным испытанием.

Эти состязания должны представлять собою образ охоты. Ведущие и судьи должны идти медленно, чтобы позволить собакам хорошо обыскивать местность. Вне зависимости от того происходит это в лесу, болоте или горах – пойнтер приспосабливается ко всему. В течение моей карьеры я видел потрясающих пойнтеров в этих трех дисциплинах: всех представляли на состязаниях их владельцы, которые были знатоками этих охот.

На судей возлагается большая ответственность. Зачем нужны были бы различные виды состязаний по различным видам дичи, если их судить в одной манере. На этих состязаниях мы должны всегда обращаться к охоте и, прежде всего, поощрять такую работу, которая позволила бы ведущему добыть отработанную стойкой дичь. Еще раз, зачем нужна на охоте собака, которая делает стойку по дичи, которую нельзя добыть? Незачем.

И наконец, самые престижные весенние и осенние состязания по куропатке – большой поиск. Весенний большой поиск проходит в различных угодьях и условиях: Андалузия – мягкий климат, красные куропатки и озимые волнами с разбросанными оливковыми деревьями, затем огромные пространства Боса и Шампани с холодным веером и неподступной серой куропаткой, Греция, которая соединяет в себе все эти условия, Сербия с металлическим звоном взлета ее серых птиц.

Осенний большой поиск в Польше или зимний – во Франции.. без сомнения – это самые лучшие состязания по своей сложности и возможностям отбора. Я высоко оценил в Польше необходимость властной потяжки при отработке стаи куропаток в картофельном поле. Требуется сочетание спокойствия и решительности, чтобы сделать стойку.

Эта дисциплина собирает пойнтеров, ведущих и судей с характером. Зная сумму усилий ведущего, чтобы привести собаку на такой уровень совершенства, финансовые жертвы, принесенные владельцами, судьи должны осознавать свою ответственность. Как и пойнтер, большой поиск не терпит посредственности. Все происходит очень быстро, поэтому внимание должно быть постоянным. Судьи должны быть правильно расположены на местности, предвидеть события и всегда держать собак в поле своего зрения. Ведущие должны идти спокойным шагом бок о бок. Они должны воздерживаться от излишних свистков, чтобы не помешать работе собаки конкурента , и забеганий наперед, чтобы посмотреть, где находится его собака. Когда все необходимые условия соблюдены, людей, ведущих ли, судей ли, объединяет ожидание действия, сила которого заставит их трепетать. При этом судьи будут иметь возможность оценить достоинства собаки. Их мнение иногда будет отличным от мнения ведущего – есть некоторое расхождение в восприятии, но я должен сказать, что у большинства ведущих спортивное поведение и хотя человеку свойственно ошибаться, достоинства хороших пойнтеров не останутся незамеченными.

Я должен отдать дань уважения моим учителям, в особенности Жан Пьеру Буину за то, что он мне внушил это правило: « Если сомневаешься в произошедшем, то сомнения всегда в пользу собаки».

Я, конечно, не осветил вопрос применения пойнтера на охоте и состязаниях так подробно, как вам хотелось бы: мало времени, чтобы коснуться всех аспектов. Я признаю, должен признать, что меня занимала передача нескольких посланий.

В мире состязаний, как и в мире охоты, смирение позволяет нам признавать наши ошибки. Судейские ошибки, ошибки управления.. Они есть у каждого из нас, но есть одно правило, которое мы должны всегда держать в голове: « Всегда есть чему научиться у хороших пойнтеров».

Пожелаем же, чтобы наши заводчики еще долго производили красивых и рабочих пойнтеров, которые обогатят большую книгу картин охоты и кинологии.

Ссылка на оригинал публикации и ее обсуждение в ФБ

Жан Клод Дарригад: Есть ли у моей собаки обоняние?

После шестидесяти лет, проведенных с собаками на охоте и на состязаниях, я без колебаний говорю: «На мой взгляд, У ВСЕХ СОБАК ЕСТЬ ОБОНЯНИЕ, НО НЕ ВСЕ УМЕЮТ ИМ ПОЛЬЗОВАТЬСЯ».

Прежде всего, есть один важный момент: собака должна знать запах дичи, на которую ее привели охотиться. Каждый вид дичи имеет свой особенный запах, который собака должна узнать. Говорят, собака должна быть «познакомлена» с этой дичью.

Я видел однажды, как во время серьезного пролета вальдшнепа чемпион по рабочим качествам спорол около тридцати птиц, прежде чем стал по одной. Он был знаком только с куропаткой… вальдшнепа до этого он не встречал ни разу..

В какой-то момент он стал на взлет вальдшнепа, которого перед этим спорол. Я его оставил стоять несколько секунд, чтобы он запечатлел запах этой дичи. После чего он резко продвинулся и поднял еще одну птицу. Я его тут же остановил и вернул на пару шагов назад, в место, где он до этого остановился. Я немного повысил на него голос, чтобы он понял мое недовольство, и, продержав его две минуты, прежде чем приласкать, снова запустил в поиск. В течение следующего часа он сделал стойки по примерно двадцати вальдшнепам.

Условия для работы собак, в зависимости от влажности или температуры воздуха, могут быть как благоприятными, так и не очень. Условия в течение дня варьируются, этим объясняется то, что на состязаниях не будет ни одной работы утром, и все работы начнутся только в конце состязания.

Если собака знакома с дичью и условия среды нормальные, считается, что причуивание ею запаха от дичи возможно на расстоянии в тридцать метров (от двадцати до сорока в зависимости от условий).

Я много раз имел возможность оценить это расстояние во время стоек, сделанных по зайцу на лежке. Легко понять, что невозможно определить обоняние собаки по дичи, которая перемещается, а заяц на лежке совершенно точно абсолютно неподвижен.

Все собаки могут воспринимать запах, но не все способны его анализировать – то ли потому, что не хватает концентрации, то ли из-за недостатка ума.

Многие собаки бегут, не будучи постоянно сконцентрированы на поиске дичи. Такие собаки перемещаются прямолинейно, без каких-либо проверок запаха.

Во время одного из первых моих посещений российских состязаний в Краснодаре (по перепелу) я поинтересовался у судьи, почему он не прекратил испытание собаки по истечении пятнадцати минут, как мы это обычно делаем в Западной Европе. Он ответил, что правила обязывают его испытывать собак сорок минут. Я ему сказал: «Ты можешь испытывать эту собаку до ночи… она не сделает ни одной стойки».

Я вернулся в конце выступления.. Собака, действительно, не сделала ни одной работы, наверняка, оставив позади себя пару десятков перепелов.

Эта собака была настолько поглощена геометрической правильностью своего выступления, что она забыла про поиск. Кроме того, когда она проходила возле своего ведущего, то можно было видеть, как она прижималась к земле, практически ползла, боясь, что гнев ведущего обрушится ей на голову. Она была сконцентрирована не на поиске дичи, а лишь на выполнении абсолютно геометрически правильного поиска под страхом получить незабываемую коррекцию.

Чуть выше я писал об уме. Это свойство, на мой взгляд, является первостепенным для охотничьей собаки, так как оно соединяет в себе все качества. Среднее обоняние умной собаки будет всегда более эффективным, чем сильное обоняние на службе у дурака.

Ссылка на оригинал публикации и ее обсуждение в ФБ

Доминик Лебрун: Чемпионат «Черноморское» в Крыму

Статья размещена в 20 номере (июль-август) журнала “Охотничьи собаки” (Франция)


Красивый русский пойнтер

Взгляд устремлен в бескрайнюю даль степи с выражением абсолютной уверенности в присутствии птицы. Ektrokanielpis Orli, русский пойнтер, повелевает крымской куропаткой властностью и твердостью стойки. Мы на последних Российских чемпионатах в великолепных богатых дичью угодьях. На странице 36 читайте отчет с Чемпионатов России по Филд Трайлам, чемпионатов высокого класса – как по уровню организации, так и по качеству представленных собак. Россия – страна со стремительно развивающейся кинологией”.

Как и два года тому назад по инициативе Российской Федерации Филд Трайла в лице двух ее руководителей Константина Позднеева и Андрея Мацокина* я и мои французские коллеги: Доминик Лекман, Луи Коатмеллек и Ив Юпе были приглашены судить в Крым с 15 по 20 апреля текущего года. Я снова встретился с моими русскими друзьями – участниками и судьями.

Небольшие сухие участки невозделанной земли, перемежающиеся светлыми посадками, прекрасно подходят для местной куропатки. Я могу отметить небольшое снижение численности, но её количество по-прежнему невероятно в сравнении с французской популяцией. Совершенно ясно, что качество биотопа нашей любимой птицы обеспечивается огромными полями до самого горизонта – фактически безлюдными большую часть времени и, поскольку на них ничего не выращивается, они не обрабатываются химией..

Я и мои коллеги в течение всей состязательной недели судили, как правило, два состязания в день. Это не представило для нас никаких трудностей, так как высокая плотность птицы обеспечивала быстрые встречи.

Крым был присоединен к России в 2014 по итогам референдума. По темным геополитическим причинам в Крыму было запрещено присуждение САСТ и CACIT … А квалификации ограничены оценками “Отлично”, “Очень хорошо” и “Хорошо”. Лучшие собаки , «потенциальные обладатели САСТ», выступали в барраже для присуждения различных званий и титулов*. И тут я вспоминаю, как в Европе и во Франции на состязаниях с 6 собаками в каталоге присуждается САСТ и CACIT..… повод задуматься!

Собаки были распределены по следующим отдельным состязаниям: Континенталы, Островные и Большой поиск. В сравнении с моим последним визитом я мог отметить серьезный прогресс в области селекции и представления собак владельцами. Русские учатся быстро и качественно. Их страсть к собакам и к состязаниям огромна и они не стесняются приглашать иностранных судей, искушенных в судействе во Франции и заграницей, чтобы у них учиться.

Чемпионат среди пород континентальных легавых

Со всей объективностью, стремясь прийти к общему мнению мои коллеги и я отсудили отличных Континенталов, в особенности Эпаньоль Бретонов – типичных экстерьерно и с очень правильным ходом. Это относится к Унге – сука эпаньоль бретона, выступавшая под управлением Налесного, получившая титул Чемпиона НКП и Твист Бретоник Стайл – победитель дерби бретонов с тремя работами, выступавшая под управлением Леонида Ващенко. Немецкие легавые, также представленные, хоть и не были многочисленны, но за их выступления не надо было краснеть. Две собаки этой группы пород выделялись своими очевидными достоинствами – ходом, стилем и постановкой на местности. Доминик Лекман, часто судивший континенталов, отметил, в частности, Pradallinensis Gaia (хорошо известная приставка), выступавшую под управлением г-на Сергеева. Эта собака, практически, каждый день получала самые высокие квалификации и выиграла российский чемпионат континентальных легавых, опередив дратхаара Рэмбо, выступавшего под управлением Андрея Мацокина.

Два отличных представителя породы дратхаар, выступившие под управлением украинского натасчика, Алексея Подорожко, под моим и Ив Юпе судейством выиграли в последний день состязаний континентальных легавых, заняв два первых места, при этом один из них вышел в барраж. Они с большим блеском продемонстрировали свой мощный и властный ход, резкие стойки – типичные для породы

Чемпионат Охотничьего поиска островных легавых

Здесь победил английский сеттер Бук под управлением г-на Манукяна, который опередил Zoe of Flying Free, пойнтера, которого вел Леонид Ващенко, ранее выигравший с бретоном дерби. В течение двух дней состязаний чемпионата Бук продемонстрировал моим коллегам все свои достоинства. Во второй день чемпионата из-за тяжелых погодных условий – ледяного ветра, мы не смогли квалифицировать ни одну собаку.

Чемпионат Большого Поиска

Состязания Большого Поиска проходили в течение 4 дней, из которых 2 дня было отведено российскому чемпионату, в котором присуждался титул Чемпиона. Мы вместе с моим российским коллегой Сергеем Шагиновым председательствовали по очереди, в то время как Ив Юпе и Луи Коатмеллек ассистировали нам в качестве боковых судей.

Самый заметный прогресс произошел в этой дисциплине – как в отношении развития качеств квалифицированных собак, так и в отношении качеств нескольких молодых собак, еще «зеленых», которые дают возможность им преуспеть в будущем, если их ведущие раскроют по максимуму весь их потенциал. Это относится к 2 пойнтерам. Альтаир , ведущий Алексей Подорожко, – обладает интеллектом, инициативой, скоростью, ходом, но хотелось, чтобы голову он нес повыше. Ektrokanielpis Orli – прекрасная собака как по галопу, так и по несению головы, ведущий г-н Садовников. И хотя в России в Большом Поиске, как и в Охотничьем поиске, пойнтеры были более многочисленны, оба титула забрали сеттеры…

В российском чемпионате Большого Поиска полностью доминировал английский сеттер, выступавший под управлением Андрея Мацокина, Fedor from Septemcolles, принадлежащий Наталии Ягичевой. По итогу четырех дней Fedor был квалифицирован 3 раза с оценкой Отлично, 2 из которых – с 1-ым отлично и потенциальным САСТ, который мы не могли присудить из-за санкций. Каждое его выступление было совершенно великолепным. В первый день чемпионата я записал в своем блокноте: «Сильный северо-восточный ветер.55 км/ч. Условия сложные. FEDOR отл. по сторонам. Концентрация в поиске постоянная. Отл. линия спины. Отл. несет голову. Отл. галоп сеттера со скоростью хода для БП. Отл. работа. После перезапуска демонстрирует тот же блеск. Если бы могли присуждать САСТ, эта собака заслужила его без проблем. Истинная собака БП. 3 квалификации в трех днях БП»

Во второй день чемпионата пойнтер Ektrokanielpis Amon, выступавший под управлением того же ведущего, что и Orli, выигрывает состязание. Пропущенная пара на первой минуте лишает его барража и Fedor получает завидный титул Чемпиона Российской Федерации в Большом Поиске, добавляя его к череде своих побед, среди которых Победитель Дерби прошлого года. Эта собака обладает всеми необходимыми качествами, чтобы успешно выступать в европейском турне вместе с некоторыми другими, такими как, например, Giani, пойнтером, победившим во второй день Большого Поиска под управлением Леонида Ващенко, принадлежащего Константину Позднееву*.

Российская кинология развивается быстрыми темпами. Она обладает теми же качествами, что и те, кто ее двигает: вежливость, требовательность, скромность, компетентность и строгость. Качества, которых остро не хватает нашей старой Европе. Мне вспомнились слова Тьерри Гамона, французского натасчика, сотрудничавшего с этим журналом: «Будущее на востоке». А если он прав?

Спасибо, Россия!

РЕЗУЛЬТАТЫ

Победитель дерби континенталов
TWIST BRETONIQUE STYLE (эпаньоль бретон)
Ведущий Леонид Ващенко

Чемпионат НКП Эпаньоль Бретон
Чемпион UNGA
Ведущий Артем Налесный

Чемпионат России среди континенталов
Чемпион Pradallinensis Gaia
Ведущий Андрей Сергеев (курцхаар)

Вице-чемпион REMBO (дратхаар)
Ведущий Андрей Мацокин

Чемпионат России охотничьего поиска среди островных легавых
Чемпион BUCK (английский сеттер)
Ведущий Акоп Манукян

Вице-чемпион ZOE OFF FLYING FREE (пойнтер)
Ведущий Леонид Ващенко

Чемпионат России Большого Поиска
Чемпион FEDOR FROM SEPTEMCOLLES (английский сеттер)
Ведущий Андрей Мацокин

Вице-чемпион Ektrokanielpis Amon (пойнтер)
Ведущий Виталий Садовников


* Примечания переводчика:

Андрей Мацокин не является руководителем Федерации Филд Трайла

По результатам барража присуждались звания Кандидат в Чемпионы Федерации Филд Трайла, приравненное к званию САСIТ, Чемпион НКП, а также титул Чемпион Федерации Филд Трайла.

Пойнтер Giani принадлежит г-ну Гордееву.

Ссылка на оригинал публикации и ее обсуждение в ФБ

Мнение редакции: Проблемы рабочей кинологии в области островных легавых

Если говорить о проблемах, то, я думаю, что главная проблема в развитии у нас островной легавой – не деньги, не угодья и не менталитет нашего охотника. Главная проблема – лидеры мнений, которые формируют у большинства представление об островной легавой и охоте с ней. Исторически так сложилось, что экспертом (сертифицированным знатоком) у нас мог стать человек, который не имел абсолютно никаких достижений ни в области селекции, ни в области применения островных легавых.

То есть, система была и до сих пор во многом устроена так, что охотник-владелец легавой или намеревающийся им стать обращается к как бы специалистам и знатокам, которые знатоки только на бумаге, а по сути за ними ничего нет. В массе своей эти эксперты – такие же пользователи, как и те, кто к ним обращается за знаниями. И это в лучшем случае! Более того, “эксперты” эти часто абсолютно закрыты для изучения стороннего опыта, в частности европейского – не посещают европейские рейтинговые полевые мероприятия с участием островных легавых, не знают ведущих судей, заводчиков и натасчиков островных легавых, не знакомы с международными рабочими стандартами и регламентами их применения. Это при том, что оригинаторами всех пород легавых являются европейцы и они до сих пор удерживают лидерство в этой области!

Некоторые из “экспертов” еще и очень агрессивны по отношению ко всему, что противоречит их представлениям о том, как должна быть устроена работа в этой области.

Другими словами, люди занимают нишу лидеров мнений в общественном сознании, не имея на это никаких реальных оснований. Единственное их основание – формальное признание их крупными общественными организациями в качестве специалистов и знатоков.

Проблема решается созданием альтернативного судейского корпуса, сформированного по реальным заслугам, а не только по бумагам.. Это все время и, конечно, “эксперты” по понятным причинам будут этому всячески препятствовать.

«Псарня» (c)

Ссылка на оригинал публикации и ее обсуждение в ФБ

Мнение редакции: Дичь на филд трайле ретриверов

После дискуссии с лидерами псевдотрайловго движения ретриверов в сети с интересом познакомился с материалами семинара, который провел СТЕФАНО МАРТИНОЛИ (STEFANO MARTINOLI), президент комиссии ФЦИ по ретриверам, 8.05.2015

Приведу здесь фрагмент транскрипта русского перевода семинара с ресурса ретриверистов – “Российский Ретривер Клуб”, в котором речь идет об используемой на филд трайле дичи. Отмечу, что транскрипт видеозаписи не полный и перевод не везде эквивалентный. Например, ведущий семинара, Мартинели, ни разу в своей речи не использовал термин «выпускная дичь». Переводчик перевел (5 минута 55 секунда записи) как «выпускная дичь» словосочетание «live game», которое следовало перевести «живая дичь».

Видео семинара: https://youtu.be/G5IJZ5WgVww

Но даже в таком переводе участники семинара должны были понять, что в Европе птица не выпускается перед трайлом ни за день, ни за два, ни за неделю! Дичь в Европе интродуцируется в места, где она обитает, т.е. туда, где она акклиматизирована или является исконной и где она находится в состоянии естественной свободы, где для охоты на нее открывается сезон соответствующими разрешительными органами. При этом в Европе организаторы трайла следят за тем, чтобы выпущенная птица успела одичать, для чего проводят трайлы в местах, где птица интродуцирована задолго до открытия сезона, то есть трайлы в Европе проводятся по дикой птице и мелкому зверю.

Итак, фрагмент семинара с сайта «Российского ретривер клуба»:

«Место проведения: охотничья база, парк птиц “Воробьи”
Организаторы: ЯРОО “Общество практической охоты с собаками” и “Школа Шмеля на nataska.ru”
Дата: 8.05.2015, начало в 18.00

Полная версия состоявшейся беседы:

«Ю.В. (Юлия Вершинина) Цель сегодняшней встречи – не столько обсуждение наших локальных правил, сколько узнать точку зрения ФЦИ, международный опыт того, какими должны быть правила по ретриверам.

С.М. (Стефано Мартиноли) В принципе, о правилах мы тоже можем поговорить, наша встреча – не какая-то формальная лекция, просто дружеская беседа. Но поскольку тема очень обширная, предлагаю начать с какого-то конкретного вопроса. Что касается международных правил, то всё достаточно просто изложено на сайте ФЦИ, их можно посмотреть в интернете в любой момент, но также имеет смысл поговорить и о национальных правилах.

Ю.В. Да, конечно, мы будем говорить и национальных правилах, я бы хотела для начала дать определение. Национальные правила – это правила по которым идет присуждение некоторого титула.

С.М. Да, но какого титула? Чемпион по рабочим качествам, чемпион по рабочим тестам, чемпион по фильдтрайлам?

Ю.В. Чемпион России по рабочим качествам.

С.М. То есть всё вместе? В норме титул этого уровня присуждается по результатам фильдтрайлов. ОНИ ПРОВОДЯТСЯ В ПРОЦЕССЕ НОРМАЛЬНОГО ОХОТНИЧЬЕГО ДНЯ И ОБЯЗАТЕЛЬНО ИСПОЛЬЗУЕТСЯ ЖИВАЯ ДИЧЬ, которая должна быть отстреляна в процессе, это самое важное. Всё, что от этого отличается – это не фильдтрайл. Это называется как-то по-другому, это может быть тест с использованием свежебитой дичи, размороженной дичи, но всё это будет тест. Тест это то, что мы организуем с использованием помощников, искусственной закладкой дичи. А трайл – это естественный процесс охоты в процессе которого идет оценка работы собак. Естественно, поскольку ФЦИ прекрасно понимает, что все сложнее и сложнее найти то, что называется естественной дичью, и, по моему мнению, собственно дичь постепенно исчезает из трайлов. Мы используем выпускную дичь*, но при этом стараемся привести ее к максимально дикому состоянию. ОБЫЧНО ПТИЦА ВЫПУСКАЕТСЯ В ИЮЛЕ, МОЖЕТ БЫТЬ В НАЧАЛЕ АВГУСТА, И С НАЧАЛОМ СЕЗОНА МЫ ПРОВОДИМ ТРАЙЛЫ. ВСЕ ЧТО СВЯЗАНО С ТРАЙЛАМИ – ЭТО ТОЛЬКО ДИЧЬ, КОТОРАЯ НАХОДИТСЯ В УГОДЬЯХ, которую никто не трогал руками, никуда не перемещал, она сидит и прячется.

О.Я. (Олег Янушкевич) Какой тип дичи вы используете?

С.М. Все что сможем обнаружить, начиная от кроликов, зайцев, фазан, голубь, куропатка, утка, перепел, вальдшнеп, если сможем найти. Естественно, ИСПОЛЬЗУЕТСЯ ВСЕ, ЧТО РАЗРЕШЕНО К ОТСТРЕЛУ В КОНКРЕТНОЙ МЕСТНОСТИ СОГЛАСНО ЗАКОНУ ОБ ОХОТЕ…».

Резюме.

Владельцы ретриверов, которые затеяли дискуссию в сети с целью дискредитировать составителей национальных правил, прекрасно знали и понимали, что национальные правила, как минимум, в части используемой дичи составлены в полном соответствии с положениями международных правил филд трайлов рериверов.

Напомню на всякий случай формулировку национальных правил в отношении используемой дичи на филд трайле:

«1.3. Филд трайлы проводятся только по вольной дичи исключительно в естественной среде ее обитания. Категорически запрещается использовать в качестве объекта состязаний дичь вольерного или полувольного содержания, а также дичь, которая была выпущена (интродуцирована) в естественную среду ее обитания менее чем за 1 месяц до даты начала состязаний. Допускается использование битой подсадной утки только для проведения водного теста». (с)

Найдите разночтения со словами председателя комиссии ФЦИ по ретриверам. Их нет.

Другими словами, владельцы ретриверов, устроившие скандал в сети, во время которого составителей национальных правил пытались представить некомпетентными в области знаний положений ФЦИ, российских законов, а также практики и теории перевода, преследовали исключительно свои личный интерес, который заключается в упрощении для себя любимых получения звания CACIT, не смущаясь при этом тем, что это такое упрощение является грубейшим нарушением буквы и духа филд трайла.

«Псарня» (c)

Ссылка на оригинал публикации и ее обсуждение в ФБ

Положения международных правил филд трайлов ретриверов, в которых упоминается объект состязания и необходимость проведения мероприятия в сезон охоты

Оригинал соответствующих статей приведен на французском языке, с которого осуществляется официальный перевод документов ФЦИ. Жирным шрифтом выделены фрагменты, где непосредственно указывается на объект испытания, сезон охоты и ограничения в связи с возможным недостатком дичи.


«ORGANISATION

Art. 2. Conformément à la décision de la FCI en son assemblée générale de 1976 à Innsbruck (“La FCI accordera les CACIT exclusivement aux épreuves organisées sur gibier vivant”), 𝗹𝗲𝘀 𝗰𝗼𝗻𝗰𝗼𝘂𝗿𝘀 à 𝗖𝗔𝗖𝗜𝗧 𝗻𝗲 𝗽𝗲𝘂𝘃𝗲𝗻𝘁 𝗮𝘃𝗼𝗶𝗿 𝗹𝗶𝗲𝘂 𝗾𝘂𝗲 𝘀𝘂𝗿 𝗱𝘂 𝗴𝗶𝗯𝗶𝗲𝗿; 𝗶𝗹 𝗻𝗲 𝗽𝗲𝘂𝘁 𝗮𝘃𝗼𝗶𝗿 é𝘁é 𝗺𝗮𝗻𝗶𝗽𝘂𝗹é 𝗲𝗻 𝗮𝘂𝗰𝘂𝗻𝗲 𝗳𝗮ç𝗼𝗻 𝗹𝗲 𝗷𝗼𝘂𝗿 𝗱𝘂 𝗰𝗼𝗻𝗰𝗼𝘂𝗿𝘀. L’éthique doit toujours avoir la priorité. Le gibier doit être abattu au cours d’une journée de tir formel, en présence des chiens. L’épreuve en eau peut être organisée sous forme de test de rapport aartificiel (art 16). 𝗟𝗲𝘀 𝗳𝗶𝗲𝗹𝗱-𝘁𝗿𝗶𝗮𝗹𝘀 𝗶𝗻𝘁𝗲𝗿𝗻𝗮𝘁𝗶𝗼𝗻𝗮𝘂𝘅 𝗻𝗲 𝗽𝗲𝘂𝘃𝗲𝗻𝘁 𝗮𝘃𝗼𝗶𝗿 𝗹𝗶𝗲𝘂 𝗾𝘂𝗲 𝗽𝗲𝗻𝗱𝗮𝗻𝘁 𝗹𝗮 𝗽é𝗿𝗶𝗼𝗱𝗲 𝗱𝗲 𝗰𝗵𝗮𝘀𝘀𝗲. »

Art. 7. Les épreuves à CACIT sont ouvertes aux chiens de plus de dix-huit (18) mois et un (1) jour. Néanmoins, lorsque le besoin s’en fait sentir, la participation peut être limitée seulement sur la base des titres de mérite (qualifications précédemment obtenues) et pourvu que: a) cette limitation soit préalablement annoncée sur les programmes du concours; b) le nombre de ces concours à participation limitée ne soit pas pour chaque pays, proportionnellement, supérieur à un rapport de 1 – 3 par rapport au nombre total des épreuves à CACIT obtenues annuellement.

𝗘𝘁𝗮𝗻𝘁 𝗱𝗼𝗻𝗻é 𝗹𝗲𝘀 𝗰𝗼𝗻𝗱𝗶𝘁𝗶𝗼𝗻𝘀 𝗱𝗶𝗳𝗳𝗶𝗰𝗶𝗹𝗲𝘀 𝗱𝗲 𝗴𝗶𝗯𝗶𝗲𝗿 𝗲𝗻 𝗘𝘂𝗿𝗼𝗽𝗲, 𝗰𝗵𝗮𝗾𝘂𝗲 𝗽𝗮𝘆𝘀 𝗲𝘀𝘁 𝗹𝗮𝗶𝘀𝘀é 𝗹𝗶𝗯𝗿𝗲 𝗱𝗲 𝗹𝗶𝗺𝗶𝘁𝗲𝗿 𝗹𝗲𝘀 é𝗽𝗿𝗲𝘂𝘃𝗲𝘀 à 𝗖𝗔𝗖𝗜𝗧 𝘀𝗲𝗹𝗼𝗻 𝗹𝗲𝘀 𝗰𝗼𝗻𝗱𝗶𝘁𝗶𝗼𝗻𝘀 𝗱𝗲 𝗴𝗶𝗯𝗶𝗲𝗿 𝗱𝗲 𝘀𝗼𝗻 𝘁𝗲𝗿𝗿𝗶𝘁𝗼𝗶𝗿𝗲, 𝗽𝗼𝘂𝗿𝘃𝘂 𝗾𝘂𝗲 𝗹𝗲 𝗿è𝗴𝗹𝗲𝗺𝗲𝗻𝘁 𝗱𝗲 𝗰𝗲𝘁𝘁𝗲 𝗹𝗶𝗺𝗶𝘁𝗮𝘁𝗶𝗼𝗻 𝘀𝗼𝗶𝘁 𝗽𝗿é𝗮𝗹𝗮𝗯𝗹𝗲𝗺𝗲𝗻𝘁 𝗮𝗻𝗻𝗼𝗻𝗰é 𝗱𝗮𝗻𝘀 𝗹𝗲 𝗽𝗿𝗼𝗴𝗿𝗮𝗺𝗺𝗲 𝗱𝘂 𝗰𝗼𝗻𝗰𝗼𝘂𝗿𝘀.


Перевод фрагментов, выделенных жирным шрифтом и их расширенное толкование (в скобках):

1) “состязания ранга CACIT могут проводиться ТОЛЬКО по дичи” (дикой птице или зверю).

2) “в течение дня состязания не может быть НИКАКИХ манипуляций с дичью” (ее нельзя высаживать, подсаживать, подбрасывать ничего с дичью делать нельзя)

3) “Международные филд трайлы могут проводиться ТОЛЬКО в открытый сезон охоты” (имеются в виду сезон охоты на ту дичь, по которой проводятся филд трайлы).

4) “Поскольку положение с дичью в Европе сложное, каждая страна вправе ограничивать присвоение состязаниям ранга CACIT в зависимости от наличия дичи на местности, при условии, что правила этого ограничения будут объявлено в программе состязания”. (речь о том, что, например, на состязаниях ранга CACIT Для присуждения звания надо совершить не менее 5 подач. Соответственно, состязания могут провести без присуждения CACITa из-за недостатка дичи для обеспечения нужного количества подач для присуждения звания.

Ссылка на оригинал публикации и ее обсуждение в ФБ

Ж.К. Дарригад: Дичь или фермерская птица

Ж.К. Дарригад – судья, заводчик, бывший президент международного пойнтер клуба и пойнтер клуба Франции.


История охоты начинается во времена античной Греции по дичи.

Во Франции история филд трайлов стартовала в 1890 году на пшеничных полях Бри и Бос. Ее зачинателями были землевладельцы, желавшие сравнить своих охотничьих собак, представляемых их егерями. Но только через несколько лет, после основания Главной Кинологической Ассоциации, стали проводиться регулярные состязания по серой куропатке, были также созданы различные Породные Клубы.

После двух перерывов, вызванных международными конфликтами в 14-18 и 39-45 годы, в Европе стала развиваться международная кинология. До 1970 года состязания проводились исключительно по дичи (куропатка, вальдшнеп и бекас). Первые состязания по фермерской птице появились во Франции на юго-западе страны (регион бедный дичью) к 1975 году. Выращенная в закрытых парках на искусственном корме – эта птица не имеет ничего общего с дичью, которая обитает в естественной для нее среде. Фермерская птица выпускается на местность утром перед началом состязания. Она полностью дезориентирована, а во время дождя у нее появляется еще один большой недостаток – она очень тяжело взлетает.

При создании Международного Пойнтер Клуба Президенты клубов прописали в положениях, что все Чемпионаты должны проходить исключительно по дичи. Поведение фермерской птицы не представляет для собак никакой сложности в сравнении с полностью диким поведением дичи. Селекция собак должна производиться на дичи, так как работа по ней более сложная. Однажды, на охоте я видел, как Чемпион по выпускной птице был неспособен остановить дикую куропатку. Он делал стойки, но они оказывались пустым, а с десяток птиц он толкнул. Наконец, задайте вопрос: Великие натасчики Жирандола, Ломбарди, Пеззотта или Мавридис показывают своим собакам фермерскую птицу?

Даже для первого знакомства своей молодой собаки с птицей не используйте фермерскую птицу и всегда помните, что только сложная дичь улучшит качество Вашей собаки.


GIBIER NATUREL ET GIBIER D’ELEVAGE

L’histoire de la chasse a commencé dés l’Antiquité en Grèce sur gibier naturel.

L’histoire des field-trials a débuté en France en 1890 dans les plaines à blé de la Brie et de la Beauce. Elle a été initiée par les proprietaires terriens qui ont souhaité comparer leurs chiens de chasse présentés par leurs gardes-chasse, mais il a fallu attendre la création de la Société centrale Canine quelques années plus tard pour voir une organisation régulière des épreuves sur perdrix grises et la création des divers Clubs de Race.

Après deux interruptions dues aux conflits internationaux durant les années 14-18 et 39-45, la Cynophilie internationale s’est développéeen Europe.

Jusq’en 1970 les concours étaient uniquement sur gibier naturel ( perdreaux, bécasses et bécassines )Les premiers concours sur gibier d’élevage sont apparus en France dans le Sud Ouest du pays ( région où le gibier naturel était rare. ) vers 1975

Ce gibier, élevé en parcs fermés, nourri à l’aliment, n’ a rien à voir avec le gibier naturel accoutumé à son territoire. Le gibier d’élevage est lâché le matin du concours sur le terrain. Il est complétement dépaysé et il a surtout le gros défaut en cas de pluie: il a d’énormes difficulés à s’envoler.

A la création du Pointer Club International, les Présidents de Club ont précisé dans les statuts que les differents Championnats devaient se dérouler obligatoirement sur Gibier Naturel.

Le gibier d’élevage ne présente aucune difficultés par rapport au gibier naturel qui a un comportement beaucoup plus sauvage.La sélection des chiens doit se faire sur gibier naturel car elle présente plus de difficulés.. J’ai vu un jour à la chasse, un chien Champion de travail de gibier lâché, incapable d’ arrêter un perdreau naturel.

Il a fait des arrêts mais …. à vide et fait une dizaine de mises à l’envol.

Enfin posez vous une question : Est ce que les grands dresseurs tels Girandola, Lombardi, Pezzotta où Mavridis montrent du gibier d’élevage à leurs chiens ?Même pour déclarer un jeune chien ne le mettez jamis en presence de gibier d’élevage et n’oubliez jamais que c’est en présence de gibier difficile que vous améliorerez la qualite de votre chien.

JC Darrigade

Ссылка на оригинал публикации и ее обсуждение в ФБ

Мнение редакции: В продолжение публикации «актуально о филд трайле»

Статья “Актуально о филд трайле…”, опубликованная ранее, вызвала определенный резонанс и выражение неудовольствия ее публикацией, как в комментариях, так и в личной переписке, со стороны группы людей, в той или иной мере, связанных с трайлами. Были и телефонные звонки, в ходе которых даже выяснялись личные отношения. При этом отошел на второй план принципиальный и сущностный вопрос, который послужил поводом для дискуссии: ГДЕ ОТБИРАТЬ КОМАНДУ РКФ.

Хотя ответ на этот вопрос всем, кто им интересовался, известен был и ранее, включая тех, кто не хочет участвовать в отборочных на территории РФ. Известно также было всем заинтересованным, что необходимость утверждения положения об отборе обсуждалась, как минимум, три года. То есть появление проекта положения не могло быть неожиданностью для тех, кого оно касается, и все, кто хотел, мог поучаствовать в его разработке. Но очевидно, что не все хотели и некоторых устраивало отсутствие какого-либо положения, так как это позволяло решать вопрос о включении своих собак в команду в узком кругу натасчиков и владельцев, которые работают в Европе, то есть среди САМОНАЗНАЧЕННЫХ “селекционеров” и “тренеров”. Тем не менее, проект положения, в конце концов, был разработан и представлен на комиссию. Повторюсь, тот, кто хотел, в его разработке принял участие или делегировал это право другим заинтересованным людям.

И вот, на профильной комиссии РКФ и после нее (представление в комиссию списка членов рабочей группы, сформированной не по принципу компетентности, а по принципу лояльности ее участников составителю списка) случился демарш представителя интересантов отбора за пределами РФ, описанный в публикации “Актуально о филд трайле”. Автору публикации, как читатели могли убедиться по комментам, предъявили претензию в том, что он, предав огласке всю эту грязную возню вокруг проекта и дав понять, прямо не называя имен, кто в этой возне участвовал, оскорбил тем самым уважаемых людей.

Отвечаю на претензию:

1. У “уважаемых людей” была возможность представить свои замечания и предложения в рамках установленной процедуры и приличий. Но их представитель принял решение пойти по деструктивному пути. Статья написана после демарша в качестве ответа с целью подсветить подковерные игры и инсинуации “уважаемых людей”. Цель была достигнута – все, кто интриговал по углам, проявились или их проявили своими комментами и звонками им сочувствующие или ими мотивированные.

2. В публикации описано все как есть, и возбуждение в комментах под публикацией сербской клиентуры и друзей интересантов, а самое главное, их претензии к личности автора , а не к содержанию статьи, – лишнее подтверждение истинности всего того, о чем в ней говорится..

Я намерено в публикации “Актуально о филд трайле” не назвал имена “уважаемых людей”, оставляя им шанс вернуться к конструктивной совместной работе, но настойчивые просьбы, оскорбленных в лучших чувствах почитателей их талантов – то ли селекционеров, то ли натасчиков, то ли предпринимателей от кинологии, не оставили мне выбора.. В первом комменте опубликован список членов рабочей группы по филд трайлу, представленный в комиссию РКФ в качестве противовеса рабочей группе профильного члена комиссии, разработавшей и представивший,заблокированный в результате демарша, проект. На мой взгляд, ознакомление с этим списком поможет составить объективное мнение о том, насколько был прав автор публикации в отношении истинных намерений “уважаемых”, их чистоплотности, а также способности к конструктивной и профессиональной работе с учетом не только своих личных, диаспорных или групповых интересов.

«Псарня» (c)

Ссылка на оригинал публикации и ее обсуждение в ФБ

Мнение редакции: Философия филд трайла

“Цель филд трайла – поиск лучших представителей в работе по назначению породы и указание на них заводчикам в качестве потенциальных производителей посредством присвоения титулов «трайлер» и «чемпион трайлер».” (с) ст. 1.1. “Временных правил проведения квалификационных и сертификатных национальных состязаний «Филд Трайл»”, РКФ.

Филд трайл – это такой формат испытания подружейных собак, который, с одной стороны, обеспечивает максимальную состязательность события, а, с другой, возможность использования его результатов в селекционных целях. Согласно его философии, нет смысла останавливаться на тех собаках, которые во время своего выступления не показали очевидных селекционных достоинств.

Оценки на филд трайле – не главное. Оценки – это европейское изобретение, призванное, по всей видимости, стимулировать массовость участия.

В классическом английском филд трайле назначается победитель и три призера. Квалифицированные собаки получают сертификат соответствия без каких-либо оценок. Неквалифицированные или дисквалифицированные собаки не получают ничего.

Чтобы получить на филд трайле высшее звание, собака должна продемонстрировать блестящее, безупречное выступление в полном соответствии рабочему стандарту породы. В случае если выступление победителя филд трайла не было блестящим и безупречным, высшее звание не присваивается.

На филд трайле ценятся собаки, которые не боятся совершить ошибку, у которых хватает качеств, чтобы рисковать и, тем самым, блистать.

На филд трайле просто победить – соответствовать стандарту и не допустить дисквалифицирующую ошибку – мало, на филд трайле надо побеждать с блеском!

«Псарня» (c)

Ссылка на оригинал публикации и ее обсуждение в ФБ

Мнение редакции: Актуально о филд трайле в России

Филд трайловое движение в России сегодня формально и реально поддерживает и развивает Федерация Филд Трайла. Ее участники во главе с ее президентом, который выступает не только как организатор, но и как меценат, уже как 3 года эксклюзивно проводят филд трайлы легавых и спаниелей на территории страны.

Не все идет гладко. К тому же у нас далеко не все приветствуют продвижение этого формата состязаний. Но ладно бы противники филд трайла вставляли палки в колеса, так ведь нет – гадят те, для кого Федерация и проводит филд трайлы!

Например, один ущемленный в своей звездности, видите ли, решил, что он не будет представлять собак в России и ему подайте отбор в команду РКФ в Сербии, где он планирует натаскивать и выступать.

Другой, живет в Сербии, кормится с российских клиентов, но ему не с руки ехать отбираться в нашу страну. И вот эти интересанты на пару “ездят по ушам” своим российским клиентам и адептам, пытаясь опорочить Федерацию, ее президента и организуемые Федерацией мероприятия, имея целью заблокировать в РКФ проект отбора в команду, в котором предусмотрен отбор на территории РФ.

Для удовлетворения своих частных интересов не постеснялись попытаться манипулировать непрофильным членом комиссии РКФ по рабочим качествам, используя, по всей видимости, свои личные с ним отношения и его возможную неосведомленность в вопросах филд трайла, представив, наверное, себя большими знатоками и деятельными организаторами филд трайла в РФ. Компетенцию их обсуждать не буду, а что касается их участия в организации филд трайлов, лишь повторюсь, что уже как три года только Федерация Филд Трайла организует одноименные мероприятия. Манипуляторы же все это время только потребляли.

Отбор в команду РКФ должен быть в России, так как это выгодно большинству участников филд трайлового движения здесь и этот отбор будет здесь стимулировать развитие кинологии.

Хочет кто-то финансировать кинологию Сербии и при этом претендовать на участие в Кубках? Какие проблемы? Получаем гражданство любимой Сербии и пытаемся попасть в команду этой страны.

Другой вариант: есть много стран, у которых нет возможности отбирать собак у себя дома, поэтому они вынуждены платить сербам за проведение у них своих мероприятий. Можно под флагом этих стран попытаться “залезть на тумбочку”. У нас же все есть: поля, птица, климат. Значит надо здесь самим делать красиво. И тащить иностранцев сюда, чтобы они и тут показывали классных собак. В конце концов, если собираемся жить здесь, то здесь и надо все развивать, кинологию в том числе.

«Псарня» (c)

Ссылка на оригинал публикации и ее обсуждение в ФБ

Д. Провост: Управление собакой в парных выступлениях

С какой стороны от судьи мне стать?

Принято, чтобы названная первой собака пускалась слева. Если Вам для подхода к судьям нужно пересечь поле, зайдите как можно дальше позади судей, особенно, если Вам пускать собаку в ту сторону, откуда Вы идете. В этом случае не стесняйтесь зайти на добрые двадцать метров, чтобы вернуться в направлении, в котором Вам надо будет пустить собаку.

Собака не любит бежать в том направлении, откуда она пришла, не забывайте об этом.

Мне следует пускать собаку сбоку или впереди своего соперника?

Уважая своего соперника, старайтесь не пускать собаку раньше него, убедитесь, прежде чем пустить свою собаку, посмотрев в его сторону, что он тоже готов. Взгляд, кивок и поехали. Очень неприятно, когда соперник пускает свою собаку, не взглянув в мою сторону, чтобы убедиться в моей готовности.

Поиск в парах – это прежде всего распределение местности. Для красивого парного выступления собаки должны достаточно широко обыскивать местность, оказываясь в противоположных сторонах в конце каждый своей параллели.

Я должен свистеть, если моя собака уходит вглубь?

Если я не реагирую (чтобы не мешать моему сопернику), собака может выйти из-под контроля. Я дам команду свистком, но предварительно я уведомлю своего коллегу, что я буду вынужден вмешаться, и постараюсь выбрать момент, когда моя команда свистком меньше всего помешает его собаке: я в первую очередь удостоверюсь, что его собака не производит потяжку и не находится слишком близко от меня. Иногда команда свистком, поданная на краю челнока, будет полезна обоим.

Моя собака следует за соперником, я даю команду свистком?

В этом случае будет лучше, если мой соперник станет моим союзником…Мы оба даем команду и иногда это работает.

Моя собака всегда позади другой, у нее совсем нет шанса оказаться первой под птицей. Что делать?

Рекомендовано умеренное использование свистка, но нет рекомендаций по ограничению управления при помощи жестов. Правда для этого необходимо, чтобы бы собака Вас увидела.

Когда собаки возвращаются, я начинаю потихоньку бежать по диагонали в одном с ними направлении, вытягивая руку, чтобы помочь собаке соперника продолжить свой челнок. Как только его собака уходит, я немедленно начинаю бежать в другом направлении, меняя руку, чтобы обрезать параллель моей собаки и направить ее в противоположном направлении, после чего я возвращаюсь, чтобы занять место рядом со своим соперником.

Моя собака делает стойку. Что делаю я? Я бегу как можно быстрее, чтобы закончить работу? Я жду подхода своего соперника?

Если конкурент далеко, ничего Вам не мешает немного пробежаться, чтобы приблизиться к стойке и, возможно, поднять птицу, что будет зачтено в работу. Но внимание! Следует быть очень бдительным и следить за возможным приближением собаки конкурента. Если это происходит, я должен немедленно остановиться, чтобы собака соперника смогла отсекундировать в наиболее благоприятных условиях.

Собака конкурента отлично секундирует. Теперь я могу подойти к собаке?

Сначала я должен дождаться, чтобы соперник подошел к своей секундирующей собаке. Одно мое движение к собаке на стойке, а тем более посыл ее на подводку с большой вероятностью могут стать причиной того, что собака конкурента может прекратить секундировать. Я равняюсь с собакой конкурента, ни в коем случае не иду дальше – жду подхода конкурента к своей собаке и только после его подхода к ней направляюсь к своей. Птица взлетает, я стреляю, беру собаку на поводок и возвращаюсь к судьям.

С какой стороны мне теперь стать?

Я становлюсь с той стороны, где был в начале выступления? Я жду, что мне укажут, в какую сторону я должен пускать?

Обычно я должен пускать с другой стороны, но если судья мне ничего не говорит, я из учтивости спрашиваю у конкурента, у которого не было работы, в какую сторону он хотел бы пустить собаку. Мы пускаем, моя собака делает стойку слева.. подводка… пусто. Возвращаемся к судьям.

Я пускаю с той же стороны, чтобы проверить? Или это мой партнер по паре будет проверять?

Стойка моей собаки не закончилась подъемом слева -значит, моему партнеру надо будет проверить наличие птицы, а я должен стать справа. Если у меня не было стойки, ничего не мешает мне перезапустить собаку с той же стороны. Однако, как правило, судья указывает, в каком направлении каждому надо будет пустить свою собаку.

Если другая собака находится на стойке, могу ли я дать команду свистком, чтобы моя собака начала секундировать?

Нет, свистеть своей собаке нельзя, если другая собака находится на стойке. Если моя собака приближается к другой собаке на стойке и, если я не уверен в том, что она секундирует, я все-равно не должен вмешиваться, чтобы стимулировать секундирование. Если собака не секундирует, если она оказывается рядом с собакой на стойке, то я должен взять ее на поводок и увести, чтобы позволить собаке конкурента произвести подводку и закончить свою работу.

Таким образом, управление собакой в парных выступлениях требует постоянного внимания и быстрого анализа при принятии решений.

Ссылка на оригинал публикации и ее обсуждение в ФБ

Мнение редакции: Охотничья практика

Любителям 81 года, которых, тем не менее, не устраивают подходы к оценке собак по этим правилам, на мой взгляд, предложена отличная альтернатива в виде дисциплины “филд трайл” “охотничья практика”, утвержденной 15.05.2019 г. президиумом РКФ вместе с другими правилами новой для РФ национальной дисциплины “филд трайл”. Кому не терпится познакомиться с принятыми правилами, предлагаю познакомиться с текстом одного их вида – “ох. практика” для островных легавых до их официальной публикации. Если в официальной публикации и появятся отличия с текстом ниже, то не думаю, что они будут существенными:

«ОХОТНИЧЬЯ ПРАКТИКА»

1. ЦЕЛЬ.

1.1. Выявление выдающихся трайлеров, популяризация охоты с легавой собакой, а также совершенных методов ее натаски и дрессировки.

2.ВИД СОСТЯЗАНИЙ.

2.1. Филд трайл «охотничья практика» островных легавых проводится исключительно в открытый сезон охоты. Эти состязания представляют собой точный образ охоты. Состязания могут проводиться как с отстрелом, так и без него.

3. УГОДЬЯ.

3.1. Состязания проводятся на суше в обычных охотничьих угодьях, в которых производится охота с легавой собакой.

4. ДИЧЬ.

4.1. Филд трайл «охотничья практика» проводится по дичи, на которую обычно охотятся с легавыми. Состязания могут быть ограничены видом дичи при условии, что об этом ограничении будет указано в программе состязаний или в законодательстве.

5. ВЫСТУПЛЕНИЕ.

5.1. На филд трайле «охотничья практика» собаки могут выступать в одиночных пусках или в парах.

5.2. Длительность первого тура составляет минимум 15 минут при условии, что ни одна из выступающих собак не допускает дисквалифицирующую ошибку и обе удовлетворяют основным требованиям. Если одна собака снимается до окончания первого тура, то вторая собака дорабатывает оставшееся время после выступления всех собак в первом туре до начала повторных вызовов.

5.3. Продолжительность последующих туров отдана на усмотрение судей. Судьи могут вызывать собак столько раз и испытывать их так долго, как они сочтут необходимым. Они также могут оценить собаку по ее выступлению в первом туре.

5.4. В начале каждого тура и во время повторных вызовов собакам предоставляется льготная минута, в течение которой положительные работы засчитываются, а допущенные собакой ошибки, за исключением сознательного подъема причуянной дичи (толчок), не влекут за собой ее дисквалификацию.

5.5. В случае смены места, после взятия собаки на поводок, учет времени выступления приостанавливается и возобновляется после пуска собаки. В ходе повторного пуска собаки спор или пропуск дичи на ветер на первой параллели (слева и справа) не считаются ошибками, однако толчок дичи во время перезапуска влечет за собой дисквалификацию собаки.

5.6. После объявления об окончании выступления положительная работа, а также ошибки не учитываются, за исключением случаев, когда ведущему не удается взять со-баку на поводок.

5.7. На состязаниях без отстрела выстрел производится ведущим, по меньшей мере, во время одной положительной работы собаки в момент взлета птицы. Демонстрация собакой боязни выстрела влечет за собой ее дисквалификацию.

5.8. Состязания с отстрелом обслуживаются официальными стрелками, назначаемыми организаторами или охотпользователем. Отстрел дичи производится во время одной положительной работы собаки, а продемонстрированная собакой явная боязнь вы-стрела влечет за собой дисквалификацию.

5.9. После завершения подводки на состязаниях без отстрела, либо завершения процесса поиска и подачи битой дичи или подранка на состязаниях с отстрелом, либо сигнала судьи об окончании работы ведущий обязан взять собаку на поводок и подойти к председателю судейской комиссии.

5.10. Выставляя собак в парах, ведущие в течение всего выступления должны держаться рядом и следовать указаниям судей. Не допускается, чтобы ведущий препятствовал работе собаки своего партнера, злоупотребляя командами голосом или свистом. Особо ценится умеренное управление собакой во время ее выступления. Запрещается использование ультразвукового свистка.

6. СУДЕЙСТВО / ОЦЕНКА.

6.1. Собака может быть оценена, если она сделает, как минимум, одну положительную работу. С одной положительной работой по зайцу собака может претендовать только на оценку «отлично» без присуждения звания. На состязаниях с отстрелом оценивается работа собаки до и после выстрела. До выстрела собака должна искать и делать стойку по дичи, а после ее отстрела – искать и подавать битую или подранка. На состязаниях с отстрелом предусмотрена также подача с воды (см. ст. 4 общих правил филд трайлов).

Если на состязаниях с отстрелом у собаки не было возможности подать дичь во время выступления, следует прибегнуть (лучше сразу после окончания ее выступления) к подаче свежебитой пернатой дичи ( см. ст. 5 общих правил филд трайлов). В случае отказа от подачи заброшенной дичи собака может претендовать только на оценку «очень хорошо».

* Положительная работа, как правило, начинается с потяжки, затем следует напряженная стойка и, если требуется, подводка по команде. В момент подъема дичи и производства выстрела собака остается на месте неподвижной. В случае отстрела дичи собака остается неподвижной и при ее падении. После посыла на подачу собака находит и подает битую дичь или подранка ведущему точно в руку. Работа не считается завершенной, пока ведущий не возьмет собаку на поводок. Работа по пернатой дичи не за-считывается, если дичь не взлетает.

* Если требуется подводка, собака должна подводить уверенно и легко впереди ведущего и только по его команде, удерживая дичь на чутье. Длинные подводки допускаются при условии, что они будут производиться напряженно, решительно и без задержек. За отказ от подводки собака дисквалифицируется.

* Не следует путать подводку со спонтанным приближением собаки к дичи до подхода ведущего, направленным на удержание ее на чутье.

6.2. Судьи, оценивая собак, основываются не на количестве положительных работ, а на их качестве. Они должны обращать особое внимание на стиль и ход, свойственный по-роде, охотничью страсть, силу обоняния и постановку. На состязаниях с отстрелом судьи должны учитывать также то, как собака, посланная на розыск раненной или битой дичи, ее найдет, и то, как она ее подаст. В случае ненахождения или отказа от подачи битой дичи или подранка впоследствии найденных судьями, собака может претендовать только на оценку «очень хорошо».

6.3. Поиск должен быть активным, рациональным и систематичным. Поиск не должен регулироваться при помощи команд.

6.4. Местность должна быть полностью обыскана, и все возможности найти и отработать пернатую дичь должны быть использованы.

6.5. За преследование пернатой дичи собака снимается, за преследование зверя, если собака возвращается на первый призыв ведущего и возобновляет поиск, – нет.

6.6. Желательной является максимально возможная неподвижность при подъеме дичи и выстреле. Чтобы претендовать на высшую оценку, неподвижность должна быть абсолютной.

6.7. В парных выступлениях спонтанное секундирование обязательно. Если собака не секундирует или постоянно препятствует работе своего конкурента (преследование, бессистемный поиск, недостаточное послушание, пустые стойки), то она дисквалифицируется.

6.8. Будет дисквалифицирована (кроме ст. 5.4., 5.5.):

– собака, которая проявляет агрессию,
– собака, которая скулит или лает,
– собака, которая не соответствует данному формату состязаний,
– собака, которая не демонстрирует поиск (бежит, но не ищет),
– собака, которая по истечении одной минуты не начинает искать,
– собака, которая перемещается в поиске без системы,
– собака, которая уходит вглубь, оставляя необысканными угодья по сторонам,
– собака, которая выходит из повиновения ведущему, включая гоньбу,
– собака, которая во время своего выступления толкает (подъем причуянной дичи) пернатую дичь один раз,
– собака, которая дважды пропускает / спарывает (подъем непричуянной дичи) пернатую дичь,
– собака, которая делает в разных местах поля три твердые стойки, оказавшиеся пустыми;
– собака, которая спонтанно не секундирует,
– собака, которая в парных пусках постоянно препятствует работе другой собаки,
– собака, которая даже по команде не прекращает движение после подъема дичи и выстрела,
– собака, которая боится выстрела,
– собака, которая на состязаниях с отстрелом явно мнет дичь (мнущая хватка).

«Псарня» (c)

Ссылка на оригинал публикации и ее обсуждение в ФБ

Мнение редакции: По итогам Кубка Европы, чемпионатов Европы среди островных легавых 2019 г.

Представители России более-менее полноценно участвуют в европейских чемпионатах и кубках островных легавых с 2014 года. Результаты у российских собак пока довольно скромные, а те заметные, что есть, получены собаками отнюдь не с российскими приставками, т.е. собаками не российского разведения, и вели преуспевших собак на этих состязаниях ведущие не с российским гражданством. По сути, до сих пор под российским флагом выступала не российская кинология, а кинология Италии, Германии, Испании или Сербии.

Формирование российской команды происходит по принципу: кто захотел, тот и участвует. И так получается, что участвуют под российским флагом, как правило, те собаки, которые натаскиваются и выступают заграницей. Соответственно, отбор в команду РФ, а если быть точным, в команду РКФ, фактически, производится без участия собак, которые натаскиваются и успешно выступают в РФ по международным правилам, которые к тому же в основном имеют российские приставки, т.е. являются полноценными представителями российской кинологии.

Разговор о том, что необходимо разработать положение о принципах отбора в команду РКФ заинтересованными лицами начался года три тому назад, но он долго так и оставался только разговором, а команда РКФ продолжала формироваться по принципу, указанному выше. Естественно, что такой порядок формирования команды РКФ вполне устраивал тех иностранных натасчиков, кто зарабатывает на натаске собак российских владельцев, а также некоторых российских товарищей, которые имеют свой интерес участвовать в итальяно-сербской кинологии или посредничать при, как правило, бессмысленных для российских владельцев тратах на неё. Естественно и их противодействие разработке положения, в котором были бы четко прописаны принципы формирования команды РКФ, так как очевидно, что такое положение предусматривало бы контроль РКФ за этим процессом, который возможен только при условии отбора по результатам отборочных квалификационных мероприятий под эгидой РКФ, а это в свою очередь значит, что они будут проходить только на территории РФ.

Аргументы сторонников проведения отборочных на территории страны организатора международных мероприятий не выдерживают элементарной критики.

Аргумент первый. Угодья страны организатора отличаются от угодий РФ.

Контраргумент. Во-первых, в РФ можно найти угодья на любой вкус. В том же Крыму, где сегодня проходят российские мероприятия легавых по международным правилам, есть все типы угодий, в которых проходят чемпионаты и кубки Европы. Сербская пахота? Не вопрос. Французские или испанские зеленя? Пожалуйста.

Во-вторых, сформированная команда в любом случае должна будет отправиться в страну проведения международных состязаний заранее, чтобы собаки адаптировались под угодья. К тому же ведущим желательно заранее знать, что они отобраны в команду, чтобы подвести собаку в оптимальной форме к дате непосредственно чемпионата и кубка , а не выкладываться с ней уже на отборочных незадолго до, отдаваясь воле случая. Другими словами, у ведущих гораздо больше мотивации оптимально подготовить собаку к чемпионату или кубку, если она будет отобрана загодя, лучше за год, а не за одну или две недели перед событием. Какой вообще смысл вкладываться в собаку финансово для довольно таки затратного участия в европейских мероприятиях, если ее участие в Чемпионате или Кубке определится в последний момент?

Аргумент второй. Иностранным натасчикам надо будет везти собак в РФ для участия в квалификационных отборочных мероприятиях. Это затратно.

Контраргумент. Во-первых, не менее затратно везти собак из России для отбора в Европу. А если 30 собак будут претендовать на участие? Всем 30 надо выехать в Сербию, Испанию или во Францию? Во-вторых, на каких мероприятиях будет производиться отбор и какие возможности контроля со стороны РКФ? Не секрет, что для сдаивания денег с не очень сведущих российских владельцев есть европейская практика раздачи высоких квалификаций и даже званий на междусобойчиках собакам, которые на статусных или рейтинговых мероприятиях не могут выпрыгнуть из оценки оч.хор., которая, по идее, должна ставить крест на спортивной карьере собаки. В этом смысле примечателен скандал, который приключился на Чемпионате Европы Большого поиска среди сеттеров в этом году, когда собака российского владельца с оценкой оч.хор. стала вице-чемпионкой среди сук. То ли положение о чемпионате изменили под эту ситуацию, то ли его так прописали изначально – неизвестно. В любом случае, найти это положение и узнать кем и когда оно утверждено нашим представителям так и не удалось. Может это удастся швейцарским представителям, которые и возмутились таким вице чемпионством.

Аргумент третий. Отбирать по результатам всех выступлений за год без проведения квалификационных отборочных мероприятий.

Контраргумент. Выше говорилось про европейские междусобойчики. Но не только это проблема. В России проводится сравнительно мало мероприятий, поэтому собаки, выступающие в России, оказываются заведомо в неравных условиях. Установление же необходимости отбираться на международные состязания в РФ естественным образом стимулировало бы рост числа таких мероприятий, а также качество представляемых на них собак.

И в качестве заключения. В 2018 году положение о принципах отбора в команду на международные состязания в РКФ было все-таки разработано. Ознакомиться с ним можно на сайте РКФ. Согласно пункту 1.3. «Отбор в сборную команду РКФ для участия в международных состязаниях производится по результатам квалификационных специализированных состязаний», которые проводятся под эгидой РКФ. Другими словами, собак, участвовавших в 2019 году на Кубке Европы за команду РКФ, никто и никак не отбирал, хотя положение о принципах отбора уже действовало. И у меня в связи с этим возникает вопрос: а почему собаки, которые были квалифицированы в РФ под судейством судей чемпионатов Европы, в том числе и с высшими званиями, остались дома, а на тумбочку с флагом РФ полезли ведущие и владельцы собак, которые на звание могут налаять разве только в сербской кафане? И на каком основании ведущие этих собак могут тут пытаться блокировать положение РКФ, в котором прописывается необходимость отбора в команду на территории РФ? Это что, лоббирование финансовых интересов сербско-итальянской кинологии или преследование своих личных интересов?

Если мы хотим развивать кинологию здесь, то надо мотивировать владельцев здесь показывать своих классных собак. В конце концов, это дополнительный стимул нашим заводчикам и ведущим совершенствовать своих собак и тем самым развивать российскую кинологию.

«Псарня» (c)

Ссылка на оригинал публикации и ее обсуждение в ФБ

А. Власенко: Кое-что о немецких овчарках их дрессировке, о предвидении Лоренца и многом другом

Введение

Лгуны и фанатики могут возражать сколько угодно, но упрямый факт остается фактом: немецкая овчарка в России стремительно теряет остатки, а лучше сказать – останки былого авторитета рабочей породы. Популярность ее с великим трудом поддерживается на плаву лишь «преданиями старины глубокой» и той беззастенчивой наглостью, с какой записные дельцы от собаководства всучивают неопытным людям всевозможных «внуков чемпионов мира» под видом истинных немецких овчарок.

Ну скажите, на чем основаны представления рядового гражданина, если угодно обывателя, об этой породе? На киногероях Мухтаре, Джульбарсе, если кто помнит – на польском Цивиле, еще на «полицейской собаке К-9» и прочих им подобных. В сознании его, как правило, есть ясный стереотип: немецкая овчарка – очень умная, смелая, преданная собака, способная прямо-таки к невероятным трюкам и кунштюкам. И вот, лелея в груди благую мечту, а то и честолюбивые помыслы, человек покупает щенка самых-пресамых голубых «престижных» кровей. Старается соблюсти все, порою противоречивые рекомендации по его кормлению и воспитанию. И что в итоге вырастает из этого приобретения? В самом распространенном варианте: туповатое, трусоватое, продажное, ленивое и слабосильное существо, ничего, кроме проблем, своему хозяину не доставляющее. Разочарованный, тот готов махнуть рукой: дескать, я собаку держу для души. Можно подумать, что душа вроде выгребной ямы – предназначена для всякого рода отбросов, и человеку безразлично, с какой по характеру и уму собакой он каждый день общается.

Но на первой же выставке владелец вдруг узнает, что его овчарка далеко не самая худшая среди себе подобных. И ему, как спасательный круг, бросают мысль: если он займется со своей собакой дрессурою, то все его недовольства вскоре развеются, как дым. Доверчивый, он вновь окрылен надеждой на исправление отнюдь не благородных внутренних свойств сего домашнего животного, с готовностью принимает все пороки его характера – как ему объясняют – за следствие своих ошибок в процессе воспитания. Разве можно в такой ситуации считаться с затратами на дрессировку? Он и не считается.

Рано ли, поздно, худо ли, бедно, а вот уже собака обучена выполнять команды послушания и ее начинают дрессировать приемам защиты. И можно почесть за счастье, если тут не рухнут последние бастионы воздушных замков. Ведь девять из десяти этих овчарок, обученных «работе» по фигуранту, облаченному в защитное снаряжение, вообще не в состоянии хоть как-то защитить своего хозяина в случае реальной для него опасности. А из тех, что оказываются все же способными на это, такой же процент близко не стоит по своим защитным (да и многим прочим!) качествам к настоящим служебным собакам, тем, что олицетворяют собой идеал породы (скажем, к тем же карацупинским индусам). Но если хозяину не с кем сравнить свою собаку, нет перед глазами достойного примера, то он вполне может поверить, будто все овчарки таковы, как его собственная, и тогда сочтет все, что ему известно из кино и книжек про действительно рабочих собак, баснями для детей младшего школьного возраста. Жаль, если поверит.

Коли не окажется собака «отличной» по экстерьеру и минует ее хозяина выставочный угар, то до конца растают иллюзии и надежды, и вряд ли когда-нибудь опять человек этот заведет себе овчарку. Да и друзьям своим отсоветует. Вот вам, кстати, траектория падения популярности породы! Но еще хуже, если собака попадет в разряд «перспективных», станет использоваться в разведении, а хозяин с чистой совестью будет плодить ее потомков, считая их нормальными немецкими овчарками. И попадут они к десяткам людей, и все описанное выше повторится десятки раз.

Но может статься, инструктор-дрессировщик прямо объяснит удрученному собаковладельцу, что раз он покупал не абы какого щенка овчарки, а от выставочных родителей, стало быть, выставочную собаку, то надеяться на что-либо хорошее по части поведения тут особенно не приходится, что многие из заводчиков выставочных немецких овчарок держат для охраны себя (семьи, квартиры) и этих, «якобыовчарок», совсем иных собак. Тогда, может, дойдет до него, в чем он действительно просчитался.

А просчитался он вот в чем. Желая приобрести овчарку своей мечты, он купил щенка по сути другой породы.

За таким частным случаем видятся проблемы совершенно иного порядка. Здесь можно вести речь о порочности существующей системы культурного собаководства вообще, и даже не только об этом. Но ограничимся пока нашей темой – немецкой овчаркой и тем, что с ней происходит.

ЧАСТЬ I
Немецкая овчарка в Германии. История борьбы с модой

Немецкая овчарка как культурная, заводская порода существует менее ста лет. Но не следует ограничивать ее историю этими ста годами. Ничуть не умаляя выдающихся заслуг М.ф. Штефаница и А. Мейера, стандартизировавших эту породу в 1899 г. и, без преувеличения, открывших ее миру, справедливо будет сказать, что истинными создателями немецкой овчарки были безвестные пастухи и крестьяне Германии, на протяжении нескольких веков до того отбиравшие, а стало быть, и оставлявшие для разведения, только самых подходящих для работы собак. Селекция была беспощадной, ведь трудные условия жизни в средневековой деревне делали непозволительной роскошью содержание собаки-нахлебницы, не оправдывавшей затрат на ее кормление. Крестьянский практицизм, пусть он сегодня кажется жестоким, с одной стороны был вынужденной мерой, а с другой – только он и мог создать породу, заслужившую эпитет «жемчужины среди других пород».

Сельскому жителю нужна была предельно неприхотливая, жизнестойкая и выносливая собака – «на все руки дока». Вот как об этом писал Август Шмидт (да простят мне читатели обильное цитирование его статьи «Немецкая овчарка» из журнала «Кровное собаководство» №4 за 1926 г.): «Крестьянину она была крайне необходима как дворовая собака, пользовался он ею вовсю и был о ней далеко не высокого мнения. До последнего дня своей жизни несла она тяжелую работу, а крестьянин считал это как нечто «само собою понятное»; ее же благоразумие, самопожертвование, мужественное бесстрашие при защите собственности своего хозяина, ее непревзойденная чуткость – все это для крестьянина была «ничто», и над этим он даже не задумывался. Собаку, почему-либо его не удовлетворяющую, он просто убивал, порой не щадя даже своего старого друга, который за дряхлостью своей уже не был способен исполнять тех тяжелых работ, к которым привык хозяин и исполнение коих считал обязательным. Она была вещью, инструментом, производившим определенную работу. Несмотря на все это, крестьянин все же любил свою собаку, хвастал ее умом, пригодностью к работе, ее хваткой и прочим».

Доля овчарки и сегодня нелегка, а в те поры была куда как трудней. С весны до поздней осени, пася отару и перегоняя ее с одного маленького пастбища на другое среди засеянных угодий, овчарка «накручивала на свой спидометр» до двухсот километров – каждый день! (Насколько помнится, таковы данные английских исследователей. Для сравнения: волк может пробежать за сутки порядка 80 километров.) По ночам ей приходилось оберегать овечьи загоны от хищников. Конечно, немецкая овчарка ростом и силою много уступала волку, но если серого разбойника атаковали сразу две-три храбрые собаки, умевшие драться «одной хваткой», т.е. сразу вцепляться в горло и уже не отпускать противника, как и полагается делать хорошей овчарке, то волку лучше было загодя убраться подобру-поздорову, не искушая судьбу.

«Как неподкупный, бесхитростный, неутомимый и неумолимый сторож крестьянского двора славилась овчарка также. Ее пасти и хватки боялся каждый чужой человек, и не без основания, ибо немецкая овчарка относилась всегда недоверчиво и недружелюбно ко всякому чужому, в нем она видела недоброжелателя или врага своему хозяину, его двору и добру» (А. Шмидт, там же). Добавлю: ни о привязывании на цепь, ни о глухих заборах вокруг двора, как правило, в деревне и представления не имели. Овчарка сама должна была знать границы охраняемых ею владений и никого не трогать вне их. Как видно, крестьянин не стоял перед дилеммой: выбирать ли слишком добродушную или чрезмерно агрессивную собаку. Он выбирал умную.

«Славилась она также и среди охотников своим изумительным чутьем на барсука и кабана… Она так ловка, что никогда не допускала победы над собою кабана, от клыков которого погибало немало гончих…

В лунную октябрьскую ночь отправляется немецкая овчарка с пастухом-хозяином на охоту на барсука… Охотясь на барсука, овчарка отрезает ему путь отступления к норе, гало-пом мчится по его следу, и нет ему спасения – он погиб. Сплошь и рядом, бегая по пороше, немецкая овчарка откроет и зайца; тогда наступает для нее радость – полным галопом, предупреждая все хитрости косого, она настигает его» (А. Шмидт, там же).

И все эти качества были собраны в одной собаке! Просто триумф народной селекции. Да, еще одна немаловажная деталь: очень даже сомнительно, чтобы пастухи и крестьяне, при всем их понимании природного поведения животных, были хорошими дрессировщиками и натасчиками. То есть, хочу сказать: мало того, что овчарки несли в крови способности к разнообразной работе, они их самостоятельно и активно проявляли, сообразуясь с условиями своего существования. И потому включались в работу легко и естественно, как только им предоставлялась какая-то сфера приложения их сил и энергии, при самом минимальном обучении.

Заботили ли крестьян экстерьерные данные их собак? Нисколько. Какое-то значение, безусловно, придавалось приметам, выдающим сходство щенков с особенно хорошими в работе их предками. На этом основании уничтожали в первую очередь щенков, таких примет не имеющих. Так поступают везде, где используют местных собак для работы: охотникам и пастухам желательно выращивать только собак, с наибольшей вероятностью обладающих подходящими врожденными задатками. Наличие примет служит определенной гарантией унаследования потомством вместе с ними и вполне определенных пользовательских качеств. С течением времени, от поколения к поколению приобретая все большую выраженность и увеличиваясь в своем количестве, приметы становятся отличительными признаками данной популяции, породы собак и при переходе к культурному разведению ложатся в основу стандарта. Но до этого наличие примет или каких-то иных специфических внешних признаков не является самоцелью разведения, и собственно экстерьерные качества собак никого не волнуют. Лишь бы собака была хорошим работником!

Жесткий отбор по рабочим качествам ценен тем, что с его помощью в конечном итоге отбирают собак хороших во всех отношениях, по всем параметрам. То есть, при пользовательном отборе спонтанно ведется селекция и по главным экстерьерным формам. Собака с пороками сложения, равно как с недостатками здоровья, психики, ума, оказывается неспособной выполнять тяжелую работу, что для нее равнозначно смертному приговору. А потомство лучших, подвергаясь все более усиленной эксплуатации, из поколения в поколение совершенствуется в своих качествах. «Так тяжкий млат, дробя стекло, кует булат».

К концу XIX века поголовье немецких овчарок представляло собой несколько разновидностей собак, близких по анатомическим особенностям сложения, практически одинаковых по пользовательским характеристикам и отличавшихся друг от друга длиной и структурой шерсти, окрасами, формой ушей и другими не слишком существенными для работы признаками.

Главной зоотехнической задачей А. Мейера и М. ф. Штефаница было придать всем немецким овчаркам тот вид, те экстерьерные и конституциональные формы, которые в наивысшей степени способствовали бы проявлению лучших рабочих качеств. И при этом нельзя было ничего потерять в выдающихся природных способностях этих собак. Трудную задачу они решили блестяще. За образец был взят волкообразный серый кобель с крепкой психикой и буйным темпераментом, ставший основателем первой заводской линии немецких овчарок. Его же описание легло в основу стандарта.

С закреплением в поголовье выбранных стандартом статей сложения, немецкая овчарка окончательно отложилась от родственных ей пород, таких как ховаварт, шаф-пудель и прочих. Вскоре порода обрела широкое признание и быстро распространилась во многих странах как наиболее подходящая для военной и полицейской службы.

Любителям собак в те поры импонировало не внешнее, но внутреннее богатство немецкой овчарки, сущность которой можно было «охарактеризовать всего лишь двумя слова-ми: простота и прилежание. Простота в наружности и прилежание как основное ее качество». Они прекраснодушно надеялись, что «ее простой, не декоративный вид охранит ее от того, чтобы она сделалась скоропреходящей модной игрушкой – участь многих модных кра-сивых пород, прилежание же обеспечит ей с каждым днем все возрастающий круг поклонников и любителей». (А. Шмидт. Там же).

Прилежание на самом деле обеспечило немецкой овчарке бешеную популярность. Но тогдашние любители породы определенно недооценили разрушительную силу моды и дышащего в затылок последней коммерческого разведения.

Первые «выкрутасы» моды немецкая овчарка претерпела еще при жизни Штефаница. В начале века породе для успешного ее применения в служебных целях недоставало роста и силы. Естественно, на выставках определенное предпочтение оказывалось более крупным и массивным особям. И вот, слишком увлекшись впечатляющими габаритами, те германские любители, что разводили эту породу из соображений конъюнктурных, без оглядки на ее работопригодность, выгнали рост выставочных лидеров, а затем и большей части всего поголовья далеко за пределы разумного. Один из ведущих советских кинологов тех лет В.Л.Вайсман писал об этом так: «В настоящее время немцы культивируют крупных овчарок, доходящих до 70 и более сантиметров. Подобные собаки тяжелы и не выносливы, что отражается на быстроте и успешности работы, в особенности при сильной жаре» («Стандарты служебных собак», Москва, 1930). Мариан Шиманкевич, известный польский овчарист, в 1966 году считал, что эта ситуация «сложилась в результате тесного кровного разведения и симпатии к крупным собакам. Около 1925 года порода в целом стала высокой, квадратной и неуклюжей, ей не хватало легкости и плавности движений, как то было принято за идеал Штефаницем» («Из истории немецкой овчарки, журнал «Пес», ПНР). Решительными действиями Штефаниц вернул породу к первоначальному стандарту, но… Разведением занимаются люди, а людям свойственны слабости, одна из которых – подверженность увлечениям, моде. К тому же мода определяет спрос.

В конце тридцатых годов на выставках стали уделять особое внимание пластичным и низким, «стильным» движениям. Незамедлительно последовали модные извращения, о которых читаем у Шиманкевича далее: «Характерным моментом современной нам истории овчарок являются попытки влияния моды на формирование типа овчарки, при одновременных стараниях теоретиков разведения породы, направленных на недопущение утраты рабочих качеств. Например, в предвоенные годы появляются собаки слишком массивные, с низкой грудной клеткой, передвигающиеся как кошки. Выглядели они эффектно, но руководители разведения вовремя поняли опасность, кроющуюся в этом отклонении. Развернутый лозунг «возвращения к образцовой собаке» ликвидировал тенденции моды, подчеркивая факт, что слишком массивные собаки не способны к легкому бегу, утратили скорость и поворотливость».

Хотя тип приземистых и слишком тяжелых собак превалировал в разведении еще до-вольно долго, вызывая подобные нарекания, это были все же овчарки, к оценке которых можно было подходить с такими, например, требованиями: «На выставке у нас нет возможности достаточно хорошо оценить выносливость овчарки. Но все-таки можем видеть, что некоторые собаки за два часа движения рысью на солнце устают, а это у немецкой овчарки плохой признак. …Легкая и свободная рысь …требуется не только пастушьим собакам, но и каждой служебной собаке. Собака, которая не выдерживает легкого бега в течение всего дня, а после не в состоянии быстро задержать убегающего фигуранта, не может быть действительно служебной собакой. Есть много собак, которые после нескольких часов рыси так устают, что не проявляют никакого интереса к дальнейшей работе. Конечно, это нельзя проверить на выставке и потому мы должны быть очень требовательны, чтобы собаки выдерживали такое короткое двухчасовое движение и после были свежими в выставочном ринге» (Карел Вшолек, «Немецкая овчарка», 1954, ЧССР). Эх, сейчас бы мне ваши заботы, пан Вшолек!

Думаю, уважаемые читатели уже догадываются, что атаки моды на немецкую овчарку этим не прекратились? Да-да, увы, каждый очередной виток развития породы сопровождался очередным «взбрыком» эстетствующих разведенцев. Что, например, считалось красивым и «модным» на рубеже 60–70-х годов, по какому поводу тогда били тревогу истинные ценители породы? Модной оказалась «гармонично спадающая линия верха» от ушей до кончика хвоста, которую неуемные поборники красивости старались привести к прямой, нисходящей под углом чуть ли не в 40° к горизонтали. И вот что из этого вышло: «Ведущий племенные книги Кремхельмер подчеркивает: «Нужно обратить внимание на то, чтобы не отвлекаться от нормально сложенного рабочего типа, в котором нет ничего ни «много», ни «мало». Сейчас у нас есть целый ряд собак, которые из-за своих коротких задних ног имеют спину, сильно опущенную вниз, и производят впечатление, будто обладают высокой длинной холкой, даже если это не так. Когда же к этому прибавляются короткая спина и сильно склоненные бедра, получается гиеновидная сильно скошенная назад бегущая машина, для глаз, возможно, красивая, но не работоспособная…» Такой опытный разведенец и знаток экстерьера как Ханн предупреждает: «Многие собаководцы – фанатики красоты – перешли границы, допустимые для рабочего телосложения. Так возникли «гиеновидные» типы, которые наблюдаются в некоторых линиях, но племенному стандарту не соответствуют. Эта рабочая порода не должна пасть жертвой модных настроений или странных заграничных увлечений» (Юрий Унгерман «Современные тенденции в разведении немецких овчарок в ФРГ и ГДР», журнал «Пес», ЧССР, 1978). А еще увлекались сильными до острых углами задних конечностей, чепрачным окрасом, длинными, лежащими на земле хвостами, опять-таки чрезмерным рос-том и «гармоничной линией верха», но теперь уже с «плавным течением»…

Англичане вроде бы стабилизировали свои эстетические требования к немецкой овчарке на чем-то между «гиенами» и «остроуглыми», что дает теперь немцам пищу для ехидства: «Разводимые в Англии немецкие овчарки так резко убывают в крупе и имеют настолько «заугленные» задние конечности, что эти собаки наступают как зайцы – всей плюсной. Просто английские заводчики увидели как-то, что в Германии придают большое значение сильным углам задних конечностей и спадающей вниз линии спины и мигом все это преувеличили. То, что немцами при этом обращалось внимание на рысачий корпус овчарки, было ими, очевидно, упущено» (Р. Северин, ФРГ «Различие в английском и немецком подходах в разведении бультерьеров», журнал «Ваше хобби», Белоруссия, №4, 1993).

– Как бы там ни было, – может сказать иной читатель, – но ведь всякий раз германское, а вслед за ним, наверное, и наше разведение возвращаются на круги своя «к работопригодной овчарке». Болезни роста неизбежны, и стоит ли шум поднимать, если они все равно преодолеваются?

Не так-то все просто с «преодолением» и «возвращением». «Проблема становится очень серьезной, когда мода, эта глупейшая из глупейших особ женского пола, начинает диктовать бедной собаке, какой должна быть ее внешность; и из всех вошедших в моду по-род не найдется ни единой, чьи первоначально прекрасные психические способности не бы-ли бы в результате погублены. Только там, где эту породу продолжали культивировать ради дела, без реверансов в сторону моды, она сохраняла свои первозданные достоинства. …Когда практическая польза перестает быть целью при «модернизации» какой-нибудь породы, ее можно считать обреченной». Эти известные слова Конрада Лоренца («Человек находит друга», Москва, «Мир», 1971), чей авторитет лауреата Нобелевской премии, думаю, достаточно весом.

Зло заключается в том, что носитель модной экстравагантной «оболочки» используется в разведении без особой оглядки на то, обладает ли он всем необходимым набором хороших рабочих качеств и не несет ли он «гандикап» нежелательных наследственных свойств. Более того, ради его модных (но ценных ли на самом деле?) преимуществ, разведенцы частенько готовы даже закрыть глаза на присущие ему явные недостатки. Немного нужно времени, чтобы значительная часть поголовья оказалась породненной на такую «звезду». Несколько подобных «реверансов» и из генофонда вытесняется действительно ценная, порою определяющая суть породы наследственнось. А инбридирование ускоряет этот процесс в десятки раз. В первую очередь несчастные потомки выставочных чемпионов утрачивают ум, хороший характер, здоровье и все прочее, что на выставке оценить толком никак нельзя. Увы, при укоренившейся в системе собаководства шкале ценностей, «даже щепетильно честные владельцы питомников, которые скорее умрут, чем используют собаку, не отвечающую всем необходимым требованиям, считают вполне этичным получать потомство от физически красивых, но умственно отсталых собак, а затем и продавать эти щенят» (К. Лоренц). И вслед за Лоренцом, я «придерживаюсь весьма низкого мнения о современных принципах разведения собак, принципах, которые слишком большое значение придают «красоте» собак, пренебрегая их умственными способностями…»

Кстати, насчет «физической красоты» овчарок. Приведенных выше примеров, наверное, вполне достаточно, чтобы понять: если идеал красоты не определяется функциональным совершенством, если экстерьерный или конституциональный признак, стать, тип, размер, пропорция не могут быть оправданы серьезной рабочей проверкой или не отвечают требованиям жизнестойкости, то это уже не красота, а красивость, декоративность, вкусовщина, только вредящая рабочему назначению породы. И нет никакой принципиальной разницы между красивыми «гигантами» 20-х гг. и тоже красивыми «кошками» 40-х, «гиенами» 60–70-х и современной диванно-выставочной «овальной» элитой – это все отражения вкусов своего времени, далеко отстоящие от истинной красоты немецкой овчарки.

Думаю, стоит сказать и другое. Основой оценки красоты служит чувство природной гармонии, той гармонии, флюиды которой ощущают, пожалуй, все, но видят ее немногие. Красивость, ввиду ее доступности, так часто и побеждает. Она почти обречена на победу, поскольку ее легко объяснить и привить ее понятия другим, большинству. Гармония же с трудом поддается объяснению, а научить чувствовать, видеть ее вовсе нельзя. Чувство гармонии как чувство юмора: либо оно есть, либо нет. Оно сродни таланту художника и встречается немногим чаще. Не обижайтесь, дамы и господа эксперты, но у меня есть серьезные подозрения, что многие и многие из вас, в том числе среди судящих выставки немецких ов-чарок, таким даром обделены. Потому я за экспертизу и отбор овчарок по функциональным показателям. Может это и не самая короткая дорога к настоящей красоте породы, но зато самая верная. Конечно, если судить строго и честно.

К счастью, однако, отнюдь не все поголовье овчарок в той же Германии захлестывали модные поветрия. Всегда оставались преданные идеалам породы люди, заводчики, дрессировщики и судьи, пренебрегавшие стряпаньем выставочных победителей, но серьезно и от-ветственно придерживавшиеся в своей деятельности заветов Штефаница. Их и сейчас немало. И разводят они собак настоящих, здоровых телом и душой, с крепкими нервами, способ-ных к любой работе. Именно этих собак имел в виду Лоренц, рекомендуя покупающим щенка: «Немецкую овчарку всегда следует брать от родителей, принадлежащих к служебной линии, и в этом случае удостоверение ее происхождения от чемпионов имеет вполне реальную практическую ценность». Лоренц указывал на тенденцию к разделению рабочих и выставочных немецких овчарок. И это разделение произошло.

Нельзя сказать, что не предпринималось попыток избежать раскола в разведении породы, но уж слишком глубокими оказались корни этого процесса. И даже усилия столь авторитетного человека как доктор Руммель (бывший президент SV) пропали втуне.

Организация разведения немецких овчарок в ФРГ такова, что зоотехнические мероприятия охватывают лишь небольшую часть полученного потомства. «К сожалению, такое положение дел существует в отношении практически каждого производителя, и пока оно не изменится к лучшему, нельзя делать ни одного абсолютного вывода о позитивных и негативных наследственных особенностях отдельных кобелей, либо определенных кровных линий. Этот пробел в знании негативных наследственных задатков ведет к тому, что плохие суки выявляются слишком поздно, когда они уже причиняют ущерб разведению.

Вероятно, существуют и соображения коммерции, которые приводят к тому, что в ФРГ оценивается лишь то наилучшее, что дал производитель, между тем как большая часть его потомков, и как раз худшая, остается недооцененной. Понятно, что в конкуренции между гигантскими питомниками каждый крупный заводчик стремится к тому, чтобы обнаруженные недостатки не были разглашены и остались неопубликованными, не бросив тень на репутацию его питомника» (Ю. Унгерман). И, разумеется, чем моднее производитель, чем выше его успехи на выставках, тем желательнее для владельца скрыть плохую его наследственность.

Помимо прочего, это, а также узкая кровная база и, одновременно как причина и следствие последнего, злоупотребление инбридингом привели к деградации и неуклонному перерождению «выставочных» немецких овчарок из служебных собак в нынешних, в массе своей почти декоративных. А д-р Руммель предупреждал: «Родственное разведение, хотя оно является путем быстрого достижения, якобы, успеха, при узкой кровной базе может лишь вредить породе… Безусловно, сегодня для разведения очень трудно, учитывая положение с инбридингом, в течение короткого времени достигнуть расширения кровной базы. Нужно не выискивать партнеров лишь среди отборных собак, но обратить внимание и на многих рабочих животных. Но как отвадить заводчиков от вязок их сук исключительно с отличными собаками из-за одинаковых предков, когда выявлены лучшие и определена элита общегосударственной выставки? Современное положение дел таково, что первые десять кобелей дают более 1/3 годового прироста поголовья в ФРГ» (по Ю. Унгерман).

Д-р Руммель надеялся преодолеть тенденцию к расколу поголовья. «Если в прошедшие годы на разведение влиял отбор по экстерьеру, то это был весьма однобокий подход к делу, не отвечающий требованиям племенного и пользовательского разведения. Спаривания про-изводились больше по результатам выставок, а не с учетом биологических предпосылок и требований к рабочим качествам. Оценка на выставке не должна быть единственным критерием при обосновании племенного отбора. Те разведенцы, которые ориентируются лишь на экстерьер, скоро потеряли бы авторитет со своими красавцами, т.к. мы заботимся о том, что-бы наши немецкие овчарки удерживали бы мировой уровень и в отношении дрессировки. Эти разведенцы не хотят также, чтобы наши ценнейшие рабочие линии были введены в раз-ведение, как они того заслуживают. Поэтому на наших общегосударственных выставках немецких овчарок будет и в дальнейшем проверяться поведение племенных животных. Только так мы сможем определить и исключить из разведения носителей слабой нервной системы, несмотря на их высокие оценки» (по Ю. Унгерман). Но в силу многих объективных причин эти надежды не оправдались.

Совпадение ряда обстоятельств привело к тому, что сейчас можно уверенно констатировать: уже существуют не просто «выставочные « и «рабочие» линии, а по сути две разные породы немецких овчарок. Причем разделение это, скорее всего, необратимо, хотя они носят одно название, разводятся по одному стандарту и регистрируются одним «ферайном» в од-ной племенной книге. «Де-факто» это случилось в начале 80-х и закрепилось к началу 90-х гг., т.е. с появлением и формированием «суперлиний», идущих через плеяду известнейших чемпионов Канто и Кванто Винерау, Канто Арминиус и прочих, кличками которых забиты родословные всех «звезд» экстерьерных рингов последних лет.

Одно из упомянутых «обстоятельств» может показаться странным, но все-таки: не последнюю роль в появлении породы «выставочных НО» сыграли … дрессировщики и нормативы дрессировки. Дело вот в чем. Немецких овчарок, применяемых для службы, традиционно дрессировали и дрессируют, используя жесткую методику «немецкой школы», дающую прекрасные результаты на собаках с сильной, выносливой нервной системой. Практика использования НО в условиях тяжелой работы однозначно показывает: собака, не прошедшая «жесткого» обучения, по-настоящему надежной не бывает. Разумеется, не все овчарки способны выдержать такую дрессировку по полной программе. Мы ведь имеем дело с живыми существами, обладающими сложной и тонкой психикой, среди которых небольшой процент нежелательных отклонений от нормы – явление вполне обычное и неизбежное. В полицейском или армейском питомнике незачем и задаваться целью выдрессировать всех попадающих туда собак, если есть из кого выбирать. Так или иначе, лучшая по задаткам характера собака будет подготовлена к службе быстрее, без лишних затрат времени и сил, и покажет в среднем более высокие и стабильные результаты, чем собака худшая изначально. Слабонервных особей проще выбраковать и не использовать ни в работе, ни разведении. Так и поступали, пока все разведение носило в целом «рабочий» уклон и брак встречался лишь время от времени, а не в массовом порядке.

Но с тех пор, как порода «вошла в фавор» у любителей собаководства, большая часть овчарок оказалась оторванной от практического служебного применения. Чтобы из-за этого в массовом разведении не потерять рабочих качеств, были придуманы специальные нормативы дрессировки, призванные играть роль своеобразных тестов. Собака, выдержавшая испытания по нормативной программе, включающей в себя проверку следовых, защитных и общекомандных навыков, как бы подтверждала свою пригодность для служебного использования (и в этой части – для разведения) по способности к обучению, силе, уравновешенности и подвижности нервных процессов. Дрессируя собак на выполнение этих спортивных нормативов, первоначально использовали ту же «жесткую» методику обучения, что и для служебных собак. Но любитель, очарованный перипетиями выставочной борьбы, титулами чемпионов и блеском медалей за экстерьер, редко когда имеет неискаженное представление о том, каким характером должна обладать настоящая служебная собака, если ему вообще до этого есть дело. Такой любитель озабочен единственно важной проблемой: как бы натаскать свою, пусть весьма не блестящую по характеру собаку, чтобы она получила этот треклятый диплом по дрессировке, без которого ее не допустят в разведение. Особенно если собака красивая, да еще, глядишь, претендующая на высокие места в рингах… Диплом нужен любой ценой! Ну уж коли испытаний не избежать, надо как-то так подготовить к ним собаку, чтобы «не сорвать ей психику». Спрос рождает предложение, и дрессировщики в этом случае предлагают использовать игровые приемы дрессировки. Правда, собака, обученная на игре (пусть она и способна выполнить весь полагающийся комплекс упражнений в стандартных условиях), оказавшись в непривычной обстановке, в любой момент может отказаться от работы. Выполняя навыки «защиты», такая собака не испытывает сильных эмоций – злобы, ярости. Она имитирует нападение, единственным объектом ее атаки является защитный рукав. Не чело-век – враг, облаченный в снаряжение, а рукав – апортировочный предмет, надетый человеку на руку! Никакой злобы и смелости тут уже, естественно, не требуется, был бы хоть какой-нибудь темперамент, да желание играть. Более того, агрессивность здесь очень мешает. Агрессивную собаку научить играть непросто, нужно прежде погасить агрессивность и при-учить собаку к тому, что фигурант, изображающий побег или нападение, вовсе не противник, а партнер по игре. Да, от игровой агрессивности до настоящей – «дистанция огромного размера», поэтому натасканная на игре овчарка в случае реальной опасности не сможет достойно защитить не только хозяина, но и самое себя. Но ведь это от нее и не требуется. Собака должна всего лишь отработать норматив, и больше ничего. А это она запросто! И даже с определенным преимуществом перед «честно» работающими собаками. Например, при выполнении защитных упражнений овчарке нужно по первой команде быстро отпустить и стеречь фигуранта. Но возбуждение в ярости и возбуждение в игре – величины разных порядков. Собака, работающая яростно, работает энергозатратно: у нее соответственно должны быть и большая сила торможения, и высокая скорость вспыхивания и затухания, и быстрый переход от возбуждения к торможению, и общая уравновешенность нервных процессов. Большие затраты нервной энергии у азартных, по-настоящему боевых собак чреваты срывами, огрехами в работе. Конечно же, уравновешивание игрового возбуждения требует гораздо меньших сил, собака «работает» без напряжения, не утомляется и не срывается, т.е. не теряет баллов на испытаниях. Раз нормативы условные и противник условный, почему же не быть и работе условной, злобе условной, характеру условному – для полного равновесия! А если учесть, что дрессировщики, использующие игровую методику (что еще называют «итальянской школой дрессировки»), по их общему признанию, предпочитают брать в обучение собак беззлобных, доверчивых, игривых и даже чуть трусоватых, стало быть, по типологическим признакам малопригодных для служебного использования, то… Чего ждать, если средство подменило собою цель? В результате в разведение непрерывной чередою вливаются собаки, выполнившие нормативы, но лишь в малой степени пригодные, а то и вовсе негожие для практической работы.

Понятно, чем больше в Германии занимались «выставочным» разведением, тем больше появлялось собак с недостатками поведения и тем больше был заработок у профессиональных дрессировщиков «итальянской» игровой школы. Ну а появление «суперлиний» стало для них вообще открытием Эльдорадо. Игровая дрессировка как цунами захлестнула не только Германию, но и всю Европу, почти утратившую потребность в охранных, защитных собаках. Процесс вполне закономерный, ведь результативность этого метода обучения – по количеству дипломов – очень высокая, а требования к владельцам «суперовчарок», напротив, низкие – от них не требуется твердости в обращении с «мягкими» собаками. В общем, все довольны. И дрессировщики особенно: хотя их работа в значительной степени утратила элемент творчества и превратилась просто в ремесло, но высокий профессионализм и при игровой дрессировке необходим. Зато профессия, ранее бывшая связанной с риском, теперь стала совершенно безопасной. И судьи довольны: прежде, когда овчарки были строгими, лишь хорошо обученная собака, контролируемая хозяином, могла позволить постороннему человеку – судье – осмотреть прикус, ощупать мышцы и прочее, не проявив к нему агрессивности. Другое дело сейчас: можно смело гладить, щупать, шлепать почти любую – чего бояться укуса, коли и мыслей о таком у собаки от рождения нет и не было. А диплом по дрессировке есть, значит собака – рабочая. Знакомая картина, когда на российской выставке «забугорный» эксперт треплет собачью шею, нахваливая ее, собаки, хорошее поведение? А бедняжка как овечка перед закланием, в глазах одна мысль – и чего этот тип пристал? Сбежать бы, да ведь хозяин не отпустит. Придется терпеть!

Так вот, судьи и далекие от совершенства правила экспертизы «а ля ФЦИ» – это второе обстоятельство. Но его нельзя рассматривать в отрыве от самого мощного, третьего – социального заказа и обусловленного последним тотального наступления коммерциализации на разведение породы. Но есть еще и четвертое, и пятое… Как уже говорилось выше, все приводимые «обстоятельства» совпали на этот раз во времени, развились параллельно, и теперь трудно судить о причинно-следственных связях между ними, ибо действовали они в комплексе и постоянно влияли друг на друга. Поэтому я просто перечислю некоторые причины, приведшие НО к такому интересному финалу.

На формирование современных взглядов судей-экспертов НО значительное влияние оказали два фактора. Во-первых, правила и укоренившаяся ныне методика экспертизы вывели выставку из разряда зоотехнических мероприятий на уровень шоу-представления. Во-вторых, наукообразное обоснование современных идеалов экстерьера – примитивная механистическая модель якобы совершенной немецкой овчарки, не подвергнутая громкой заслуженной критике и потому обманывающая многих и многих собаководов, слабо знакомых с биомеханикой. Вообще-то, чтобы усомниться в правильности данных чисто умозрительных посылок, не нужно и вдаваться в тонкости: достаточно понять, что теоретическая модель, основанная лишь на пропорциях скелета, не может быть подлинным отражением физических способностей животного, состоящего помимо костей из мышц, внутренностей и прочего. Любая попытка более широкого или углубленного анализа этой модели, не говоря уже о практической проверке функциональных качеств собаки, соответствующих ее критериям, неминуемо приводит к быстрому развенчанию выдумок о каких-либо преимуществах нынешних красивых овчарок. Почему же никто из знатоков породы, ратующих за рабочие качества НО, не опроверг притянутых за уши «доказательств» целесообразности типа телосложения современных выставочных лидеров? Скорее всего, только лишь потому, что никто не нуждается в этом опровержении. История, как мы убедились, свидетельствует: выставочное направление разведения уже по определению не может быть откорректировано с позиций пользовательской пригодности хотя бы на сколь-нибудь значительный срок. Перекосы возникают обязательно и непременно уже потому, что целью выставочного разведения являются выставочные успехи. И эксперты, судящие выставки, сами суть порождение этой системы, в ней развились и ей принадлежат. Более того, каждое последующее поколение экспертов, обучаясь у своих предшественников, все более и более отдаляется от традиционного подхода к НО как к породе служебных собак. То есть, возникает новая преемственность уже других традиций, в которых рабочим качествам породы нет места. Итого, здесь логические доводы или какая-либо борьба за возвращение НО «на круги своя» не могут оказаться успешными или, по крайней мере, оправданными. Подчеркиваю, выставочное разведение сегодня – это, в общем, не следствие ошибок или заблуждения тех, кто им занимается, но есть процесс самодовлеющий, имеющий собственные глубинные причины и вполне самостоятельное значение.

Социальный заказ на современную выставочную немецкую овчарку сложился под влиянием многих факторов. Хотя порода сохраняет свою популярность у населения европейских стран и спрос на нее все еще высок, в защитных и других рабочих собаках ныне особой нужды у обывателя нет, оттого снизился уровень требований к тем психическим и физическим качествам, которые прежде определяли лицо породы. Под прессом возобладавших в западном обществе сентиментально-гуманистических взглядов, все шире укореняются в массовом сознании нелепости, подобные той, о которой в упоминавшейся выше статье писал I-й председатель бультерьер-клуба ФРГ Р. Северин: «Англичане вполне убедились в том, что собаки, которые в определенном месте «учатся кусаться», вслед за тем жадно глотают каждый день по ребенку, а в выходные – двух». Такого рода отношение со стороны общественности привело собаководческие организации уже многих стран к отказу от необходимости пусть уже ничего не подтверждающих, но все же хоть по названию «рабочих» дипломов для племенных НО.

Заниматься настоящей «жесткой» дрессировкой в некоторых странах нынче стало про-сто небезопасно. Если доморощенные гуманисты пока согласны не замечать происходящего на дрессировочных площадках, то попытка наказать хлыстом строптивую собаку где-нибудь на улице, прилюдно, на глазах новоявленных «зеленых» может обернуться значительным облегчением кошелька, а то и более суровым судебным приговором. Но как иначе приучить собаку к тому, что безупречное повиновение хозяину обязательно не только в определенном месте, на дрессировочном полигоне, а везде и всюду? Это никого не волнует. Общественность готова слезно умиляться верности и доблести немецкой овчарки, но не желает знать, а тем более видеть чем все это достигается. Она изволит пребывать в розовых грезах и не терпит нарушений своего покоя, на что имеет право по закону. Закон же воспрещает жестокое обращение с животными. Причем «жестокое» в понимании обывателя, некомпетентного в этологии, а, стало быть, не осознающего обусловленной законом природы необходимости подобных воспитательных мер. Но зато заранее имеющего свое по сему поводу мнение, которое он считает должным, ничтоже сумняшеся, с ходу огласить и упорно отстаивать против любых убедительных доводов здравого смысла или даже научных фактов. Что поделаешь, имеет право! В приватной беседе после выставки «кубок России – 93» эксперт SV Карел Строугал, известный также как владелец питомника «з Генту», на мои вопросы о судьбе ра-бочих овчарок Чехии назвал в числе главных следующие причины их исчезновения: повальную моду на «выставочных» собак, почти поголовную скупку чешских НО «рабочих» кровей бундесвером и полицией ФРГ и … движение «зеленых»!

Кстати, на вопрос о представленных на «Кубке» собаках, прозвучавший примерно так: «Но разве это – овчарки? Они же развалятся, заставь их хоть полчаса побегать на хорошей скорости, не правда ли?», – он ответил: «Десять, ну еще пять лет назад у нас в рингах овчар-ки бегали по четыре часа. А сегодня требования другие, изменились вместе с модой. Сейчас этого не нужно». Увы, не нужно. Вот и Эрих Оршлер, также эксперт SV, владелец знамени-того питомника «ф.Бату» это невольно подтверждает. В статье Т. Ивановой «Специализиро-ванная выставка немецких овчарок» (журнал «Вопросы кинологии», №1–2, 1993) читаем: «Господин Оршлер отметил, что у многих собак были хорошие движения. Рассказал о своем опыте подготовки собак к выставке. Нужно много (по 50–60 минут ежедневно /Здесь и далее выделено мною. – А.В./ ходить в гору… При движении под гору большую нагрузку получают передние конечности и прогибается спина, поэтому во время тренировок с горы собаку желательно спускать на машине. После таких тренировок в течение 2–3 недель можно вводить бег на 1,5–2 км… Круглогодично дважды в неделю собаку тренируют в ринге. Для физического развития очень полезно плавание… Чтобы собака плыла с хорошей скоростью, можно посылать ее за палкой 5–6 раз и более, пока у нее сохраняется интерес. Для тренировок Эрих Оршлер не рекомендовал велосипед, так как, по его мнению, при этом дрессировщик не чувствует нагрузку на собаку…» Даже не смешно. Это что за, извините, одров нужно разводить, чтобы считать такие нагрузки для них достаточными? Человеку, горожанину с брюшком, отнюдь не спортсмену, протрусить 1.5–2 км на утренней зарядке это, может быть, и достижение, но считать столь ничтожную пробежку тренировкой для выставочного «крэка» – увольте, майн хэрр, не хочется верить! И, однако ж, приходится смириться с этой печальной правдой. Посмотрите видеофильмы о всемирных выставках, посмотрите непредвзято, без шизоидных ахов по поводу «совершенства форм» и прочего, господа «немчатники». И увидите: даже на той «скорости», точнее «тихоходности» рыси, на которой там демонстрируют овчарок с оценками VA, лишь единицы из них бегут с более или менее прочным в движении верхом. Тот же Фанто ф.Хиршель, бывший «победитель Зигершау», особенно запомнился ходуном ходящей спиной. А другие что, много лучше? И где же им выдержать нормальную рабочую нагрузку, нормальную проверку движения? Ах да, можно возразить, вспомнив, что все собаки, прошедшие «керунг», предварительно выдерживают «аусдауэрпрюфунг», то бишь «испытание выносливости». Но так ли уж это трудно, господа? При температуре воздуха не выше 22оС немецкая овчарка должна пробежать рядом с велосипедом 20 км в темпе 12–15 км/час. После первых 8 км делают остановку на 15 минут, после следующих 7 км – еще на 20 минут. Итого, двадцать километров преодолеваются за два часа с гаком, т.е. со средней скоростью менее 10 км/час. Воистину бешеные скорости сумасшедшего века! По завершении пробега, после еще одного 15-минутного перерыва, выполняют простые навыки послушания. Смотрят, не устала ли собачка.

Всегда считалось, что нормальный темп бега немецкой овчарки, ее «крейсерская скорость», которую она может держать хоть целый день, составляет километр за три минуты, стало быть, 20 км/час. И вроде бы прежде тест на выносливость предусматривал только один 10-минутный перерыв в середине пути. Но видимо с тех пор, как собак с горы стали спускать на машинах, прежние правила испытаний начали казаться кому-то в «Ферайне» чересчур жесткими и непосильными для «конструктивно совершенных» НО. Ах, господа, господа! Если это теперь считается испытанием выносливости, если нынешние собаки на большее не годятся, то не слишком ли обременительно для них собственное существование, не трудно ли им, часом, дышать, пить, есть? Ведь способность к быстрому и выносливому бегу так же неотъемлема от сущности немецкой овчарки, как и все перечисленные отправления ее организма.

Впрочем, я несколько увлекся и вновь пытаюсь подходить к выставочным собакам с «рабочими» мерками. Но это, надеюсь, не более предосудительно, чем к рабочим собакам подходить с мерками «выставочными»?

В качестве еще одной иллюстрации к рассматриваемому вопросу о разделении породы приведу выдержки из неопубликованного интервью, данного 6 июля 1991 г. судьей SV и владельцем известного «выставочного» питомника «ф.д.Шварцен Цвингер» г.Гюнтером Каспером вашему покорному слуге, в те поры главному редактору журнала «Кинология-информ».

«Кинология-информ»:
– Не видите ли Вы опасности для разведения немецкой овчарки в СССР в том, что у нас отсутствует «классическое», как, например, в Германии, разделение поголовья на «рабочее» и «выставочное» направления?

Гюнтер Каспер:
– В Германии такое разделение действительно существует, но всегда лучше, если эти направления совпадают. К сожалению, люди, охотно занимающиеся дрессировкой, редко ходят на выставки, а имеющие собак высокого экстерьерного класса неохотно посещают дрессировочные площадки, опасаясь на тренировке, например, при преодолении препятствий, травмировать им суставы, и т.п.

«К.-и.»:
– Не кажется ли Вам, что современное направление в разведении, ориентированное только на определенные экстерьерные качества, не совпадает со взглядами создателя этой породы фон Штефаница, требовавшего, прежде всего, высоких пользовательных качеств и хорошего поведения и считавшего, что экстерьерные качества не должны вступать с пользовательными в противоречие?

Г.К.:
– Во-первых, фон Штефаниц умер полвека назад, и с тех пор требования к поведению овчарки не могли не измениться. Во-вторых, злобные собаки представляют опасность для людей, поэтому всегда желательно спокойное, добронравное поведение собаки. Не случайно проверка поведения начинается с того, что эксперт гладит собаку. Требования обяза-тельного наличия диплома по защитной службе остались только у нас, на родине породы, в странах Восточной Европы и еще кое-где. Поймите, что это у вас, в Советском Союзе, кому-то еще нравятся агрессивные собаки, а мы ведь строим Общеевропейский Дом, и для нас предпочтительнее в быту собака с добронравным поведением. Кроме того, не нужно забывать, что красивый корпус – это тоже улучшение пользовательных качеств.

«К.-и.»:
– Но при исключении из разведения злобных («левосторонних» – по типиза-ции, существовавшей в ГДР) собак, статистическая средняя вариационных отклонений поведения сместится к показателям «семь» и «восемь»…

Г.К.:
– Я не считаю, что это плохие показатели. К тому же эта система оценки уже устарела.

(Позволю себе напомнить гг. читателям, что по типизационной градации Г. Хирша показателю «7» соответствовала собака добронравная, мягкого характера, чувствительная к воздействию, а показателю «8» – добронравная и маловозбудимая, инертная).

Таки любопытно, всегда ли лучше, если «выставочное» и «рабочее» направления сов-падают? Пожалуй, нет. Ведь всякое возвращение «выставочного» поголовья в рабочую ко-лею чревато распространением наследственности выставочных собак, в т.ч. и нежелательной, среди рабочего поголовья (скажем, в виде рецессивных генов). Причем практика показывает, что это правило, а не исключение. Отсюда следует, что каждый «обратный поворот» грозит ухудшением качеств этого самого рабочего поголовья. Любая кровная база, любой генофонд вследствие этого могут быть быстро подорваны, тогда попросту некем будет улучшать рабочие качества «выставочного» отродья в следующий раз. И совершенно оправ-данной, самой эффективной защитной мерой в данной ситуации будет по возможности строгая изоляция «рабочего» поголовья от всякого прилития «выставочной» крови. Что в конце концов и сделали любители рабочих немецких овчарок в Германии. Без этой весьма серьезной причины список обстоятельств, способствовавших расколу породы, оказался бы неполным.

Что же представляют собой овчарки традиционного рабочего разведения ФРГ? В абсолютном большинстве своем это собаки интенсивно окрашенные, волчье-серого и темно-серого окрасов, реже черные и черно-подпалые, очень редко чепрачные. Крепкого сложения, с мощным костяком и объемными, выразительными головами. Очень близки в типе собакам ГДР 70–80-х годов, разве что с несколько лучшими углами передних конечностей. Несмотря на свое рабочее предназначение, имеют пристойные оценки экстерьера (многие – «отлично»). Но их достоинство не в изяществе силуэтов, а в титулах чемпионов по работе, высоких баллах за дрессировку и десятках дипломов, полученных на испытаниях. Разве плоха реклама, в которой, к примеру, указано: 36 дипломов SchH III, из них 32 с оценкой «отлично» (известный производитель Ким ф.Верзойфер)? И разве непонятно нежелание заводчиков «улучшать» этих своих собак выставочными победителями? Есть, конечно, и те, кто пробует соорудить, иногда небезуспешно, «коктейль с сапожным кремом» из тех и других кровей. Но в большинстве своем «рабочие» заводы, среди которых такие известные лидеры как «Картаго» и «Бузекер Шлосс», подобных компромиссов не ищут. Их владельцы цену своим собакам знают, им есть что беречь.

В отличие от «рабочих», немецкие овчарки «выставочного» разведения в подавляющем большинстве своем чепрачного, к тому же часто ослабленного окраса (с сединой, без маски, с размытым чепраком т.д.). Помимо элегантных профильных линий, им свойственны и другие общие черты. Например, сплошь и рядом это признаки конституционального ослабления, проявляющегося прежде всего в утрате полового типа, узких, легких головах с незаполненными под глазами, длинными и тонкими мордами. Зачастую отсутствует не только половая, но и породная выразительность. Также весьма характерны непрочные связки и мягкие хрящи, тонкие, безжизненные и свитые спиралью по оси хвосты, сырая кожа, дистрофическая мускулатура и пустые, бессмысленные глаза. Многие из этих собак слабосильные и неловкие, утратили способность к быстрому бегу и на галопе кажутся полупарализованными. Более того, не так уж редко приходится видеть и овчарок со специфическими расстройствами координации движений, не способных, например, свободно отводить конечность в сторону, из-за чего они теряют равновесие и даже падают набок при резких поворотах. Поведение большинства из них представляет собой жидкую смесь рефлексов и инстинктов, слегка приправленную темпераментом. Под микроскопом иногда обнаруживаются признаки рассудочной деятельности. Характеры, как уже говорилось, им присущи преступно мягкие, не овчарочьи, а овечьи. Все же, если быть предельно объективным, и среди этих несчастных порою, хоть и очень редко, рождаются пристойные собаки. Но, как известно, исключения лишь подтверждают правило…

В связи с рассматриваемой темой, интересна и поучительна судьба восточногерманских немецких овчарок. Племенная работа с ними в прошлые годы недаром считалась многими специалистами образцовой с зоотехнической точки зрения. В организации этой работы велика заслуга уже упоминавшегося выдающегося кинолога Ганса Хирша. Плодом во многом его труда была целостная и эффективная система разведения, и как результат – стабильно прогрессировавшая по всем показателям популяция немецких овчарок. К сожалению, после смерти Хирша новые руководители разведения неосмотрительно решились на радикальное совершенствование экстерьерных форм и ускоренную борьбу с дисплазией тазобедренных суставов, пренебрегнув многими другими качествами. Успеха они достигли, но потери при этом оказались неоправданно велики. И самая серьезная из них, пожалуй, следующая. Более 90% поголовья в короткие сроки было породнено на производителя со слабым характером, потомству которого к тому же не доставало темперамента и, особенно, прилежания в работе – на Экса ф.Ридштерн. Значительное же число производителей с прекрасными рабочими качествами остались вне широкого племенного использования. В результате, спустя некоторое время, и здесь обозначилась тенденция к разделению разведения по уже известной схеме. Но с некоторыми особенностями. Так в ГДР, во-первых, хотя сложились и «выставочные», и «рабочие» линии, границы между обоими направлениями оставались весьма размытыми; во-вторых, огромный количественный перевес изначально оказался в пользу сторонников «выставочного» уклона. Возможно, потому, что лозунг триединства красоты, характера и наследственности напрямую не отвергался никем. Тем не менее, итог закономерен: постепенно стали исчезать выдающиеся пользовательные качества, но все заметнее обозначались черты декоративности в экстерьере. Впрочем, судя по официальным сводкам, пороки поведения встречались отнюдь не часто, но поведение собак год от году ухудшалось, о чем, например, свидетельствовал все более низкий процент отличных цифровых показателей типизации. Теперь можно только гадать, как бы все обернулось в дальнейшем, поварись восточногерманское поголовье еще с десяток лет в собственном соку, потому что в середине 80-х годов на «экстерьерную» чашу весов вновь обрушилась мода. В ГДР стали использоваться производители «выставочных» линий ФРГ. Естественно, произошло то, чего и следовало ожидать: новомодные «красавчики» стали настолько стремительно терять качества характера, что изменение правил испытаний ЦТП и «Керунг» (с 1989 г. были значительно смягчены критерии оценки поведения, это приблизило восточногерманские нормативы к западногерманским) было воспринято функционерами «Специального общества по разведению НО» не иначе как со вздохом облегчения.

Впрочем, вскоре после этого Германия воссоединилась и овчарки бывшей ГДР были внесены в племенную книгу «Ферайна». Загодя предсказать их дальнейшую судьбу оказа-лось делом нетрудным. Овчарки «рабочих» восточногерманских кровей нашли очень теплый прием и успехи их использования в разведении уже очевидны. Например, вторым призером Международного чемпионата Германии 1992 и 1993 гг. стал Левис ф.Малатеста, мать которого ГДР-овского происхождения. Кстати, сохранилось и вполне конкурентоспособно «рабочее» разведение чисто восточногерманских кровей. Вчерашние же лидеры выставочных рингов ГДР, ранее «облагороженные» производителями западногерманских линий, как выяснилось, явно не дотягивают по экстерьерным меркам до головных «выставочных» овчарок ФРГ, не имея к тому же никаких собственных преимуществ в части рабочей пригодности. Зато вроде бы признается перспективным, для улучшения конституции, окраса, выразительности и темперамента у собак именно «выставочного» разведения, использовать производителей из чисто восточногерманских линий.

Как расширение кровной базы может отразиться в ближайшем будущем на процессе дивергенции породы, наблюдаемом нами? Разумеется, и в «выставочном», и в «рабочем» разведении снизится опасность инбредной депрессии. Учитывая фенотипическую близость «рабочих» НО ФРГ и ГДР, а также уже имеющиеся положительные результаты их сочетания, можно предположить, что нежелательные последствия, которые порою проявляются при ломке генотипа, в данном случае полностью или в значительной степени исключены. Другое дело в «выставочном» разведении. Следует учесть, что высокоинбредные представители этого направления (а подавляющее большинство «выставочных» собак выведено во множественном инбридинге на ряд одних и тех же предков в пределах 5 генераций) обладают существенными фенотипическими и генотипическими отличиями от собак «освежающей крови», и опыт разведения последних лет, как в Германии, так и в России, подтверждает существующую здесь опасность расшатывания механизмов наследственной регуляции, чреватого нарушениями развития и всевозможнейшими биологическими пороками для потомства. Так или иначе, а объединение поголовья НО бывшей ГДР и ФРГ может и ускорить, и замедлить процесс дивергенции «рабочих» и «выставочных» собак. Но не остановит его.

Все же маловероятно предположение, что «Ферайн» разделится вместе с поголовьем овчарок на два союза уже в ближайшем будущем. Раскол окажется неминуемым только в двух случаях: либо сторонники «рабочей» овчарки добьются существенного усложнения нормативов испытаний, либо «экстерьерщики» настоят на отмене обязательности наличия дипломов по работе у производителей. Но до той поры традиции и исторически сложившие-ся методы работы вполне удержат приверженцев того или другого направлений в рамках одной организации. Им и вместе не так уж плохо.

Итого, в общих чертах рассмотрены весьма существенные обстоятельства, отразившие-ся на современном состоянии немецких овчарок в Германии, и сделаны выводы о фактически совершившемся расколе поголовья на «рабочих» и «выставочных» собак. Налицо все необходимые признаки, позволяющие считать их отдельными породами: различная кровная база, различия в конституциональных, поведенческих и даже экстерьерных характеристиках, передающиеся по наследству, и наконец – главная движущая сила дивергенции – совершено различные требования к функциональным показателям. На очереди давно назревший вопрос: а что у нас? Ответить на него не так-то просто, без экскурса в историю не обойтись, иначе многое в нынешнем положении дел может показаться не вполне понятным.

Ссылка на оригинал публикации и ее обсуждение в ФБ

Е.Н. Мычко: Модель поведенческого акта. Компоненты поведения

Поведение собаки

Мы уже говорили о неприемлемости переноса своего видения мира на восприятие собаки. Почти во всех проблемных ситуациях неэффективным оказывается и классический подход, когда все действия собаки трактуются в свете вульгаризированной теории условных рефлексов. Тем не менее многие дрессировщики подходят к общению с собакой как к управлению некой биологической машиной, когда достаточно выработать ряд условных рефлексов, а далее остается только применять нужные безусловные и условные стимулы, и «машинка» будет работать. Такое возможно лишь до тех пор, когда в изменившейся ситуации данный стимул не окажется безразличным либо слишком слабым. Строить свое общение с животным, действуя методом проб и ошибок или пытаясь воспользоваться подходом, сработавшим на другой собаке, также оказывается не слишком эффективным. Неужто действительно: сколько собак, столько подходов и общее тут искать невозможно?

Вовсе нет. Для того чтобы понять поведение собаки в каждом конкретном случае, вполне возможно использовать общую модель.

Напоминаем, что поведение высших позвоночных животных, и в их числе собаки, складывается из трех различных по генезису составляющих: врожденного поведения, приобретенного поведения и элементарной рассудочной деятельности.

Первый компонент – врожденное поведение – свойствен для вида в целом. В норме любая собака данной породы и пола обладает одним и тем же комплексом врожденных реакций. Однако отнюдь не всегда все изначально заложенные реакции смогут проявиться в полном объеме. Кроме того, если рассматривать врожденное поведение как некую программу действия, то окажется, что многие ее части включаются не одновременно, а лишь с наступлением определенного возраста при наличии внешних и внутренних факторов. Ряд сложных наследственных поведенческих программ могут не включиться или не проявиться во всем объеме в отсутствие определенных благоприобретенных реакций.

Второй компонент – приобретенное в ходе индивидуального развития поведение (обучение). Понятно, что в этой области различия между животными даже одной породы будут максимально велики. Не следует воспринимать условный рефлекс только как классический, или павловский рефлекс, который образуется при сочетании во времени двух раздражителей, обычно индифферентного и безусловного.

В ходе жизни чаще образуются сложные рефлекторные цепи, включаемые не только безусловными, но и условными стимулами. Очень большое значение имеет подражание, когда одно животное обучается воспроизводить условный рефлекс другого. Так, при традиционном содержании пастушеских собак-волкодавов приемам простейшего управления стадом они обучаются не столько от пастухов, сколько от других собак.

Следует отметить, что если скорость выработки условных рефлексов примерно одинакова у разных пород (строго говоря, практически константна для разных видов позвоночных), то вот быстрота разрушения этих временных связей различается очень сильно. Подробнее обучение рассмотрено в отдельной главе.

Рассудочная деятельность (РД), как это уже говорилось, является особой формой поведения, отличной от двух других.

При повторах ситуации рассудочная деятельность уже не применяется, решение задачи происходит на условно-рефлекторном уровне. Понимать это отличие РД принципиально важно. Очень часто владельцы говорят о том, что собака подумала и сделала то-то или то-то. В подавляющем большинстве случаев ни о каком проявлении рассудочной деятельности нет и речи. Собака просто выполнила некий привычный поведенческий акт. Когда собака «задумывается» при подаче знакомой команды, суть дела не в том, что она «думает», как лучше выполнить приказ, а в отвлечении, неповиновении, в недоведении вырабатываемого условного рефлекса до полного автоматизма (к этому вопросу мы вернемся отдельно, говоря о дрессировке).

Врожденный компонент, обучение и рассудочная деятельность имеют разные нормы реакции. Понятие о норме реакции – основное положение генетики, с позиций которой рассматриваются взаимоотношения индивидуально приобретенного и врожденного в формировании фенотипа. Наследуются не определенные количественные признаки организма, а лишь определенные нормы его реакций.

Генотип не меняется под влиянием внешней среды в процессе онтогенеза. Фенотип формируется в результате взаимодействия генотипически обусловленных норм реакций и тех внешних условий, в которых развивается животное.

Это весьма актуально при рассмотрении роли врожденных и индивидуально-приобретенных признаков в формировании поведения. Нормы реакций каждой из трех составляющих поведения обуславливают относительную долю врожденных и приобретенных компонентов.

В процессе эволюции происходит существенное перераспределение удельной массы врожденного поведения, обучения и рассудочной деятельности. У высших животных последняя начинает играть все большую и большую роль.

Ссылка на оригинал публикации и ее обсуждение в ФБ

Е.Н. Мычко, В.А.Беленький: Критические периоды социализации

Поведение собаки

Под социализацией понимают многоступенчатый процесс, в ходе которого складывается личность социального животного и образуются связи с его окружением. Каждый этап социализации ограничен во времени и имеет критические сроки, когда включаются врожденные программы поведения и достраиваются за счет приобретения новых условных рефлексов, которые постепенной тренировкой доводятся до совершенства. Этот процесс идет на всех поведенческих уровнях: включаются новые потребности и врожденные компоненты мотиваций. Животное улавливает основные закономерности и причинно-следственные связи окружающего мира, понимание которых ему необходимо на данном этапе развития. Если этап почему-либо не завершен (наследственная программа включилась, но полностью не достроилась), все дальнейшее развитие собаки, как социального животного, оказывается ущербным, психика нарушенной, поведение аномальным.

Этапы социализации на волках рассматривали в своих работах американские исследователи Вулпи и Гинсбург. В. Микуличек показал наличие таких критических периодов у собак. Он определил четко рамки, когда завершается один период и начинается другой. Аналогичные исследования проводились под руководством Л.В. Крушинского на волках и на собаках.

Наблюдения собак разных пород, собак-парий привели нас к выводу, что невозможно четко указать границы периодов. Оказалось, что в пределах породы очень много зависит от индивидуальности щенка, от условий выращивания и содержания. Условия обитания собак в человеческом обществе оказались настолько разнообразными, что их невозможно стандартизировать, хотя бы в первом приближении. Поскольку породы, пока они существуют, все время находятся под прессом и естественного и искусственного отборов, эволюция их, особенно в нашем столетии, резко усиливается. Вполне вероятно, что именно благодаря бурным эволюционным процессам и под влиянием сложной среды одна из основ поведения – социализация находится в очень подвижном состоянии.

Итак, хотя стадии или периоды социализации с полным правом называются критическими, невозможно жестко определить их рамки для всего вида «собака домашняя» в целом. Продолжительность детства у разных пород может отличаться в три-четыре раза. Совершенно невозможно указывать точные сроки в отрыве от конкретной породы, в данной ситуации даже группа пород оказывается слишком крупной таксономической единицей, поскольку объединяет зачастую карликовые, нормальные и гигантские формы. Для обеспечения ориентировки при дальнейшем изложении мы дадим сроки, наиболее характерные для средних и крупных служебных пород, поскольку особенности их возрастной физиологии наиболее близки к средним показателям.

Первый период социализации

Начинается в возрасте после двух недель от роду и продолжается примерно до восьми недель. Первое и одно из важнейших событий в жизни социального животного – это импринтинг, в ходе которого запечатлевается образ своего вида и – это особенность собаки – образ человека-партнера. В ходе импринтинга щенок запоминает свою принадлежность к определенному виду животных, то, как выглядят существа, с кем он в дальнейшем окажется в тесных социальных отношениях. Крайне важно, что импринтинг происходит не только на образ матери, но и на человека, – именно это позволяет собаке воспринимать человека как старшего соплеменника. Более того, очень рано отнятые щенки, которых выкармливали люди, воспринимают себя именно как людей. При поздних контактах с собаками они общаются с ними неохотно, ограниченно, явно не отождествляя себя с этими животными.Запечатление образа матери усиливает тягу молодой собаки к животным той же породы, что и она сама. Из этого образа собака получает ключевые характеристики внешности и поведения для опознания в будущем полового партнера. Хотя это и не имеет большого значения для домашних собак, но, по сути, служит первичным механизмом разделения пород, далеко разошедшихся в ходе эволюции, является барьером, затрудняющим в таких случаях межпородные скрещивания. Так, например, бульдогов, бассетов, борзых представители прочих пород зачастую просто не воспринимают как собак.

Следует отметить, что импринтинг у собак, в отличие от птиц, на которых это явление было впервые описано, не является одномоментным процессом. Более того, есть данные, что человек не единственный вид, образ которого может быть запечатлен собакой в качестве «родного» вида. В некоторых овцеводческих хозяйствах щенки рождаются в кошарах, где содержатся овцы, и, повзрослев, воспринимают овец как возможный вариант своего вида.Наблюдения за щенками ясно показывают, что в течение первого периода социализации формируется понятие «МЫ». Щенок на всю жизнь запоминает, как должны выглядеть животные, к которым относится и он сам. При этом щенок максимально раскрыт для окружающего его мира. Этому времени его жизни свойственно появление и буквально лавинообразное нарастание двух сложных поведенческих комплексов: игрового и неразрывно связанного с ним исследовательского. Количество контактов, в которые может вступать щенок, велико, разумеется, нервная система очень быстро утомляется, но и столь же быстро восстанавливается. Кому не знакома картина: маленький щенок теребит игрушку, бросает ее, принимается возиться с однопометником, потом бросается куда-то бежать и вдруг, буквально на бегу, падает и засыпает; короткий сон сменяется очередным бурным приступом активности.

Формирование понятия «МЫ» зависит не только от внутренней готовности к этому процессу организма, но и от внешних факторов. Так, в случаях с собаками-париями, живущими в мегаполисах, равно как с волкодавами, обитающими в местах традиционного использования, может состояться запечатление только образа своего вида. Критический период продолжается долго, но щенки в этом возрасте далеко от логова не отходят. Более того, при появлении людей мать бывает подает сигнал тревоги и заставляет щенков спрятаться в норе или ином труднодоступном убежище. В результате щенки просто не сталкиваются с человеком, запечатление его образа не происходит. Более поздние контакты не смогут изменить положение радикально: собака будет относиться к человеку с изрядной долей недоверчивости и вовсе не станет самостоятельно стремиться к контактам с ним. Ласковым обращением, лакомством собаку можно будет приручить, но доверять она будет лишь конкретным людям, и то далеко не во всем.

Второй период социализации

Он может смыкаться с первым периодом или перекрываться с ним; приходится на возраст примерно от полутора до пяти месяцев. Суть периода в формировании индивидуальности в том, что щенок начинает выделять себя из мира прочих существ, приобретает собственное «Я». Резко возрастают активность и самостоятельность. Однопометники уже не стремятся держаться все вместе. Усиливается исследовательская активность: щенок энергично изучает не только предметы и явления окружающего мира, но и возможности собственного тела, в буквальном смысле пытается познать себя. Игровое поведение является чуть ли не преобладающей активностью, приобретая более сложные и разнообразные формы. Игры становятся соревновательными, переходят в борьбу и даже драки за место в щенячьей иерархии.

Щенок, выращиваемый в доме, именно в этот период причиняет владельцам максимум забот. Его исследовательская активность, направленная на вещи и предметы обстановки, может привести квартиру в состояние руин. Щенок постоянно куда-то лезет, хватает в зубы что попало, бегает, прыгает, при этом на прогулках с ним просто нет сладу. Стоит хозяину чуть отвлечься, чтобы щенок, снедаемый жаждой знаний и новых знакомств, увязался за прохожим, влез в кучу мусора или бесстрашно отправился к собаке, чьи размеры потрясают даже хозяйское воображение. Складывается впечатление, что на улице собака просто забывает, что у нее есть хозяин, либо злонамеренно испытывает его терпение самыми разными проделками. Многие хозяева именно в этот период наносят непоправимый ущерб психике щенка, наказывая его чуть ли не ежеминутно и особенно за подходы к чужим людям.

Следует представлять, что щенок не слушается не потому, что он не подчиняется командам и бросает вызов доминанту в лице хозяина. Дело в ином – его нервная система все еще несовершенна, процессы возбуждения и торможения плохо сбалансированы, а умение распространять внимание разом на несколько объектов просто отсутствует. Исследовательское поведение приводит щенка к стремлению изучать любой новый для него предмет или явление. Именно на этом явлении и сосредоточивается все внимание щенка, он действительно не слышит окриков хозяина.

Более того, чем чаще и громче кричит на щенка хозяин, тем выше вероятность, что, привыкнув к такой манере общения, собака просто не будет реагировать на спокойный тихий голос.

Щенок не в состоянии одновременно держать в поле зрения хозяина и, допустим, стайку других щенков, чья игра столь привлекательна для него. Это уж дело хозяина контролировать поведение растущей собаки так, чтобы она не попала в опасную ситуацию и не потерялась. Наказания здесь бессмысленны, поскольку в естественном окружении – в стае – щенка одергивают, лишь когда он ведет себя чрезмерно шумно, привлекает к себе излишнее внимание старших, создает непосредственную угрозу. Никто из старших собак не станет наказывать щенка за то, что он грызет старую кость, ветку или играет с найденным лоскутом. Щенок не может представлять себе ценность вещей либо вызываемое ими отвращение, с точки зрения человека: для него равно интересны и привлекательны парадные туфли хозяйки и подобранная на свалке старая мочалка – и то и другое он грызет, чтобы познать качества и ценность данных вещей для него самого.Наиболее больной вопрос – симпатия юной собаки ко всем встречным, ведь она действительно бросается к ним с самыми искренними выражениями дружественных чувств, часто ведет себя просто подобострастно. Для него еще не существует понятие «чужие» – враждебные к нему представители его вида, образно говоря, понятие «внутренний враг» щенку на второй стадии социализации неведомо. Взрослые собаки действительно никогда не обидят щенка в этом возрасте (подчеркиваем, речь идет о собаках с нормально сформированным поведением). Более того, любой щенок, оказавшись в одиночестве и встретив незнакомую чужую собаку, получает некий минимум внимания: он может быть приведен ею в стаю, где о нем позаботятся, где его станут кормить.

Подобная социальная открытость щенка, возможность перейти в другую стаю, найти приемных родителей дают совершенно новый уровень приспособленности. Ведь у достаточно многих видов забота о потомстве эгоистична, в ряде случаев это просто жесткая программа, не позволяющая никаких вариаций. На какие ухищрения приходится идти животноводам, чтобы вынудить овцу с ягненком-одинцом принять под свою опеку сироту. Овца вполне может кормить двойню, даже тройню, но это должны быть ее родные ягнята. Их образ запечатлевается матерью сразу после родов, непосредственно связан с запахом и вкусом ее собственных вод. Проблема неприятия сироты настолько серьезна, что над ней работают научные лаборатории в разных странах мира. И овца тут не исключение, а скорее правило: если лосиха, отелившись, потеряет на некоторое время своего теленка из виду и он обсохнет, то она не станет кормить его, хотя и будет искать. Забредший на чужой охотничий участок щенок песца не только не может рассчитывать на дружественный прием, но должен бояться встречи с хозяевами – могут съесть. И только высокосоциальные виды животных (приматов мы оставим в стороне) приобретают альтруистическое отношение к детенышам: неважно, родной он или нет, но он принадлежит к тому же виду.

Напомним, что стремление многих взрослых сук к убийству подсосных (примерно до месячного возраста) щенков отнюдь не противоречит только что сказанному. Убийство маленьких щенков – вариант естественного отбора среди сук на умение следить за своим потомством и защищать его.Как только вид приобрел механизм, позволяющий спасать от гибели сирот, он сразу же повысил генетическую приспособленность.

Гибель взрослого животного, родителя может быть вызвана случайными факторами, сохранение его генотипа стаей при усыновлении детенышей компенсирует такую случайность. Кроме того, таким образом может происходить обмен генетическим материалом между стаями и снижение высокого уровня инбридинга, в норме присущего псовым. Прием в стаю чужих детенышей может оказаться выгодным в тех ситуациях, когда большая стая обеспечивает более эффективные добычу пищи, защиту территории. Возможность для щенка поменять родную стаю на чужую оказывается очень неплохим шансом выжить, когда отношения в собственной стае сложились жесткие, доминант плохо заботится о низкоранговых особях.

Последнее обстоятельство следует учитывать как раз тем владельцам, которые очень жестко обращаются со щенками, то и дело наказывают, особенно сурово карая за подходы к чужим. Добиваются такие владельцы прямо противоположного желаемому: щенок послушнее не становится, он ощущает себя в их обществе скованно, откровенно боится и в конечном итоге может просто сбежать.

Третий период социализации

Он приходится на возраст 6–10 месяцев и непосредственно связан с активно протекающим половым созреванием. Только сейчас, когда раннее детство заканчивается и начинается взросление, собака включается в структуру стаи. В результате это резко осложняет для нее возможность легкой смены социальных партнеров и мирного перехода в другую стаю. В этом периоде чужие собаки уже могут проявлять агрессию к подростку, социальное окружение сужается, количество дружественных связей оказывается ограниченным, для образования новых нужны уже особые условия. Суть третьего периода в том, что собака разделяет мир по признаку «свои» и «чужие», к понятиям «МЫ» и «Я» добавляется «ОНИ». Последние также, безусловно, являются собаками, но собаками, априори могущими причинить вред, с ними надо быть осторожным. Это особенно явно видно на примере собак-парий, когда молодые собаки уже в отсутствие взрослых начинают самостоятельно проявлять агрессию к чужим. Этот этап социализации для собаки завершающий.

Поскольку собака воспринимает человека как представителя своего вида, то и людей в ходе последнего этапа социализации она разделяет на своих и чужих. Реакция на чужих зависит от породы: у сторожевых, охранных и подобных им собак отбор велся на агрессивное отношение к чужим, причем в ряде пород именно появление недоверчивой реакции на посторонних людей происходит очень рано, еще в период становления «Я». У таких пород третий период социализации как бы вклинивается во второй, агрессивность появляется при первых же, еще очень слабых выбросах в кровь половых гормонов.Однако в других породах, где отбор велся на дружелюбное отношение к человеку, агрессия на него не появляется и на третьем этапе социализации. У ездовых собак мы видим явно выраженную реакцию избегания чужих. У ряда собак-компаньонов третий период так полностью и не завершается. Он заканчивается формированием тесного круга общения. Собака очень предана хозяину, его семье, разлука с ними приносит ей сильные страдания, но ни нападать на посторонних, ни толком избегать их животное так и не научается. Такие породы по сравнению с прочими обладают очень высокой инфантильностью, такие собаки за всю жизнь так и не становятся совершенно взрослыми, они нуждаются если не в непосредственной опеке хозяина, то в теснейшем общении с ним.

Весьма интересен третий период социализации у собак специализированных охотничьих пород, особенно ярко видно это на примере гончих. С наступлением полового созревания, с взрослением не связано замыкание стаи, закрытие ее границ. Такого на больших псарнях просто никогда не происходило, поскольку состав собак то и дело менялся. Вместо этого идет очень своеобразная трансформация понятия «свой» применительно к человеку. В качестве своего воспринимается охотник с вполне определенной амуницией. Для современной гончей подробным признаком или атрибутом «своего», человека-охотника является ружье. Собака, хоть раз побывавшая в поле, полностью доверяет любому человеку с ружьем. Это интереснейший случай, когда понятия «МЫ» и «ОНИ» являются атрибутивными у животных.

В ходе третьего этапа молодая собака не просто сталкивается с враждебностью других животных, но и научается определенным образом оценивать уровень опасности от них для себя. Если собака из другой стаи опасна в высшей степени уже тем, что она чужая, то в своей стае часть собак сохраняет к молодому животному дружелюбие, другие только терпят его, зато третьи откровенно третируют. Собака перестает быть личностью только для себя, она приобретает индивидуальные черты для прочих собак. Щенок по большому счету не имеет пола, а его детский ранг в среде сверстников совершенно не интересует взрослых животных. При половом созревании молодая собака приобретает в поведении черты, которые для ее соплеменников четко ассоциируются с определенным полом, теперь она должна занять свое положение в стае, причем в соответствующей полу подсистеме.

Именно на третьем этапе социализации собака включается во взрослую систему иерархии, приобретает определенный социальный статус. Тогда же происходит бурное формирование межличностных связей как с одногодками, так и с другими, более взрослыми собаками. Первичная, щенячья, иерархия практически перестает существовать. Да, память о прежних симпатиях и антипатиях остается, может окрашивать отношения повзрослевших животных, но эти детские отношения перестают быть актуальными. Именно в этом возрасте становится возможным заключение лояльного союза, поскольку теперь надо объединять силы против внешнего мира. В расхожей шутке: «Против кого, братцы, дружим?» на самом деле скрыт глубокий биологический смысл. Пока окружающие сплошь добры к малышу, он может отвечать лишь большей или меньшей привязанностью, легко меняющейся и быстро забывающейся. Но стоит подростку понять, сколь по-разному к нему относятся прочие живые существа, и осознать, что одни могут помочь избежать неприятностей, доставляемых другими, как возникает основа для гораздо более глубокой и прочной привязанности, почва, на которой и взрастает лояльный союз.

Лояльный союз всегда выгоден и взаимоприятен. Как бы сильно ни хотел щенок попасть под опеку доминанта, не случится этого, пока в союзе не окажется приятной стороны и для последнего. Причем совершенно необязательно искать корни дружественных союзов только в легкости добычи пропитания, гораздо чаще они восполняют дефицит дружественных социальных контактов, снимают излишнее напряжение, только так, на наш взгляд, можно объяснить заключение союзов не только между однопометниками или «бандитами»-изгоями, но и между высокоранговыми и молодыми кобелями.

О том, какого положения в обществе наиболее часто могут добиться собаки, лишь вступившие на порог зрелости, мы уже говорили. Чаще всего это «пограничники» и аутсайдеры. Отметим особо, что бегство щенка из стаи на втором периоде социализации вовсе не является изгнанием. Стая не отказывалась от него, не стремилась избавиться, этот щенок был лишь одним из массы, уход именно его для стаи был незаметен. Истинные изгнанники появляются лишь тогда, когда стая начинает видеть в них индивидуальность, когда их личные качества чем-то раздражают сообщество. Здесь процесс взаимный: не только собака избегает общаться с членами стаи, но и те активно отгоняют ее прочь от себя.

В заключение следует подчеркнуть особенности социализации у собаки. Невозможным оказалось выделить четкие границы между критическими периодами, сами периоды накладываются друг на друга. Еще не оканчивается критический для понятия «МЫ» период, как активный щенок уже начинает познавать мир как индивидуальность, завязывает первичные личностные связи, формирует отношения. Точно так же понятие чуждости, непринадлежности к общности «МЫ» возникает в ряде пород и у особо одаренных интеллектом собак уже во втором периоде социализации. С другой стороны, возникает феномен, немыслимый для дикого животного, – незавершение третьего этапа, продленная на оставшуюся жизнь инфантильность, более того, атрибутивность понятия «СВОИ». Все это, на наш взгляд, показывает не только высочайшую сложность социального поведения собаки, но и делает невозможным слепой перенос поведенческих особенностей диких социальных псовых на собаку. Безусловно, в поведении волка и собаки, двух близкородственных видов, есть очень много сходного, однако различия в протекании социализации, в самой сути ее периодов более чем достаточны, чтобы не делать выводов о поведении одного вида на основании наблюдений поведения другого без детального анализа.

Ссылка на оригинал публикации и ее обсуждение в ФБ

Л. В. Крушинский: Наследственность свойств поведения у животных

Эволюционно-генетические аспекты поведения: избранные труды

Уитней (Whitney, 1932) исследовал наследование гона (trial barking) собак. В результате скрещивания собак, гоняющих зверя по следу с лаем и без лая, в первом поколении рождалось всегда лающее на следы зверя потомство. Однако интонация лая, характерная для гончих, не наследовалась. Во втором поколении рождались как лающие, так и не лающие на следу зверя собаки.

Склонность легавых собак делать стойку, т. е. останавливаться перед дичью, привлекала внимание еще Дарвина. Говоря о возникновении этой особенности поведения, он указывал, что раз появились собаки, останавливающиеся перед дичью, что, возможно, явилось остановкой перед броском на добычу, то систематический отбор, который продолжается и теперь, усилил развитие этого признака. В последнее время Мархлевский (Marchlewsky, 1930) пришел к выводу, что резко выраженная способность к стойке, характерная для английского пойнтера, имеет неполное доминирование над менее выраженной тенденцией к ней, характерной для немецкой легавой.

Автор указывает, что способность к так называемому «секундированию» (backing — у англичан), которая проявляется в том, что собака делает стойку не только по запаху дичи, но и при виде другой собаки, стоящей на стойке, зависит от особого наследственного фактора, имеющего различное выражение в разных линиях охотничьих собак.

Манера разыскивать птицу нижним чутьем, т.е. по следам, и поэтому с головой, опущенной вниз (часто встречающаяся у немецких легавых), является рецессивной по отношению к классическому свойству пойнтеров высоко держать голову во время поиска и использовать воздушные течения для улавливания запахов, исходящих от самой птицы, а не ее следа (Marchlewsky, 1930; Whitney 1932).

По Мархлевскому, манера молодых собак преследовать добычу с подлаиванием наподобие гончих (свойство, которое проявляется у немецких легавых) является рецессивной по отношению к «молчаливому» способу охоты, которое характерно для пойнтеров.

Согласно данным Уитней, большая склонность некоторых охотничьих собак залезать в воду наследуется как доминантный признак, склонность к охоте за птицами наследуется как не полностью доминантное свойство.

Говоря о генетическом анализе охотничьего поведения у собак, надо иметь в виду, что приведенные нами данные еще далеко не позволяют установить истинную картину наследования этих свойств. Говоря о рецессивном или доминантном наследовании того или другого признака поведения, авторы констатировали в основном только степень сходства гибридов с одним из родителей.

Все перечисленные выше наследственные признаки поведения связаны, по-видимому, в основном со свойствами подкорковых отделов нервной системы. Что касается данных генетического анализа признаков, связанных со свойствами коры головного мозга, то в литературе таких данных очень немного.

Так, Хамфри и Варнер (Humphrey, 1934), производя селекцию по рабочим качествам служебных собак, показали, что селекция улучшила рабочие качества собак той популяции, с которой проводилась работа. Однако дрессировка служебных собак, построенная далеко не на одних свойствах коры, не дает возможности судить по суммарному результату улучшения рабочих качеств, какие свойства нервной системы подвергались в данном случае отбору.

Даусон и Кац сообщили предварительные данные по изменчивости способностей к обучаемости у собак. Цель работы — создать основу для возможности дальнейшего изучения генетики поведения.

Перед подопытными собаками ставилась задача правильного выбора незапертой двери (одной из четырех). В этих опытах некоторые собаки развивали хорошую систему выбора правильной двери. Всего было изучено 44 собаки нескольких пород. Проведенные опыты показали, что наблюдается большая изменчивость по обучаемости как между отдельными собаками, так и между отдельными породами. Скрещивание с собакой, давшей наиболее высокие показатели обучаемости, увеличило и средние показатели обучаемости ее потомков по сравнению со средними показателями для всей популяции, показав тем самым эффективность селекции по данному свойству.

Наиболее детальной работой по изучению роли наследственности в обучаемости, т.е. способности к выработке условных рефлексов, является работа Викари (Vicari, 1929), проведенная на мышах.

Была изучена обучаемость японских танцующих мышей (Mus wagneri asiatica) и трех линий обычных мышей (Mus musculus): альбиносов, ослабленных коричневых (dilute brown) и ненормальноглазных (abnormal (x-ray-eyed). Оказалось, что каждая линия мышей имеет характерную для нее кривую обучаемости. Скрещивания, проведенные между представителями этих линий мышей, показали, что кривая быстрой обучаемости линий коричневых мышей доминирует над кривой более медленной обучаемости линии ненормальноглазых мышей и еще более медленной обучаемости альбиносов. Кривая обучаемости последних доминирует, в свою очередь, над кривой обучаемости японских танцующих мышей.

На основании расщепления, полученного во втором поколении, автор указывает как на одну из возможностей, что различие в обучаемости между коричневыми и белыми мышами обусловлено монофакториально. Однако не отрицается возможность и более сложной картины наследования. Различие в обучаемости между линией альбиносов и японскими танцующими мышами, представителями двух разных видов, обусловливается наличием нескольких факторов. Большое количество подопытных животных (900 мышей), детальный анализ и обработка материала с несомненностью указывают на большую роль наследственности в способности к обучаемости мышей.

Таким образом, из приведенных данных видно, что определенные свойства поведения, связанные с корой головного мозга, могут, очевидно, наследоваться.

Можно указать еще на генетический анализ такого общего свойства нервной системы, которое находит свое внешнее выражение в нервно-мускульной активности, как общая возбудимость животного.Адамец (Adametz, 1930) указывает, что повышенная возбудимость, нервозность английского пойнтера не полностью доминирует над флегматичным темпераментом немецкой легавой.Подобные скрещивания практиковались в южных областях Моравии, так как в летнюю жару быстро работающие пойнтеры скоро доходили до изнеможения; получавшиеся же метисы обладали желательным «выравненным темпераментом» и оказывались превосходными рабочими собаками.

Крушинский в цитированной выше работе исходил из характеристики повышенно возбудимых собак, сделанной И. П. Павловым. Было показано, что гибриды в количестве 25 экз., полученные от скрещивания повышенно возбудимых немецких овчарок с мало возбудимыми гиляцкими лайками, оказались в первом поколении «или подобно немецким овчаркам сильно возбудимыми, или средне возбудимыми, но все они были возбудимее своих отцов гиляцких лаек». Эти данные говорили о вероятности наследования повышенной возбудимости или в качестве доминантного или не полностью доминантного признака.Андерсон (Anderson, 1939), используя методику учета активности, возбудимости собак при помощи шагомера, указывает, что различные породы имеют весьма различную суточную активность. Можно выделить по этому признаку три группы собак: к наиболее возбудимой, активной группе принадлежат немецкие овчарки, арабские борзые и спаниели; к среднеактивной группе принадлежат английские бульдоги, таксы и пекинские собаки; к группе малоактивных собак принадлежат французские гончие. Были получены следующие потомки: французские гончие × немецкие овчарки F1 и F2; французские гончие × арабские борзые F1 и F2; французские гончие × английские бульдоги; арабские борзые × пекинские собаки F1 и F2. По возбудимости, активности гибриды первого поколения оказались промежуточными между крайними родительскими группами. Большинство гибридов второго поколения по своим показателям приближались к гибридам первого поколения, однако отдельные особи давали очень высокие и очень низкие цифры, указывая на очевидность происшедшего расщепления. Таким образом, эти совпадающие данные, полученные различными авторами, с несомненностью говорят о том, что повышенная возбудимость, активность собак является в значительной степени наследственным признаком.

Эти результаты, полученные на собаках, подтверждаются исследованиями Садовниковой-Кольцовой на крысах. Изучая активность крыс в колесах Гринмана, она показала, что при скрещивании диких крыс, дававших очень высокие показатели суточной активности, с лабораторными крысами, дававшими во много раз более низкие показатели, гибриды первого поколения оказались промежуточными по своей активности.

Приведенные нами данные генетического анализа признаков поведения с несомненностью указывают, что ряд свойств поведения животных обусловлен в определенной степени наследственностью. Это относится не только к таким свойствам поведения, как оборонительные реакции или признаки охотничьего поведения собак, но, очевидно, и к определенным свойствам коры головного мозга и более общему свойству нервной системы — степени ее общей возбудимости.

Ссылка на оригинал публикации и ее обсуждение в ФБ

Е.Н. Мычко: Слагаемые поведенческого портрета

Следует подчеркнуть, что «собака вообще» – понятие совершенно абстрактное, хотя бы потому, что у разных пород разное происхождение и разное применение. Вот почему человек, желающий завести «просто собаку», ставит задачу принципиально невыполнимую, с тем же успехом он мог бы говорить о животном вообще. Особенности поведения определяют условия содержания, выращивания, воспитания и дрессировки. Можно возразить: «А как же дворняга – собака без роду и племени, неизвестного происхождения?» Тем не менее даже дворняги не могут претендовать на то, чтобы олицетворять собаку вообще. В их поведении причудливо и непредсказуемо смешаны признаки, характерные для разных групп пород. В том-то и проблематичность использования дворняжки для сколько-нибудь серьезных целей, что поведение ее непрогнозируемо, а столь известная сообразительность направлена прежде всего на удовлетворение собственных нужд.

Породы собак классифицируют самыми разными способами: по происхождению (группа пород), по пользовательным качествам (для охоты, розыска, работы по человеку), комбинируя эти характеристики. Выбор по пользовательным качествам более практичен, поскольку вынуждает будущего владельца сформулировать, что же он хочет от собаки, но тоже достаточно ограничен, поскольку, помимо рабочих качеств, есть и иные особенности поведения. Кроме того, этот подход оказывается совершенно неприменим, когда речь идет о выборе собаки-компаньона.

На наш взгляд, наиболее значимым для совместной работы, для контакта с собакой довольно ограниченный набор психофизиологических характеристик, комбинация которых дает практически все разнообразие, свойственное отдельным породам. Выраженность признаков может колебаться в очень широких пределах. Разумеется, существуют и иные схемы характеристик, значимых для пользователя.

Обоняние. Здесь человека интересует прежде всего его острота, насколько старый след либо слабый запах может почуять собака. Одни породы (их мало) обладают весьма слабеньким обонянием, с трудом могут найти дорогу домой по собственным свежим следам, другие способны распутать очень старые следы, легко определяют запахи газа, взрывчатки, других, интересующих человека веществ даже при очень малой концентрации. Остроту обоняния могут маскировать факторы, с ним не связанные, например физическая невозможность тщательного принюхивания из-за слишком короткой шеи или укороченной морды. Возможен и иной вариант, когда прекрасный «нюхач» работает плохо, поскольку то и дело отвлекается, однако в практике совершенно неважно, почему собака плохо использует обоняние, важен результат.

Агрессия на человека. В норме у всех собак этот вид агрессии заблокирован, однако блок может быть с той или иной легкостью снят. У большинства охотничьих собак разблокировать агрессию на человека очень трудно, у мастифов же, напротив легко. Эта черта, которую всегда следует учитывать, может быть как желательной, так и нежелательной.

Социальность. Безусловно, все собаки социальны, но одни стремятся непременно сформировать классическую стаю, будь то в семье человека либо на прогулке с другими собаками, другие вполне довольствуются общением с хозяином: резко различается и сама интенсивность общения.

Территориальность – стремление охранять территорию и все, что на ней находится, этакое «уважение частной собственности» на собачий лад. Опять-таки у одних пород выражена в высшей степени: наступает день, и молодая собака начинает охранять территорию, хоть ее этому никто не учил, другие же практически не территориальны: круг охраняемых объектов у них мал, обычно включает лишь хозяина с семьей.

Охотничье поведение: поиск, преследование, ловля жертвы. Этот комплекс современные собаки явно получили от очень азартных древних охотников, важная его деталь – врожденное стремление преследовать удаляющийся объект. Зачастую именно эта особенность угасает последней из всего комплекса и именно она оказывается для городской собаки фатальной в буквальном смысле. Хотя, разумеется, комплекс охотничьего поведения и реакция преследования свойственны в той или иной мере всем хищникам.

Подвижность нервной системы: о характеристиках высшей нервной деятельности уже говорилось выше.

Легкость переключения внимания достаточно тесно, но не на прямую связана с подвижностью нервной системы – у собак с одинаковой подвижностью нервной системы легкость переключения внимания может различаться. Одним породам свойственно легко переключать внимание, они могут, так сказать, делать пять дел сразу, другие, занявшись чем-то, уже ни на что не отвлекаются.

Аффектированность: мы вводим этот термин для описания очень важной, на наш взгляд, характеристики: насколько сильно собака проявляет свое возбуждение внешне, насколько она, говоря театральным языком, аффектирует, выставляет напоказ чувства. К уровню возбуждения этот показатель никакого отношения не имеет. Две собаки могут быть возбуждены совершенно в равной степени, но одна останется лежать, лишь постукивая хвостом, в ожидании, пока хозяин соберется выйти с ней на прогулку, другая же примется, подвывая и поскуливая, носиться по дому.

Инфантильность. Академиком Д.К. Беляевым было показано, что одомашнивание любого животного приводит к тому, что в его поведении появляются некие инфантильные или детские черты. (Это же верно и для внешности: у домашнего животного по сравнению с диким сородичем или предком голова более крупная, лоб округлый, большие глаза и т.п.) Инфантилизм поведения может быть выражен в большей или меньшей степени. В первую очередь инфантильность проявляется во взаимоотношениях с хозяином, которые в норме складываются одновременно и как партнерские отношения, и как отношения младшего члена стаи, детеныша к старшему. У одних собак эта черта является как бы фоновой: собака признает главенство владельца, причем последнему надо специально озаботиться о поддержании своего статуса на определенном этапе развития щенка; другие собаки очень зависимы от хозяев, они с трудом принимают сложные решения самостоятельно, практически не могут работать без поддержки человека и, будучи предоставлены сами себе, испытывают самый настоящий стресс. Вот именно такую зависимость, часто не совсем корректно называемую еще и контактностью, мы и подразумеваем под словом «инфантильность».

Контактность, на наш взгляд, имеет несколько иной оттенок: то, насколько собака стремится взаимодействовать с хозяином, примеряться к его действиям. Контактность скорее относится к партнерской компоненте взаимодействий и в основном приобретается при воспитании. И в самом деле, инфантильная собака, как это ни странно, может быть малоконтактной: она просто находится рядом с владельцем, будучи без него беспомощной.

В ходе совместной эволюции шел отбор не только на разную степень инфантильности, но и на разные ее проявления. Так, у крупных собак инфантильность заключается в сохранении подчинения и привязанности к человеку-воспитателю как к родителю. Собака живет в человеческой стае, не делая попыток отделиться от нее, создать свою собственную. Попытки повысить свой ранг, которые предпринимают многие подростки в возрасте 8–12 месяцев, обычно пресекаются весьма жестко. Если собака не в состоянии умерить своих притязаний, она обычно не только не оставляет потомства, но вряд ли сохраняет жизнь, поскольку она сама угрожает здоровью и даже жизни людей.

Разумеется, в разных пользовательных породах степень инфантильности очень различается, значительно коррелируя с самостоятельностью.

Инфантильность мелких собак заключается прежде всего в сохранении щенячьей жизнерадостности и игривости в течение всей жизни, поскольку человек чаще всего хочет видеть в такой собаке забавную живую игрушку. Понятно, что подобная инфантильность у крупной собаки была бы весьма обременительна для владельца. Вряд ли кому понравиться держать в доме «щенка» ростом с теленка, способного играя разгромить дом и поувечить хозяев, вовсе не желая им зла.

Иерархические и территориальные притязания мелких собак зачастую кажутся их владельцам забавными, поскольку всерьез причинить вред людям собачки-карлики вряд ли сумеют. В результате отсутствия отбора среди мелких собак значительно чаще встречаются выраженные жесткие доминанты, держащие «в черном теле» своих любимых хозяев.

Комбинируя степень выраженности девяти этих показателей и приняв во внимание свои привычки, собственный темперамент и назначение собаки, любой человек может, на наш взгляд, подобрать практически идеального четвероногого друга.

Ссылка на оригинал публикации и ее обсуждение в ФБ

Инфантилизм одомашненных животных

Зооинженерный факультет МСХА им. К.А. Тимирязева
Тема: Этология с основами зоопсихологии


Исследователи поведения животных подметили, что у взрослых одомашненных животных сохраняются поведенческие реакции, которые в диких популяциях характерны только для животных раннего постнатального периода развития.

Этот вывод сделан на основе наблюдения за поведением многих видов как млекопитающих, так и птиц. Другими словами, доместификация приводит к инфантилизации животных. Для обозначения данного явления в специальной литературе используется и другая терминология — «педоморфизм», «неотения». Инфантилизм может затрагивать как онтогенетическое развитие в целом, так и формирование психики животных на отдельных этапах онтогенеза.

Морфологи указывают, что некоторые черты молодняка волка (укороченная щенячья морда) закрепились генетически у домашних собак ряда пород. В процессе создания породы селекционеры целенаправленно закрепляли недоразвитие опорно-двигательного аппарата молодняка. Щенячья внешность характерна для взрослых представителей современных мелких пород собак (бишон, шпиц, карликовый пинчер, цвергшнауцер). Предполагается, что опережающий рост живой массы щенков раннего периода (за первую неделю жизни происходит удвоение живой массы щенка) служит причиной преждевременного прекращения развития отдельных частей тела собаки.

Что же касается проявлений инфантилизма в поведении домашних животных, то они также сформировались в результате искусственного отбора в процессе создания пород. Человек умышленно вел отбор животных по этому критерию, чтобы иметь рядом с собой животных, менее агрессивных и более склонных к общению с человеком. В ранний постнатальный период детеныши диких животных (львята, медвежата, лосята, бельчата и др.) активно идут на контакт с представителями не своего вида, включая человека. Это качество молодых животных человеком поощрялось и закреплялось в процессе одомашнивания. Педоморфизм поведения поддерживается и современными селекционерами, поскольку данный признак домашних животных облегчает человеку управление ими. Такой подход оправдывается тем, что в условиях, когда человек обеспечивает животных всем необходимым (корм, вода, микроклимат, половые партнеры, защита от врагов и болезней), агрессивность как инструмент защиты от врагов, конкурентов и ранжирования в ассоциациях становится вредным явлением

Высказывается и иная точка зрения на причины инфантилизма в поведении домашних животных. Педоморфизм — это результат влияния среды в процессе онтогенеза. Важнейшим элементом среды выступает человек. Ювенильные формы поведения животных всегда находят сочувствие и поддержку со стороны человека. Мало кто отказывает себе в удовольствии поиграть со своим щенком, козленком или котенком. Человек затевает игры и со взрослыми животными, используя этот прием в качестве положительного подкрепления востребованного поведения, для переключения внимания животного, для разрядки после психологического перенапряжения. При частом и постоянном поощрении ювенильного поведения в форме игры происходит торможение развития стереотипов поведения взрослых животных.

Другая причина закрепления инфантильности заключена в следующем. В природе многие стереотипы взрослого поведения молодняк получает от родителей и старших соплеменников. При изолированном выращивании молодняк лишается возможности научиться взрослому поведению. Стереотипы взрослого поведения взрослых животных не замещают стереотипов детского поведения.

Развитию инфантилизма способствует и раздельнополое содержание животных. Многочисленные эксперименты на разных видах животных показали, что раздельное содержание самцов и самок в ранний постнатальный и игровой период приводит к необратимым нарушениям поведения и общей инфантилизации обезьян, собак, коз. У ряда видов животных способность различать половую принадлежность, распознавать врагов формируется под влиянием матери и сверстников. Поэтому ранний отъем детеныша от матери и изоляция от сверстников становится причиной инфантильного поведения животного в более зрелом возрасте.

Изолированное выращивание отражается на развитии агонистического поведения животных. Нарушаются способности животного к оборонительным действиям, подчинению доминирующим особям, а также нарушается адекватность агрессивных действий. Наблюдения за щенками волка (Canis lupus) ювенильного возраста свидетельствуют о том, что волчата затрачивают много времени не только на тренировку приемов нападения и охоты. В этот период они научаются и подчинению более сильному товарищу. Все это вместе позволяет щенку занять в структуре стаи именно то иерархическое положение, которое соответствует его физическим и психическим качествам. Выращенный в изоляции щенок при интродукции в стаю будет вести себя неадекватно.

Педоморфизм поведения домашней собаки выражен у представителей разных пород в разной мере. Так, собаки пастушьих пород (овчарки) демонстрируют стереотипы поведения хищника, но воздерживаются от нападения на овец, коз, коров с целью нанесения животным травм. Их работа со стадом — это чистой воды щенячья игра. Особенно ярко выражен этот признак инфантилизма у собак породы колли и шелти. Современные представители этих пород неагрессивны и не способны нанести животным каких бы то ни было повреждений. Породы, создававшиеся больше для охраны стада от нападения хищников (кавказская, среднеазиатская, южнорусская овчарки) менее склонны к инфантильному поведению. Однако и у них есть проявления инфантилизма — игровое поведение взрослых. Сравнение поведения собак и их диких родственников (волка (Canis lupus), койота (Canis latrans), шакала (Canis aureus)) свидетельствует о том, что домашние собаки любой породы уделяют игровому поведению больше времени в любом возрасте.

Педоморфизм поведения других видов животных имеет свои проявления и причины. Животные мясных пород крупного рогатого скота и большинство товарного поголовья свиней имеют короткий период жизни. Особи идут на убой при достижении определенной живой массы в раннем возрасте. У представителей специализированных пород мышечная масса формируется раньше, чем завершается развитие других физиологических систем, включая центральную нервную систему. Естественно, что к возрасту убоя животные пребывают в состоянии инфантилизма. За свою короткую жизнь откормочные животные не успевают сформировать психику взрослого животного. Поэтому в определенных случаях инфантилизм домашних животных, их поведение являются нормальной возрастной особенностью, не навязанной процессом одомашнивания.

Ссылка на оригинал публикации и ее обсуждение в ФБ

Р.И. Шиян: Чутье. Глава из книги «Полевой досуг гончих»

Правила полевых испытаний гончих определяют это качество очень лаконично:

«Чутьё – способность гончей с помощью обоняния находить и гнать зверя».

Лаконичность эта определяется просто: ни мы охотники-практики, ни наука еще не имеем четкого и исчерпывающего объяснения, что такое обоняние и запахи, т.е. той проблемы, которую еще И. П. Павлов считал одной из наиболее сложных трудных в физиологии и общей биологии. Чувство обоняния признается всеми учеными одним из самых древних в животном мире и до сих пор еще для науки во многом необъяснимым.

Нам охотникам в этом отношении проще, поскольку мы не особенно волнуемся – есть ли общепризнанная теория обоняния или нет, наши интересы более приземлены: как более – менее объективно исследовать роль обоняния в работе гончей собаки и иметь достаточно ясные критерии оценки качества самого чутья для последующего отбора производителей в целях племенного использования.

Приступая к разделу о чутье, я вынужден сразу оговориться, что нельзя ставить знак равенства между обонянием и чутьём, т.к. чутьё это не только обоняние. Достаточно четко по этому поводу выразился В.П. Рождественский: «Если все породы собак обладают обонянием в той или иной степени, то не все породы собак обладают так называемым чутьём в охотничьем понимании этого слова, под которым подразумевается наследуемая способность собаки на расстоянии не только выделять из многих запахов, одновременно действующих на обонятельный аппарат, запах птицы или зверя, но и одновременно реагировать на него неудержимым и страстным стремлением к источнику этого запаха».

Собака, как представитель хищных, живет в мире запахов и по сравнению с человеком значительно превосходит его своим обонянием. Да, мы примерно одинаковы с собакой в возможностях своего дневного зрения, существенно проигрывая при сумеречном и ночном освещении. Возможности нашего слуха лишь в разы хуже собачьего. Но наш нос, а это трудно даже представить, воспринимает некоторые запахи, наиболее значимые для собаки, в миллион или даже в миллионы раз хуже, чем она. И это уже никем не ставится под сомнение. Кроме того, если ощущения зрения и слуха имеют направленную основу и сопровождаются направленными ответами, то запах – это ненаправленное ощущение, вызывающее направленный ответ, что успешно демонстрирует гончая собака. Она, распутывая след, бегает во всех направлениях в поисках продолжения его, не обращая внимания на все другие запахи, встречающиеся на пути. Сам же гон представляет собой бесконечный поиск запаха поднятого зверя, чередование его обнаружения и потерь. Не подлежит сомнению, что, обнаружив по группе следов их направление, собака экстраполирует, продолжает мысленно направление следа, и, наверняка, в силу самой природы ощущения запаха, каких бы высоких качеств она ни была, не может в подавляющем большинстве случаев не потерять запах следа на резком повороте, а тем более на двойке. Однако в своем дальнейшем поиске она, как правило, найдет продолжение следа и продолжит гон.

В науке о запахах одним из основополагающих постулатов является понятие «пороговой концентрации», которой принято называть наименьшую концентрацию пахучего вещества, вызывающую ощущение запаха. Большую работу по реакции на различные пахучие вещества провел в нашей стране С. А. Корытин. В его работе «Поведение и обоняние хищных зверей» приводятся результаты многих опытов по поведению различных хищных, в том числе и собак, на пахучие вещества посредством выработки условных рефлексов на их запах. К сожалению, реакция собак на пахучие вещества в опытах С. А. Корытина, как и наши попытки при натаске легавой собаки испытывать её по поиску пахучих кусочков сыра или колбасы, еще ничего не говорят о её чутье на дичь. Она может обнаруживать эти кусочки на дальних расстояниях и в то же время не чуять дичи. Бывает и наоборот.

Чутьё собаки – это наследственное свойство, заложенное в ней от природы, и оно может проявляться или не проявляться, если собака и ощущает запах определенной дичи. Так, многие гончие игнорируют лосей и кабанов, а некоторые даже лисицу. Среди легавых встречаются собаки, которые совсем или долгое время не считают за дичь бекаса и не проявляют на него чутьё, в то время как прекрасно работают по дупелю, а бывает и наоборот. Большинство легавых не чуют охотничью птицу, сидящую на гнезде, хотя среди них есть отдельные экземпляры, отмечающие стойкой каждое гнездо. Обычно, как гончая, так и легавая, при первых своих шагах в охоте не чуют ни первого добытого зайца, ни первой мертво битой птицы. Очень часто легавая, прекрасно сработавшая выводок тетеревов, затем не в состоянии найти ни одного из перемещенных, которые проваливаются словно сквозь землю, хотя и сели у нас на виду. Подобную картину иногда приходится наблюдать и гончатнику, когда гончая, поймав на чутьё зайца на лежке шагов на 15, в процессе гона затем не в состоянии причуять этого же зайца, запавшего через определенное время, и на значительно меньшем расстоянии.

Пороговая концентрация запаха – это лишь момент ощущения запаха, которая часто не является сигналом включения чутья, поскольку все помыслы любой охотничьей собаки направлены на поиски его большей концентрации, чем пороговые. В этом отношении очень показательны легавые, не имеющие потяжки – у меня был такой английский сеттер Лада II 1521/а. В местах набродов дичи она не переходила на потяжки, не делала этого и при ощущении слабого запаха от самой дичи, а только более сосредоточенно проходила своим стремительным челноком место до тех пор пока в нос не ударял запах от близко сидящей птицы, и только тогда она сходу замирала на стойке. Она явно отбрасывала все менее резкие запахи, хотя и ощущала их, но чутьё проявляла лишь в непосредственной близости от дичи, всегда верно и точно по птице.

Научное обоснование понятия «чутьё» одним из первых предложил, профессор Л. В. Крушинский со своими сослуживцами в статье «Новые данные по изучению чутья у собак» в 1946 году: «Имеется значительная зависимость между активностью поиска и остротой обоняния… собаки, обладающие плохим поиском, имеют и плохое обоняние. Однако собаки, имеющие малоактивный поиск, могут иметь как хорошее, так и плохое обоняние. Наличие корреляционной зависимости между остротой обоняния и активностью поиска указывает на то, что эти два самостоятельных свойства собак нужно рассматривать в определенной комплексной зависимости. Совокупность этих свойств мы считаем рациональным охарактеризовать как чутьё собаки».

И далее они высказывают суждения, имеющие непосредственное отношение и к работе гончей по следу: «Корреляция между качеством работы и активностью поиска несколько выше, чем между качеством работы и остротой обоняния… Очевидно, собаки, обладающие малоактивным поиском, несмотря даже на значительную чувствительность обонятельного аппарата, не используют его в должной степени. И наоборот, собаки, обладающие активным поиском, даже при невысокой чувствительности обоняния, могут его использовать в достаточной для данного вида розыскной службы степени».

В другой своей работе – «Чутьё собак и его роль в поиске по следу» в 1960 году Л. В. Крушинский с соавторами осветил и эту немаловажную для нас тему: «Качество следовой работы собаки в значительной степени зависит от качества её чутья. Вместе с тем необходимо отметить, что ни в одной из трех групп сопоставления оценок чутья и следовой работы не дало полного совпадения. Среди собак с отличным чутьём оказались особи, плохо работающие по следу, и, наоборот, некоторые собаки со средним чутьём показали отличные результаты в работе по следу. Таким образом, результаты проведенного сопоставления показывают, что роль чутья в следовой работе, хотя и весьма значительна, но не всегда является решающей… Следовая работа и условия, в которых она происходит, гораздо сложнее, чем отыскивание мяса в опыте по определению чутья, и требует у собаки, кроме острого чутья и других качеств. Большое значение, несомненно, имеет степень и характер развития у собаки основных безусловно рефлекторных реакций… и типологических свойств высшей нервной деятельности, а также степени приученности собаки к поиску и запоминанию определенных запахов…».

Я прошу извинить читателя за столь длинную цитату, но думаю, что в ней как раз в краткой форме и вскрываются с научных позиций роль мастерства и чутья гончей собаки в результатах её работы на следу. Не важно, что профессор свои выводы сделал, наблюдая розыскных собак на следу человека, важно, что эта работа не имеет принципиальных отличий от работы гончей по следу зверя. И как в преследовании овчаркой преступника, так и в преследовании гончей зверя наряду с хорошим чутьём требуется и «светлая» голова, без чего выполнение этой работы невозможно.

Недаром охотники еще задолго до Л.В. Крушинского включили в правилах полевых испытаний гончих большую часть чутья в мастерство и напрямую качество чутья определяют по оценке её мастерства. Да, в расценочной таблице испытаний есть отдельная графа «чутьё», которому отведено 10 баллов, и эксперты помимо зависимости оценки чутья от мастерства имеют возможность выразить определенными баллами своё впечатление о проявлении его в сложных условиях работы: по пыльной дороге, на голом без растительности поле, на шоссе с интенсивным движением транспорта, в водянистом участке местности и пр., что, в общем-то, не часто и не в каждой работе гончей случается. Так что главная оценка чутья гончей в подавляющем большинстве случаев производится все-таки по мастерству, конечно, с учетом её добычливости, паратости и верности отдачи голоса.

Без сомнения при такой методике оценки чутья должны и постоянно создаются ситуации, когда более чутьистая собака при невысоком мастерстве получит балл за чутьё ниже, чем менее чутьистая, но более «башковитая». Откровенно говоря, я не вижу тут противоречия, поскольку нам не нужно большое чутьё в чистом виде без продуктивной хорошей работы, а хорошим оно может считаться только при условии, если собака имеет острое обоняние, неудержимое, влечение к зверю и умение отыскивать его. Отсутствие любого из этих трех составляющих полностью обесценивает любую охотничью собаку как полевого работника.

Конечно, чутьё – это ценнейшее и основополагающее качество гончей, без чего она не способна выполнять своё предназначение. И это качество присутствует практически во всех элементах её работы. Добычливость, мастерство, вязкость, паратость во многом определяются чутьём. Даже яркость гона – его интенсивность, а также верность отдачи голоса находятся в зависимости от качества чутья.

Применительно к охотничьим собакам определение чутья дал в своё время известный эксперт и охотник Р. Ф. Гернгросс в своей книге «Полевые испытания легавых подружейных собак» в 1935 году: «Чутьём легавой подружейной собаки признается способность её обонятельных нервов слышать на расстоянии запах самой живой дичи (первый элемент “чутья”), соединенная со страстным влечением к этой дичи (второй элемент “чутья”) и уменьем осознать дошедший до нее запах (третий элемент “чутья”)». Это определение вполне научно, поскольку его использовал Л. В. Крушинский в упоминавшейся уже работе о чутье собак, правда, с определенной оговоркой: «Термин “чутьё” в понимании этого автора может быть применимо только к охотничьей и притом обученной собаке». А мы как раз и ведем разговор о такой собаке, хотя не из группы легавых, а гончих. Строго говоря, различия тут нет: определение понятия чутья Р. Ф. Гернгросса в одинаковой мере применимо как в легавой, так и гончей.

К сожалению, в литературе по гончим такого развернутого определения чутья нет, почему я и вынужден использовать материалы «легашатника». Есть лишь масса примеров хорошего и плохого чутья, верного и неверного, верхнего или нижнего; примеры удивительного проявления его дальности и также не менее удивительные примеры его отсутствия при, казалось бы, благоприятных условиях. Так что теория проявления чутья, вне сомнения, лучше разработана на примере легавых, и я полагаю, что её необходимо вкратце коснуться, чтобы легче было перейти к проблеме проявления чутья у гончих.

Пожалуй, наиболее четкую схему проявления чутья у легавой собаки дал Н.А. Зворыкин в своей работе «Оценка легавой на охоте» : «Разные приемы работы чутья позволяют отличить следующие характеристики его проявления: высокий верх, верхняя следовая работа, нижняя следовая работа и работа смешанная».

Под высоким верхом он понимал работу исключительно по запаху тела самой птицы, игнорируя запахи следа. Собака просто верхочутая, по мнению этого автора, – это собака, совмещающая работу, как по запаху самого тела дичи, так и запахам свежих следов, игнорируя при этом запахи следов менее горячих и не опуская головы к земле: «Верхочутая собака, в отличие от высоко верхочутой, склонна вести горячим следом по линии его, когда запах самой птицы еще не доступен чутью. Верхочутая собака не применяет, однако, низовую следовую работу». Нижняя следовая работа – это работа с опущенной головой исключительно по набродам, в том числе и несвежим, которая, тем не менее, заканчивается стойкой, как правило, накоротке. «Смешанная работа складывается из проявлений преимущественного верхнего чутья обоих оттенков (высокого верха и верхней, следовой работы) с использованием, где нужно, некоторых приемов нижней следовой работы. Это чрезвычайно удобная и добычливая комбинация всех приемов работы чутья и особенно ценна для работы по куриным».

Схема эта, предложенная Н.А. Зворыкиным, является общепризнанной и у большинства специалистов не вызывает сомнений. У гончатников такой развернутой градации приемов работы чутья нет. Есть только достаточно четкое деление на гончих с верхним и нижним чутьём. Практически ничего не изменилось с этими суждениями со времен еще П.М. Губина , определения которого привожу ниже: «”Верхочут”- такая гончая, которая водит зверя на “верхнее чутьё”, не наклоняя головы и не припадая чутьём к следу зверя. Такая гончая очень ценится охотниками, и бывает очень скора в натечке и в гоньбе по зверю. “С низким поиском”- такая гончая, которая отыскивает зверя и исправляет его, наклоняя голову книзу и припадая чутьём к следу зверя. Бывают также хорошими гонцами и мастерами».

Любопытно, что если характеристика работы нижним чутьём никогда в дальнейшем не подвергалась сомнению в отечественной литературе, то толкование термина «верхочут» многими авторами излагалось по-разному. Н.Н. Челищев, к примеру, был убежден, что «верхним чутьём собака ищет таким образом, что у неё голова всегда поднята кверху, собака как бы ловит носом воздух; если к ней на чутьё попадает запах зверя, она по прямому направлению мчится к лежке зверя, поднимает его и затем ведет (гонит) уже не следом, а исключительно по запаху самого зверя, доносимому ветром». Как видите, мы в данном случае наблюдаем полную аналогию с манерой работы высоко верхочутой легавой по Н. А. Зворыкину.

Н.П. Пахомов отрицал полезность такой верхочутости в гончей и, приводя массу ссылок на авторитеты, доказал невозможность положительного использования гончей с такой манерой работы в преследовании зверя по следу, хотя прямо и не заявил, что таких собак нет. Наверное, учитывая колоссальный опыт Н.Н. Челищева в охоте и работе с гончими, надо признать, что в былых стайных охотах такие собаки были, но польза от них была лишь при подъёме зверя. Во всей последующей работе по следу поднятого зверя, конечно, они только мешали стае надежно вести след.

Достойную отповедь таким «верхочутам» дал в своё время К. Баковецкий в своей статье «Ответ Ружейнику Антону»: «Верхнее чутьё у гончей считается пороком потому, что как бы сильно оно ни было, при бешеном преследовании зверя, особенно когда ветер не со стороны следа, а за следом, верхочут неминуемо должен сколоться. Сколовшись, верхочут разыскивает зверя верхним чутьём, по этой причине собака, отдавшая преследованию все свои силы, с разинутым ртом еле переводя дыхание, за редкими исключениями почует верхним чутьём успевший уже остыть запах зверя. Вот почему верхочуты и одного круга по зайцу не держат и бросают гнать, разыскивая нового зверя. Что заяц попадает в зубы верхочутов – верно, но не «на втором, третьем» кругу, а на первом. Опытные охотники говорят: «Дай Бог, чтобы верхочуты один круг зайца продержали, а на втором наверняка бросят, не только в поле, даже в лесу». Что дельные не верхочутые гончие никогда не будут так нестись за зверем, как пресловутые верхочуты, – это верно, но толку от этого безумного «ерзания», как убедится впоследствии Ружейник Антон, мало».

В настоящее время среди гончих достаточно часто встречаются собаки, способные обнаружить на лежке зайца по чутью, но в работе по преследованию поднятого зайца все они и, прежде всего лучшие из них, ведут ли этот след верхом или низом, как правило, строго держатся следа. Таким образом, если придерживаться схемы Н.А. Зворыкина – это или верхняя следовая работа с поднятой головой, когда собака ведет след, не игнорируя запахи и непосредственно от зверя, если они доступны, или работа только нижним чутьём, или работа смешанная с использованием как верхнего, так и нижнего чутья.

По поводу этих рассуждений считаю совершенно необходимым привести пространную выдержку из замечательной статьи В. Селюгина «О верхнем чутье у гончих и о нижнем – у легавой»: «Гончего – верхочута по Кишенскому, я представляю себе не только как гонца огромного чутья, дающего ему возможность – гнать, не опуская головы к следу, но и как обладающего умением пользоваться ветром, стараясь схватить на чутьё в известных случаях запах самого зверя. Кто охотился с гончими, не только стоя на лазу с борзыми или с ружьём, но и наганивал гончих, сплошь и рядом чуть не вместе с ними, со всех ног поспевая на охоте не на лаз, а на место скола, чтобы узнать его причину и помочь собакам, тот знает, что при благоприятном состоянии почвы, атмосферы и свежести следа, гончая большого чутья гонит с поднятой головой и, если след идет против ветра или в полветра, срезает углы и выбрасывает петли, не задерживаясь на них. Но тот же “верхочут” немедленно обращается в собаку “с нижним чутьём”, когда русак начнет отделываться по дорогам, заберется в район пасущегося стада, пройдет по пылящейся пахоте или западет среди десятины, устланной вынутым из мочила вонючим льном, а беляк удалеет по горелому бору или махнет огромными прыжками с кочки на кочку по топкому лесному болоту. В таких случаях самая чутьистая гончая вынуждена сбавить паратости иногда до шага, и “верхочут”, уткнувшись в землю носом – выводить след до более благоприятных условий для гона. Собаку, которая не соображает, что ей в таких случаях надо прибегнуть к нижнему чутью, а будет носиться с задранной головой, следует на третьей осени застрелить. Если гончая, подойдя по следу к русаку на лежке или упалому, шагах в 10 – 15 прихватит против ветра запах самого зайца и, ринувшись с поднятой головой, подымет его, то это – “верхочут”, а вот, если эта же выжловка окажется на следу по ветру от лежки и спихнет зайца, чуть ли не на шаг от носа, то это уже гончая “с нижним чутьём”».

Примерно то же самое наблюдается у легавых. Вот что пишет об этом Б.А. Братолюбов : «Собака, работающая “низом”, т.е. разыскивающая птицу по следу, частенько, настолько “увлекается” этим самым следом, что проходит мимо самой птицы, не причуивая её на гораздо меньшем расстоянии, чем она обычно причуивает “верхом” ту же самую птицу».

Наверное, большинству гончатников памятны факты не проявления чутья гончей, казалось бы, в самых благоприятных условиях, когда она не чует на лежке зайца будучи от него под ветром и на близком расстоянии – собака чуть ли не топчет зайца, но явно не чует его до тех пор пока он сам не вскочит.

Многие склонны считать такие случаи не проявления чутья гончей отсутствием запаха от лежачего зайца. На мой взгляд, это суждение ошибочно. Дело в том, что собака работает по живому зверьку, который – бежит ли, лежит ли, – все равно дышит, а значит и выдыхает свой запах в окружающее пространство. Меня всегда поражает, что подавляющее большинство авторитетных специалистов охотничьего собаководства, пишущих о чутье, совершенно игнорируют этот непреложный факт, и даже такой опытный эксперт и охотник как М.П. Павлов (33) основу запаха от птицы видит лишь в выделениях её пищеварительного тракта. И удивительно, что до, сих пор роль запахов дыхания птицы и зверя в работе чутья легавой и гончей не нашла достойного отражения в разработке этой проблемы, хотя еще в 1929 году Б.А. Братолюбов в своей книжке «Подготовка легавой собаки к охоте» (3) достаточно ярко и четко обрисовал её: «Нам не трудно установить следующий, немаловажный для нас факт: дыхание, т.е. воздух, который выталкивается наружу легкими, является главным распространителем запаха всякого животного… Птица, при помощи дыхания, все время насыщает окружающее её пространство воздуха своей эманацией…». Кстати сказать, этот автор, используя установленную им роль дыхания в проблеме чутья, дал исчерпывающий ответ на вопрос: почему малоопытная начинающая работать собака так неадекватно реагирует на живую и битую дичь: «Не удивляйтесь тому, что чутьё “Джоя” как будто потускнело и он не причуял также далеко убитого перепела, как обычно причуивает живых. Это понятно, – ведь вы же убили эту первую птицу мертво, а значит, она уже не дышит и выделяет гораздо меньше запаха, чем выделяла полминуты назад, когда вы любовались стойкой вашего воспитанника». А я бы добавил, что сменился и сам запах, т.к. наверняка чисто битая птица или заяц и пахнут по-другому, чем живые.

Так что не подлежит никакому сомнению – пахнет ли заяц на лежке или нет, – он пахнет, потому что дышит. Вопрос лишь в том – почему одна собака чует его на лежке, а другая нет, или, зачуяв его при подъёме на лежке, уже в процессе гона не может обнаружить его запавшего. Наверное, в этих случаях не может быть однозначного ответа и мы должны вступить в область догадок и предположений.

Любопытно, что все без исключения авторитеты, пишущие о нижнем чутье у легавой, единодушно определяют его как короткое и слабое. Взять, к примеру, хотя бы мнение М.Д. Менделеевой – большого знатока рабочей легавой собаки и блестящего автора в этой области. В своей работе «Типы работы легавой» (30) она так характеризует нижнее чутьё: «Тип № 5. Стоит определенно и резко ниже всех остальных четырех групп, их может отличить всякий; это собаки с так называемом “нижним чутьём”. У этой группы чутьё наиболее слабое, т.е. пользуясь нашим способом сравнения по перемещенной, не давшей следа птицы, они могут прихватить на один аршин, на два, редко на три. Они настолько плохо ориентируются в воздушных следах, что ими не пользуются, и им остается непосредственно руководиться второстепенными источниками, т.е. пойти по следу, разнюхивая его с опущенной головой. Ход обычно рысью. Этот тип свойствен очень многим континентальным легавым, не целым породам, – ибо теперь подбора на таких собак никто вести не станет, а иным семьям. Среди этих собак встречаются чрезвычайно дельные и добычливые, могущие доставить большое удовольствие на охоте своим умом и умелой работой».

Отношение же гончатников к нижнему чутью, в отличие от легашатников, всегда было более осторожным и неоднозначным, поскольку главным в оценке легавой все-таки всегда была её реакция на затаившуюся птицу, а в работе гончей, прежде всего, способность верно вести след. И тут часто бывали и высокие оценки нижнего чутья. Даже такой ярый апологет «верхочута», как Н.Н. Челищев, заявил в своей книге «Гончая и охота с ней» (49): «Бывает, впрочем, что собака обладает очень хорошим нижним чутьём. Тогда и у неё дело идет успешно».

Я, в своё время, начитавшись статей и книг о легавых, а также имевший уже сравнительно большой опыт охоты с ними, как-то оставлял без внимания оговорки знатоков – гончатников и был убежден, что собака с нижним чутьём – собака слабочутая, пока не встретился на практике с ярким образчиком такой работы.

У моего покойного друга М.С. Магницкого, с которым мы постоянно охотились, да и гончие наши практически были общие, хотя и держали мы их каждый у себя, появилась чепрачная выжловка Шумка – собака с ярко выраженным нижним чутьём. В работе она никогда не поднимала головы как на гону, так и разбирая жировку, чуть ли не «пахала» носом землю, в результате чего переносье у неё постоянно представляло из себя сплошную кровавую рану. На гонном следу при совместной работе со своей матерью и старшей полусестрой, которые гоняли не опуская голов и держа их на уровне спины, она всегда была сзади, хотя и не отставала, но все-таки проигрывала им в скорости исправления следа при его потере – на сколе. Результативность её работы по жировым следам уже сравнивалась, если это случалось в первой половине дня. Но самое удивительное начиналось после обеда и особенно к вечеру. Тут она все также уверенно брала и вела с легким и редким доборцем утреннюю жировку, а обе её близкие родственницы уже ничего не чуяли. Они прекрасно знали, что Шумка не соврет, верили ей, метались перед ней в попытках что-то учуять, иногда прихватывали запах, но вести его не могли. А Шумка четко прорисовывала этот уже старый след и доводила его до конца. Правда, гон начинали обычно старшие товарки, столкнув впереди её с лежки беляка, но приводила-то к лежке этих верхочутых собак наша «ковырялка», обладавшая чисто нижним, но, безусловно, сильным чутьём.

После этой выжловки я совсем другими глазами начал смотреть на все проявления нижнего чутья у гончих и наконец-то начал понимать литературные примеры проработки следа блад-гаундами двух, а то и трехдневной давности, чего не в состоянии сделать ни одна гончая другой породы.

Противоположным примером в моей практике был чепрачный Задор, о котором я обмолвился в разделе о мастерстве, сообщив о его выдающихся способностях гонять по лисице и явной никчемности в работе зло зайцу. Но один раз этот выжлец меня удивил, прихватив на чутьё беляка на лежке у меня на глазах.

Дело было в начале зимы в достаточно морозный день после обильной мертвой пороши. Брел я потихоньку берегом Керженца, иногда отворачиваясь от жгучего небольшого ветерка с замерзшей покрытой сплошным снежным покрывалом реки. День был ясный, а поверхность мерзлого и сыпучего снега девственно чиста. Я поравнялся уже с песками, вдоль которых под самым берегом ниже меня примерно на три метра торчали из снега два или три жиденьких кустика ивы-краснотала. И в это время, догоняя меня следом, выжлец отдал голос и ярко погнал, обошел меня гоном, постепенно по диагонали спускаясь с берега точно на ветер, и из ближайшего куста у него из-под носа выскочил совершенно белый беляк. К сожалению, мне не удалось точно измерить шагами расстояние, на каком он учуял беляка, т.к. берег был достаточно крут и сыпучий снег не позволял твердо стоять на его склоне, но прихватка была никак не менее 18-20 шагов. Погнал же он по еще не поднятому зайцу, так что места для сомнений, что отдача голоса могла быть и без чутья, совершенно не оставалось, тем более что я никогда не наблюдал за ним неверной отдачи голоса.

Как видите, этот выжлец обладал совсем неплохим верхним чутьём, но на следу зайца, хотя бы чуть-чуть остывшем, он был беспомощен. Я не последовал совету В. Селюгина и не застрелил его, но все-таки после третьей осени расстался с ним, продав за минимальные деньги в один из районов нашей области, где он вскоре кончил свои дни.

Два этих достаточно ярких примера я привел лишь для иллюстрации, на основании чего формировались мои суждения о природе чутья гончей, и как суждения эти сложились в несколько необычную схему, которой еще никто не касался.

В настоящее время я твердо убежден, что верхнее чутьё от нижнего отличается не только манерой нести голову – высоко или низко. Я также убежден, что, как верхнее чутьё, так и нижнее, у разных собак может быть и сильным, и слабым, независимо от манеры причуивания. Моя практика убедила меня в том, что особой разницы между легавыми и гончими в силе их чутья не существует. Среди тех и других наблюдаются как собаки с выдающимся чутьём, так и слабочутые. И верхочутая легавая, если она работает по зайцам, прихватывает его на лежке, примерно, на то же расстояние, как и гончая с верхним чутьём. Я также убежден, что нельзя сравнивать работы верхним и нижним чутьём по реакции их на расстоянии, как делают это легашатники, поскольку, на мой взгляд, природа этих двух приёмов поиска различна. Я полагаю, что они работают по разным запахам. Все внимание собаки с верхним чутьём сосредоточено на возможности поймать по воздуху малейшие признаки запаха непосредственно от самой дичи – и это для неё главное, почему она и игнорирует её следы. А собака с нижним чутьём ищет, прежде всего, запах следа, а все другие для неё второстепенны. Безусловно, что верхочут и собака с нижним чутьём реагируют и на все второстепенные для неё запахи, но лишь при повышенной их концентрации. Вот почему, на мой взгляд, следовая собака причуивает птицу или зверя лишь на близких расстояниях, а верхочут совсем не отмечает несвежие следы.

Все это можно достаточно наглядно наблюдать в работе легавых, поскольку основная работа их происходит у нас на глазах. С гончими сложнее, т.к. мы их значительно реже видим, но, тем не менее, и по тому, что мы видим, можно заключить, что она в принципе идентична. И следовая работа гончей по утреннему следу беляка кончается очень короткой прихваткой его на лежке. А чаще собака и не успевает его причуять, если заяц не допускает на это расстояние. А при поиске верхом другая гончая уже не «читает» след, а пользуется им лишь как своеобразным ориентиром, активно прочесывая местность в основном без следа.

Сложнее объяснить ситуацию, когда гончая работает на гону только по следу, но с разной манерой нести голову: верхом или припадая носом непосредственно к поверхности земли. На мой взгляд, и тут дело, скорее всего в предпочитаемых запахах. Наверное большинство со мной согласится, что запах следа это не какой-то один элементарный запах, а целый букет запахов, поскольку состав выделяемого зверем пота представляет из себя смесь определенного количества сложных органических веществ, летучесть и стойкость которых различны. И вполне вероятно, что запах следа в 50 сантиметрах от земли несколько не тот, что у самой поверхности. А именно эти, несколько различные по своему составу запахи, и выбирают гончие с разной манерой работы при преследовании зверя.

Конечно, работа чутья гончей слишком тонка, чтобы быть осмысленной нами в полной мере. Нас всегда поражает быстрота реакции собаки, когда она встречается с запахом следа, определяя при этом безошибочно и направление его. Достойны удивления четкость и различие реакций как на след только что побежавшего зайца, так и на тот же след, но минутой другой позже. Не менее удивляемся мы и, когда на каком-то участке гона, гончая перестает чуять след или не может прихватить на чутьё запавшего зайца.

Все эти примеры могут быть нами поняты лишь при допущении, что гончая собака после подъёма зверя ведет и выделяет из всех запахов только конкретный индивидуальный запах именно этого зверя и может быть не весь целиком, а лишь его какой-то компонент, отбрасывая и не реагируя на все другие. При этом её сознание настолько обострено, что все другие запахи, пропускаются её сознанием, будто их нет, а выбирается лишь принятый, притом с большой степенью чуткости. Вот почему гончая, приняв запах отпечатков подошв поднятого зверя вдруг оказывается такой короткочутой по запавшему зайцу и вот почему у неё пропадает чутьё на гонного зайца, если его во время этого гона сильно испугать.

Мне в моей жизни пришлось нагонять много собак и часто, когда гончая начинала делать своё дело хорошо, я иногда намеренно усложнял её работу, заворачивая гонного зайца в пяту или пугая его. И вначале был чрезвычайно удивлен, когда для моей выжловки след кончался от места, где я напугал беляка, бросив накоротке в него кепкой. Она явно переставала чуять след, даже когда он сохранял своё направление, и только метрах в 100-150 принимала его сначала в добор. Видимо, испуг зайца, а, следовательно, изменение его физиологического состояния в корне изменял сам запах, почему собака не могла пройти этот участок следа без задержки – он попросту был для неё без следа, словно заяц пролетел какое-то расстояние по воздуху.

Конечно, нам выгоднее иметь гончую со смешанной манерой причуивания, когда чисто следовая работа сопровождается или меняется в зависимости от обстоятельств на верховую и наоборот. Хотя в принципе работа гончей всегда будет более продуктивной, если она строго держится самого следа. При достаточно горячем следе предпочтение, тем не менее, надо отдавать верхочутой манере ведения гона, т.к. низкое положение головы гончей при преследовании зверя все-таки замедляет скачку.

Каковы же пределы чутья при работе гончей?

На лежке, если гончая не пользуется верхним чутьём, зачуять зайца для большинства задача непосильная, и гон чаще всего начинается только потому, что он не выдерживает близкого присутствия собаки и поднимается сам, а не потому, что она причуяла его непосредственно.

Собаки же с приёмами верхнего чутья, безусловно, чуют зайца на лежке, хотя расстояние прихватки не превышает 10 метров. Правда, с чутьём выше среднего это расстояние часто увеличивается до 20 шагов и лишь в отдельных случаях, – я бы сказал – уникальных, – бывает и значительно дальше. Б.Д. Протасов в своей очень дельной и интересной книге «Охота с гончими» приводит один такой пример причуивания беляка на лежке за 50-60 шагов среди залитого водой пространства с отдельной кочки. Кстати сказать, этот автор, пожалуй, впервые в нашей литературе высказал вполне разумную мысль, что направление следа зайца с достаточным чутьём гончая определяет лишь по разнице в силе запаха двух смежных следов.

Пределы работы чутья по следу гонного зверя более многообразны, поскольку зависят от множества факторов до конца нами еще не понятых и не систематизированных в стройную схему. Ведь недаром Де-Коннор в своих «Письмах к приятелю» приводит высказывание графа де-Шабо: «В конце концов, благоразумный охотник никогда не ответит на вопрос неразумного: “погода хорошая, погода скверная”, но всегда скажет: “не знаю, мои гончие вам это сейчас скажут”».

Не менее прав был и А. Платонов, заявивший в своей статье «Запах, обоняние, чутьё»: «Приходится, к великому сожалению, признать, что более точного критерия оценки чутья, чем личный опыт и наблюдательность судей, пока что не существует, и все попытки внести в него некое подобие точности на основе необъективного исходного материала едва ли будут успешными».

Конечно, я не хочу тут вести разговор о гончих, обделенных от природы чутьём, или обладающих им в минимальных размерах, с которыми невозможно охотиться. И я полностью был солидарен с поступком Я.В. Романишина, знатока работы гончей и очень перспективного эксперта, когда он написал мне из Красноярска: «Мой Докучай от Набата 3565 и Свирели 3566 оказался совсем безнадежным гонцом. В возрасте I год и 7 мес. я пристрелил его на охоте… Во-первых, очень тугочутый. Не могу сказать, что сильное чутьё у матери, но прямой след беляка в обычных условиях чернотропа он не может через 2-3 минуты удержать и 20 метров. Прибегает минут через 5 Свирель, и гонит этот след как по нитке».

Поэтому мне хочется удержаться в изложении своих мыслей лишь в пределах удовлетворительных собак, над которыми есть смысл работать и которые более или менее устраивают нас своей работой.

В нашей охотничьей литературе много высказано дельных наблюдений и мыслей о чутье гончей на следу зверя. Из них мне хотелось бы остановиться на мнении Э. Шмита : «На черной тропе заячий след “остывает” через 10-15 минут, и только в очень благоприятных условиях чутьистая гончая способна взять его через, 30-35 минут. Запах лисицы очень силен, но, по-видимому, рассеивается относительно скорее, чем запах зайца». По моим наблюдениям в некоторых случаях возможность причуивания следа беляка может превышать пределы в 30-35 минут, указанные этим авторитетом. При моих опытах над своими собаками, о чем я говорил выше, я ставил также эксперименты, подлавливая со следа перевиденного зайца собаку, и пуская её вновь на его след через определенный промежуток времени. Так вот, максимальное время приёма следа по моим записям принадлежит Плаксе 4207/рг, которая 27 сентября 1974 года при хорошей тропе и погоде через час приняла такой след, сначала без голоса, а затем реденько в добор повела и метров через 400 ярко помкнула.

Конечно, добор через час по следу гонного зайца случай уникальный и его мне удалось наблюдать лишь единственный раз. Обычно такое собаке недоступно, в то время как жировые следы она чует значительно дольше, а некоторые даже до вечера – вот вам и еще одна из загадок чутья. Правда, наши наблюдения за поведением собак на жировках подсказывают нам предположение, что чуют они при этом не весь след целиком, а отдельные его участки, но, тем не менее, они добираются до зайца именно по этому предутреннему следу.

Практика работы с гончей собакой в нагонке и охоте с нею, а также экспертиза на полевых испытаниях, тем не менее, все-таки определяют наиболее благоприятные условия погоды и тропы для работы её чутья, главные из которых температура и состояние влажности как атмосферного воздуха, так и самой почвы.

Правилами прямо определен температурный промежуток, при котором разрешены полевые испытания: от -10°С до +20°С. Вне сомнения, это температурное окно продиктовано практикой и четко указывает, что все, что за пределами его, неблагоприятно для продуктивной работы на гону.

К сожалению, относительно влажности атмосферного воздуха и почвы таких рамок нет, и никто еще всерьёз не проводил наблюдений зависимости результатов работы гончей от показаний гигрометра. Тут все пока покоится на наших субъективных оценках и оценках, надо сказать, очень сомнительных. За примерами у каждого из нас далеко ходить не надо. Вот и у меня не далее как прошлой осенью произошел случай, доказывающий всю примитивность наших суждений на этот счёт. Весь прошлый сентябрь, где я каждый год живу в деревне и через день работаю с гончей, простоял без дождя. Вначале с утра перепадали росы, хотя почва была уже сухая, затем и их не стало, а собака продолжала вполне сносно гонять, не опуская головы к следу, что меня очень радовало и даже удивляло. Но стоило дойти общей сухости до состояния, когда опавший лист стал хрустеть под ногами, как мой «верхочут» сразу превратился в тягучую ковырялку, способную лишь скорее добором, да и то отдельными отрывками и кусками путаться по поднятому беляку.

Яркие примеры пагубного влияния сухой погоды на работу гончих мне пришлось наблюдать и на двух крупных состязаниях гончих.

Первый раз в 1974 году на Всесоюзных состязаниях под Переславлем Ярославской области 1-4 октября, где участвовали команды Росохотрыболовсоюза, Всеармейского военно-охотничьего общества, Украины и Белоруссии, неважные результаты были вызваны, прежде всего, погодой. Небывало теплая и сухая осень этого года так пересушила почву, что она буквально пылила. И если еще в первое утро была роса, а на второе лишь минимальные её признаки, то третий и четвертый день были абсолютно сухими, так что гончим приходилось работать по пересушенной пыльной лесной подстилке, когда же дело доходило до работы по следу на оголенной земле, – на распаханных полосах по вырубкам, – тут пасовала любая, попавшая в такую ситуацию, собака. Вне всякого сомнения, сухость тропы и сухость самого воздуха явились главными причинами большинства неудач.

Второй не менее яркий пример случился в октябре 1995 года в Венёвском районе Тульской области, где были проведены состязания гончих-перводипломников, которые окончились еще более печальными результатами, хотя состав собак был очень представителен. Эти состязания собрали лучших гончих с дипломами I степени по зайцу из Москвы, Санкт-Петербурга, Смоленска, Самары, Иванова, Краснодара, Владимира, Ярославля, Тулы, Марий-Эл, Украины. И из всех этих 30 перводипломников только 6 сумели получить по диплому III степени. Причина, вне сомнения, была и в погоде – было излишне сухо, хотя и не так как в 1974 году, и в состоянии тропы, которая представляла собой толстый и рыхлый еще не слежавшийся слой сухой дубовой листвы.

Все мы знаем, что не только сухость воздуха и почвы препятствуют работе чутья, но также и излишняя влажность, когда дождь буквально смывает запах следа. Даже яркие солнечные лучи могут повредить работе по следу, т.к. на участках освещенных солнцем след пропадает раньше, чем в тени.

Все эти примеры условий, когда возможность продуктивной работы для всех гончих затрудняется, и перечень их можно значительно продолжить, доведя до абсурдных, – ведь мы всегда найдем причину, почему работа нашей собаки не ладится, хотя, казалось бы, ничего этому не препятствует.

На испытаниях, и состязаниях действительно достаточно часто приходится наблюдать, что в одних и тех же условиях какая-нибудь скромная без набора регалий выжловочка на голову бьёт именитого чемпиона своей работой. Яркий случай такой ситуации мне пришлось наблюдать на Межобластных состязаниях в Кировской области в 1973 году. Русская чепрачная выжловка из Иванова, до этого имевшая один диплом III степени, Гейша Е.Ф. Куликова показала в очень сложных условиях блестящую работу, поразив экспертов выдающимся чутьём. Она трижды проходила гоном по шоссе с грунтовым покрытием, по которому постоянно курсировали автомашины и мотоциклы, причем в один раз из них сразу же за двумя мотоциклами, прошедшими в след за беляком, вела гон по деревне, набитой пешеходной тропой, заплеском реки. А полевой чемпион, имевший до этого 2 диплома I степени и I – III, ч. Добывай 2427/рг В.Г. Кремнева, и испытывавшийся в тот же день при первом набросе первым номером ничего не поднял. А при втором напуске через 1,5 часа после работы Гейши, поставленный на след беляка, одиннадцать минут до этого побуженного из кучи хвороста, так весь час и продоборил по нему. Но достать и погнать не сумел, хотя все это происходило в лесу вдалеке от дорог. В этот же день испытывался и другой полевой чемпион с 2 дипломами I степени и 3 – II-й, ч. Зажигай II 1699/рг П.М. Назарова, который просто пропал на двое суток, без подъёма и без работы.

В подобных ситуациях разбираться труднее, а подчас и невозможно, поскольку мы еще можем найти достаточно вескую причину «дня плохого чутья», когда все собаки плохо работают. Но объяснить, почему одни работают в этот день, а другие теряют чутьё в то же самое время и на том же самом месте, для нас чаще всего загадка.

По чернотропу гончая чует след и на некотором расстоянии от него. Меня эта проблема всегда очень интересовала, и я при возможности пытался измерить это расстояние. По моим наблюдениям, конечно, не точным и скорее приблизительным, при полном безветрии и отсутствии движения воздуха, что даже в лесу бывает крайне редко, гончая чует след беляка не далее 6 шагов. Эти наблюдения вполне согласуются с определениями более авторитетных знатоков. Так, П.М. Губин в своём «Полном руководстве…» прямо пишет, что положение стаи во время гона в форме вытянутого кольца или овала напрямую зависит от возможности каждой собаки участвовать в гоне: «Такое положение стаи дает возможность каждой гончей прихватывать на чутьё след водимого зверя, так как лучшие гонцы, несясь нередко стороной, легко чуют след зверя на расстоянии 5-10 шагов и, с помощью чутья участвуя в гоньбе все до единой из стаи…»

Видимо, возможности чутья гончей по белой тропе несколько иные, т.к. в практике псовых охот вообще не применяли стаи в полном составе по снегу, а Н. П. Кишенский (23) прямо заявлял: «Белая тропа не способствует стайному гону; многие дружные по чернотропу стаи, по снегу гонят вразброд…».

Скорее всего, по белой тропе след все-таки менее пахуч, чем по чернотропу. Особенно это наглядно можно наблюдать при низкой температуре, когда при 15-20 градусах мороза гончая явно показывает своим поведением, что дорожки запаха для неё нет, а есть лишь отдельные точки следов – самих отпечатков лап, т.е. уже своеобразный пунктир, по которому она идет от отпечатка к отпечатку. Конечно, большую часть работы в такой ситуации делает «на глаз» и совмещение зрения с чутьём позволяет ей делать своё дело. Любопытно, что среди неважных гонцов по чернотропу иногда попадаются большие мастера работы по белой тропе и эту метаморфозу практически невозможно разумно объяснить, т.к. неважная работа по чернотропу говорит, прежде всего, о недостаточном чутье. Тогда как же эта слабочутая собака выбирает гонный след на тропах и прежних гонных следах уже ранее пройденных гоном, что невозможно проделать без чутья? – Вот вам еще одна загадка.

Конечно, снег снегу – рознь. Одно дело вести след по мягкой печатной пороше и совсем другое по мерзлому сыпучему снегу, целиком засыпающему каждый отпечаток. Интересно, что во втором случае, когда след полностью засыпается осыпающемся снегом, гончая непосредственно за зайцем ничего не чует, но стоит пройти нескольким минутам, как этот же след начинает для неё пахнуть. Тут все дало в диффузии запаха через снег – нужно время, чтобы запах распространился до его поверхности. Именно диффузией запаха через снег объясняются случаи, когда гончая принимает жировку и поднимает с неё зайца, если даже эти следы покрыла легкая утренняя пороша.

Механизм работы чутья гончей крайне многообразен и зависит от множества причин, влияющих как положительно, так и отрицательно на его проявления.

Все мы прекрасно знаем, хотя не всегда это выполняем, что своё максимальное чутьё гончая может показать по-настоящему лишь будучи совершенно здоровой физически и психически, в хорошем «боевом» настроении, в привычной для нее обстановке, и тщательно подготовленная к работе. Особенно важно довести её до оптимального состояния именно рациональной подготовкой – нагонкой. Это и есть самый верный способ повысить её чутьё: собака войдет в хорошую форму, освежит в своей памяти забытое, втянется в работу, а главной – освежит и своё несколько «залежавшееся» чутьё.

Есть сейчас средства, повышающие чутьё и с помощью фармакологии – посредством дачи химического препарата, воздействующего на работу мозга. В «Информационном письме» Московского общества охотников за № 12 от декабря 1958 года помещена статья А. В. Гавемана «Повышение чутья у собак» (4), где со ссылкой на работу Д. А. Флесса (47) даются примеры действия фенамина и на работу гончих, “у которых возрастала не только острота обоняния, но и уменьшалось число случаев “скола”».

Существенное значение для чутья имеет также состав и качество корма, которым мы кормим своих гончих. В нашей литературе есть на этот счет интересная статья известного гончатника и одного из основоположников породы англо-русской гончей С. М. Глебова (7), где говорится о кормлении гончих и их выдержке для разных охот как по зайцам, так и по волкам. Считаю целесообразным привести лишь несколько выдержек из этой работы: «Для охоты на зайца я, бывало, кормлю собак пустоваркой с хлебом, подбавляя постного масла немного, и даю сильный моцион – работу… Бывало, поедешь с ними на охоту в уйму или сплошной лес, бросишь их в остров, они и побредут не торопясь, лениво, одна туда, другая в другую сторону, а сам поедешь шагом по острову, изредка порскаешь… Нам на волчьей охоте исключительно мешала гоньба по зайцам. Чтобы её не было, я дам, бывало, собакам хорошо отдохнуть дня три перед охотой; кормлю их сладко, с мясом, и они с хорошими желудками от прежней постной пищи – разом зажиреют, утратят несколько чутья, но сделаются азартнее… По зайцам, как говорится, ни одна из собак не пикнет, да не скоро зайца и найдет, так как собака в это время несется островом почти в карьер, а волка заловит тотчас же: от волка сильно пахнет. Вот в чем и состояла вся штука…».

В одной из статей В.Л. Рахманова (43) отмечается вредность баранины для чутья: «В отношении гончих смело утверждаю: баранья кость, не говоря даже о мясе, сваренная в корме, данном пред полем собакам, отнимает у них чутьё».

Среди старых легашатников – по рассказам стариков – известны случаи, когда нечистоплотные егеря подсовывали конкуренту перед работой исподтишка селедку, выступление которой всегда кончалось судейской формулировкой – «снята за не проявлением чутья».

Конечно, острая и сильно пахнущая пища, как копченая колбаса, рыба и прочее подобное, без сомнения на время отнимают чутьё у собаки, тем более, если они даются перед её работой. Разумнее накануне испытания покормить её легко – хлебом с молоком, а в день испытаний ничего не давать.

Губительно действуют и резкие бытовые запахи. Мне особенно памятен случай, когда я поехал со своим английским сеттером ч. Ладой 1009/а в Сасово болото под Гороховцом Владимирской области после покраски кухни нитроэмалью – и эта первоклассная работница спарывала всю дичь и целый день без прихватки. Примерно такой же случай был у меня и с очень чутьистым моим Рыдаем 2500/рг. Жил я в отпуске в августе с семьёй в деревне и каждое утро давал выжлецу часа 3-4 поработать. И вот в один из дней хозяйка дома собрала на огороде репчатый лук и разложила его сушить на поду сарая, где был привязан Рыдай. Я же этому не придал значения. Но на следующее утро выжлец у меня был уже без чутья: только к концу третьего часа начал доборитъ, несмотря на высокую плотность зайца, но так и не погнал. Стоило его перевести в будку под открытое небо, как опять все наладилось – и чутьё и работа.

Многие из нас наверняка замечали связь проявления чутья нашими питомцами от того транспорта, которым мы добирались на место натаски-нагонки или охоты. Ведь совсем по-другому особенно вначале работает их чутьё – добрались ли вы на электричке или в автомашине, тем более, если еще заправлялись в дороге. Я считаю, что запах бензина и моторных масел значительно притупляет чутьё и собаке нужно не менее двух-трех часов, чтобы она продышалась и вошла в свою норму. Очень существенную роль играет также место, где мы поместим свою собаку, приехав из дома на охоту. Ведь еще П. М. Мачеварианов предупреждал: «Если вы поместите ваших гончих в овчарнике, то они потеряют чутьё на несколько дней и будут отзываться только по зрячему: так сильны и спиртуозны миазмы того места, где были овцы».

Существует масса причин, влияющих на проявление чутья и их можно перечислять до бесконечности, но мне хочется остановиться и закончить раздел чутья словами Р. Х. Райта, которые в полной мере можно отнести к нашим гончим собакам: «Хорошая собака – ищейка – это точный прибор, и обращаться с ней надо именно как с точным прибором».

Ссылка на оригинал публикации и ее обсуждение в ФБ

Новые данные по изучению чутья у собак


Л.В. Крушинский, А.В. Чуваев, Н.Я. Волкинд
Лаборатория динамики развития организма Института зоологии Московского государственного университета (зав. лабораторией – академик М.М. Завадовский)


“…Как видно из табл.1, имеется значительная зависимость между активностью поиска и остротой обоняния.

Анализ таблиц распределения собак по корреляционной решетке указывает на то, что собаки, обладающие плохим поиском, имеют и плохое обоняние. Однако собаки, имеющие малоактивный поиск, могут иметь как хорошее, так и плохое обоняние.

Наличие корреляционной зависимости между остротой обоняния и активностью поиска указывает на то, что эти два самостоятельных свойства собак нужно рассматривать в определенной комплексной зависимости. Совокупность этих свойств мы считаем рациональным охарактеризовать как чутье собаки. Следовательно, в дальнейшем под чутьем мы будем понимать совокупность активности поиска и остроты обоняния собаки. Мы считаем, что то понятие, которое мы вкладываем в термин “чутье”, более универсально, чем то понятие, которое в него вкладывает Гернгросс. Термин “чутье” в понимании этого автора может быть применим только к охотничьей и притом обученной собаке. Наша характеристика чутья может быть дана любой собаке…” (с)

“.. Прежде всего из приведенной таблицы видно, что корреляция между качеством работы и активностью поиска несколько выше, чем между качеством работы и остротой обоняния. Это говорит за то, что активность поиска является более важным качеством при розыскной работе собаки, чем острота обоняния. Мы полагаем, что в этом нет ничего парадоксального. Очевидно, собаки, обладающие малоактивным поиском, несмотря даже на значительную чувствительность обонятельного аппарата, не используют его в должной степени.. И наоборот, собаки, обладающие активным поиском, даже при невысокой чувствительности обоняния, могут его использовать в достаточной для данного вида розыскной службы степени… ” (с)

Ссылка на оригинал публикации и ее обсуждение в ФБ

Е.Н. Мычко: Проблемы селекции собак в свете некоторых положений современной генетики

Всякая научная идея в своем становлении и развитии проходит три основных этапа: сначала ее понимают единицы, отрицают многие и совсем ничего не знает о ней большинство, далее следует ее признание и разработка специалистами, споры которых становятся достоянием масс, существа идеи по-прежнему не понимающих, и наконец при дальнейшей разработке учеными идея в упрощенном виде воспринимается даже и неспециалистами.

И генетика прошла все эти этапы. Ныне она кажется всем в основных чертах понятной и разработанной. Посмотрим, так ли все ясно в генетике.

Описанные в 1865 г.  Менделем закономерности наследования не привлекали к себе внимания. Будучи открытыми повторно и независимо исследователями Х. де Фризом, К. Корренсом и Э. Чермаком, эти закономерности послужили основой для развития новой науки – генетики (1900 г.). Законы наследственности стали широко изучать во всем мире, интенсивно развивалась генетика и в нашей стране, пока Лысенко и его подручные не наложили вето на исследования “вейсманистов-морганистов”. После длительного перерыва работы по генетике в нашей стране возобновились, и сегодня она развивается у нас вполне успешно.

Это напоминание об истории генетики совершенно необходимо, поскольку помогает понять современное положение в практической селекции, столько лет отлученной от научной основы и растерявшей к тому же под давлением псевдонаучных идей накопленный ранее опыт народной селекции.

В 1932 г. вышла в свет книга профессора Н. А. Ильина “Генетика и разведение собак”. С тех пор она так и осталась практически единственным серьезным отечественным трудом по генетике собак. Переводов иностранных научных трудов не было, ходячие по рукам в нашем кинологическом “самиздате” самодельные переводы ряда статей и книг оставляют желать много лучшего, поскольку содержат существенные ошибки. К тому же большинство таких пособий рассчитано прежде всего на владельцев питомников, а не на “индивидуалов”, имеющих, как правило, одну собаку.

Тем не менее свято место пусто не бывает, и после стольких лет торжества “мичуринской биологии” у кинологов возник огромный спрос на генетические знания. Спрос этот удовлетворяется далеко не полностью из-за отсутствия доступных, серьезных источников. В настоящее время основные знания по генетике черпаются из курса школьной биологии (весьма куцего и упрощенного), статей в научно-популярных журналах (еще более адаптированных) и лекций “специалистов-генетиков” (которые отнюдь не обязательно генетики, но о законах Менделя слыхали). В результате получается крайняя вульгаризация генетических понятий, с которой и был начат разговор.

Казалось бы, все стало наконец-то ясно: вот есть гены и кодируемые ими признаки, которые передаются потомству от родителей определенным путем. Но коли так, то давно должен был наступить расцвет собаководства вообще и породотворчества в частности. Однако… послушаем-ка разговоры экспертов, возвращающихся с выставки: “Это не ринги, а слезы. Видали молодняк? – Ну, – один хуже другого. Собаки просто разваливаются на части: есть голова, так ноги ужасные: но